Полная версия

Главная arrow Право arrow XX лет Конституции Российской Федерации. Конституционализм в теории и практике отечественной государственности: история и современность -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Конституция — ценностно-нормативная основа стабильности и преемственности развития законодательства об образовании

В современной России обеспечение стабильности и преемственности развития законодательства об образовании — одна из неотложных и важных задач, от решения которой во многом зависит как качество, эффективность, так и успешность исполнения применяемых законов. Без определения понятия и сущности правового обеспечения реформирования системы образования невозможно сформулировать его цель и задачи на перспективу, что, в свою очередь, не позволяет эффективно осуществлять реформу системы.

Стабильность и преемственность развития законодательства об образовании позволяет решить следующие задачи: как сегодня, в полосе регулярных и не всегда оправданных, порой скачкообразных изменений нормативно-правового регулирования права на образование соблюсти ту пропорцию, то закономерное соотношение, которое позволит не навредить субъектам права, прежде всего, детям? Что есть ориентир во всех начинаниях?

Основой совершенствования реализации права на образование является Конституция РФ. Ценность Конституции для личности и определяется тем, насколько эффективно она способствует созданию условий для всестороннего и свободного развития человека и гражданина[1], и наиболее важной проблемой и целью совершенствования реализации права на образование детей в России является ориентация на развитие личности, формирование системы жизненных ценностей.

В декабре 1989 г. на Всесоюзном съезде работников народного образования были определены основные цели и принципы реформирования образования: разнообразие и дифференциация образования, гуманизация его содержания, открытость инновациям, многовариантность и многоукладность образования, демократизация, регионализация образовательных систем, учет национальных особенностей в многонациональной стране, непрерывность обучения, развивающий его характер и др. Так начиналась подготовка реформ в сфере образования[2]. После принятия Закона РФ «Об образовании», развития системы образования по этому закону, многочисленных внесенных в него изменений, анализа образовательной практики были справедливо названы три главные задачи образовательных реформ: «обеспечение устойчивых связей образования и общества, повышение доступности образования для граждан России, в особенности для малообеспеченных граждан, повышение качества и конкурентоспособности отечественного образования»[3]. Нужно сказать, эти задачи названы в русле конституционных ценностей.

В принятом недавно Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» или отражены эти ценности, и тогда есть надежда на улучшение положения в системе образования, или законодатель ушел от требований Конституции РФ, и тогда — надежда на улучшение положения в системе образования становится призрачной. Например, для детей-сирот. Но об этом несколько позже.

Положения ст. 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства, выступают методологической основой исследования проблем, связанных с реализацией конституционных гарантий в развитии законодательства об образовании. Данная норма является определяющей для всех видов прав и обязанностей, предусмотренных текущим законодательством[4]. Итак, проанализируем, где, в каких нормах Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», Конституция явилась ценностно-нормативной основой стабильности и преемственности развития законодательства об образовании.

Понятие образования как единого целенаправленного процесса воспитания и обучения, являющегося общественно значимым благом и осуществляемого в интересах человека, семьи, общества и государства, а также совокупности приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенного объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов в ст. 2 ФЗ №273 дано именно в русле ст. 2. Конституции РФ. Также в русле определения права на образование как одной из конституционных ценностей представлена трактовка Федеральным законом понятия воспитания как деятельности, направленной на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства, и обучения как целенаправленного процесса организации деятельности обучающихся по овладению знаниями, умениями, навыками и компетенцией, приобретению опыта деятельности, развитию способностей, приобретению опыта применения знаний в повседневной жизни и формированию у обучающихся мотивации к получению образования в течение всей жизни.

Государство можно назