Полная версия

Главная arrow Философия arrow Массовое сознание как объект информационно-коммуникативных PR-технологий : монография

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Национальная стойкость как исторический элемент массового сознания

Историческое развитие России, проходившее под знаком трагической катастрофичности, осуществление хозяйственной деятельности в экстремальных природно-климатических условиях, а также особенности национально ориентированной формы православного христианства с призывом к смирению во имя грядущего спасения наложили глубочайший отпечаток на менталитет массового сознания русского народа. Они вылились в беспримерную стойкость к перенесению перманентно выпадающих на долю русского народа тяжелых невзгод и испытаний. Россия возникла и приобрела величие как мощная политическая и культурная сила благодаря невиданному упорству своих граждан, готовых как на бессознательном, так и на вполне осознанном уровне с завидным упорством переносить трудности и несчастья своей истории. «История России, — пишет И. А. Ильин, — являет собой образец терпения и постоянного жертвенного служения: вечную готовность, твердую выдержку»[1].

В мире есть немало народов, не менее стойких и упорных, чем русский народ. Отсюда следует, что национальная стойкость есть не только чисто русское явление, ибо сохранение любого этноса зависит от умения демонстрировать данное качество. Поэтому можно говорить о специфически русской форме проявления национальной стойкости, для чего необходимо, прежде всего, напомнить источники ее детерминации.

Прежде всего, русский народ изначально обречен на стойкость природой как таковой. Крайне неблагоприятный континентальный северный климат с его непредсказуемостью и неожиданными перепадами, с иссушающим летним зноем и обжигающим зимним морозом стал первичным природным источником национальной стойкости. Другой источник коренится в специфике природной среды. Подобно тому, как флора русской природы вбирает в себя самые выносливые растения, а фауна предполагает обитание на русских просторах самых стойких пород животных, так и населять эти территории могут упорные, сильные люди[2]. Сравнительный анализ природных условий Америки, Западной Европы, с одной стороны, и России — с другой, красноречиво говорит об этом. Северная граница Америки проходит по уровню нашего Краснодарского края, богатая природа, вторая в мире по значению (после России) полоса чернозема; отсутствие врагов и войн — ограждали океаны. Даже в Канаде на русской широте почти нет сельского хозяйства и мало населения. В России земледельческий период длится четыре — пять месяцев, а в Западной Европе — восемь — девять месяцев, а это создает и сложности для содержания русскими скота, ибо держать его в зимних стойлах проходилось на три — четыре месяца дольше. Известна мысль В. Ключевского о том, что никто в Европе не может сравниться с великороссом по невероятно мощному кратковременному напряжению сил, позволявшему за три месяца произвести огромный объем работ, к сожалению, с недостаточным результатом для сытой жизни. Добавим, что кроме громадного напряжения, безусловно, должна была вырабатываться наблюдательность и изобретательность, сложность жизни вынуждали к изощренным решениям, что формировало стойкость[3].

Среди социальных детерминант, предопределивших национальную стойкость, ключевое значение имеет военный фактор. Постоянные внешние агрессии, набеги, войны. С 1228 по 1462гг. за 234 года у русских было 160 внешних войн. В XVI веке русские воюют на северо-западе и западе против Речи Посполитой, Ливонского ордена и Швеции 43 года, при этом перманентно находясь в состоянии войны против татарских орд на юго- восточных и южных границах. В XVII веке Россия воевала 48 лет, в XVIII — 56 лет[4]. История последних двух веков: XIX век три войны с турками, одна — с персами, кавказская, среднеазиатская, нашествие Наполеона, противостояние англо-франко-турецкой агрессии в Крымской войне. XX век — две войны с японцами, две мировые войны, интервенция Антанты в гражданскую войну и ядерный шантаж второй половины XX века. Как видим, и в этих веках приходилось биться насмерть за выживание, за спасение народа. Масштабы войн и битв несоизмеримы с европейскими были во все века, а степень напряжения усилий была высочайшей. В XXI веке военно-политическая обстановка вокруг России также выглядит напряженной, что стоит только кратковременная война с Грузией, постоянные военно-террорестические акты на Северном Кавказе.

История России и современность предстает как бесконечная череда вооруженных противостояний и военных конфликтов. Такая непростая и противоречивая судьба приучила русских не падать духом и не отчаиваться в самых безнадежных ситуациях.

Духовной силой, которая зажгла в русском массовом сознании огонь жертвенности и стойкости, была православная церковь[5]. Именно она придала духовную огранку присущей русскому народу от природы и военного прошлого национальной выдержке и стойкости, благодаря чему терпение как природный дар русского менталитета поднялось до христианского долготерпения и смирения, до духовной стойкости и религиозной сосредоточенности. Обращаем внимание на то, что у русского народа христианское долготерпение и духовная стойкость проявляются, прежде всего, во внутренней готовности и душевной потребности к страданию. «Я думаю, — пишет Ф.М. Достоевский, — самая главная, самая коренная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, всегда и во всем»[6]. Образ страдающего Христа крепко засел в коллективном бессознательном слое русского менталитета массового сознания. Поэтому даже счастье для русского человека неполно, если в нем нет элемента страдания. Если вспомнить историю русского революционного движения, то не может не удивить присутствие в нем большого слоя выходцев из вполне обеспеченных и зажиточных семей. Что двигало декабристами, народовольцами в их бескомпромиссной деятельности против власти? Нам представляется, что внутренним ментальным перводвигате- лем была потребность в страдании и религиозное желание принести себя в жертву объекту собственного поклонения — русскому народу. Русский менталитет, являясь по своей сути продуктом чувства и созерцания, способствует тому, что человек нуждается в страданиях и нередко сам идет добровольно навстречу им. Поэтому русский народ в ментальном плане готов к перенесению самых тяжких ударов и превратностей судьбы. Немного найдется народов, способных столь легко и безропотно переносить жизненные невзгоды и несчастья.

Вся история русской цивилизации пронизана духом жертвенного служения и страдания. Социально-культурные проявления этого духа можно найти в религиозной жизни, в военной области, в быту, в политической сфере, в культуре. Национальная стойкость* доведенная до внутренней духовной потребности в страдании, являет себя и в православном старчестве, и в фанатизме русских революционеров, и в нравственных исканиях Л.Н. Толстого, и в поступках массового героизма в годы Великой Отечественной войны — подвиги 3. Космодемьянской, А. Матросова, В. Талаллихина, Д. Карбышева и т. д.

Итак, страдальческая струя придает неповторимый колорит русскому проявлению национальной стойкости. Взять хотя бы такую ментальную массового сознания черту, свидетельствующую о стойкости человека или народа, как мужество. Мужество, демонстрируемое русскими, имеет национальную специфику: оно лишено всякой эффектности, ибо желание пострадать отвечает, прежде всего, глубокому внутреннему душевному настрою русского человека. Так, западный дух рыцарства, рассчитанный на внешнюю показную храбрость, внутренне чужд русскому солдату, и в настоящем русском солдате отсутствует хвастовство и ухарство, ему свойственны скромность, простота и способность без эффектной театра- лизованности пострадать за интересы Отечества. Терпение, доведенное до внутренней духовной потребности в страдании, составляет суть и краеугольный камень национальной стойкости русского народа.

Особо подчеркнем, что национальная стойкость как сущностное качество массового сознания не может быть до конца осмыслено без признания исключительной роли, которую сыграли в перенесении тяжких страданий и испытаний русские женщины. В рамках любого народа женщине принадлежит ключевое значение в сохранении самобытности народа, его национальных традиций и духовных ценностей. Однако в истории русской нации значение и роль женщины в указанном процессе неизмеримо выше, объяснение чему коренится в специфике исторической судьбы России и, в частности, в военном характере ее истории.

В течение столетий мужчина уходил на войну, а женщина брала на себя роль хранительницы семейного очага, несла на себе тяжелую ношу хозяйственных забот и воспитания детей. Затем ей нередко приходилось выхаживать раненого или больного мужа и при неблагоприятном исходе заменять его в доме, причем не стал исключением в данном отношении и XX в. После завершения Великой Отечественной войны миллионы детей воспитывались матерями, а если учесть также преобладающий женский состав учреждений, ответственных за воспитание, образование, медицинское обслуживание детей, то становится еще более очевидным судьбоносное значение женщины в русской национальной жизни. В России, отмечает И.А. Ильин, женщины становятся хранителями веры, преданности нации и культуре, резервуаром национальной мощи[7].

Следовательно, у национальной стойкости русского народа явно обнаруживается женское лицо, что, однако, не означает слабохарактерности и безвольности русских мужчин. Но если внимательно всмотреться в русский национальный образ, то приходится признать более волевое и организующее начало часто присутствует именно у русских женщин: «Русская женщина нередко имеет более положительный, более уравновешенный и стойкий характер, который хочет и может сыграть авторитетную роль». Сегодня, когда многие русские мужчины не выдерживают социально- экономических лишений — спиваются и преждевременно умирают,

2

именно женщины проявляют более высокую решительность, твердость и ответственность в противостоянии жизненным испытаниям. Если и дано России выйти из нынешнего кризисного и деградирующего состояния, то сделано это будет во многом благодаря телесной и душевно-духовной стойкости русских женщин.

Выдающаяся и судьбоносная роль женщины в национальной истории нашла выражение в своеобразии религиозной веры русского народа, и, прежде всего, в исключительно важном религиозно-духовном значении в рамках русского православия культа Девы Марии. Почитание Девы Марии согревало особой теплотой русские души, и для русского народа Богоматерь выступала в роли национальной заступницы, спасающей и оберегающей духовные силы.

В наши дни в рамках феминистического движения много говорится о необходимости эмансипации русской женщины. Между тем, в реальной практике национального русского бытия женщина давно и прочно занимает ключевое и первостепенное место. Закономерно, что в русском языке, в отличие от многих других народов мира, слово Родина — женского рода. Нелегка доля русской женщины, и тяжела ее жизненная ноша, но русские женщины со спокойной уверенностью и достойно несут эту ношу, придавая неповторимый колорит национальной стойкости как сущностному качеству менталитета массового сознания россиян.

Долготерпение в духовно-нравственном смысле является свидетельством жизнестойкости русского народа, его спокойного мужества и неосознанной стихийной уверенности в своих силах. Он веками учился, отступая не сгорать, обновляться духовно в беде и смятении, сохранять мужество при распаде, жить в лишениях и «опять возрождаться, как феникс, восставая из пепла, созидать на руинах и развалинах и, начиная с нуля, быстро набирать силы и неустанно творить»1. Надо полагать, что проникновенные оптимистические слова И.А. Ильина относятся не только к прошлой истории России, но и к ее сегодняшнему дню.

)

  • [1] Ильин И.А. Сущность и своеобразие русской культуры // Ильин И.А. Собр.соч.: в Ют.,Т.6, кн.2. — М.:Русская книга, 1996. — С.480.
  • [2] См.: Горшков М.К. Российский менталитет в социологическом измерении // Социс,2008. — №6. — С.100-101.
  • [3] См.: Бенедиктов Н.А. Русские святыни. — М.: Алгоритм, 2003. — С.46-47.
  • [4] См.: Там же. — С.48.
  • [5] См.: Кара-Мурза С.Г. Матрица «Россия»-М.: Алгоритм, 2007. — С.101.
  • [6] Достоевский Ф. М. Дневник писателя: Избр. Страницы. — М.: Современник, 1989. —С.61.
  • [7] Ильин И. А. Сущность и своеобразие русской культуры // Ильин И.А. Собр.соч.: В 10т., Т.6, Кн.2. — М.:Русская книга, 1996. — С.492.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>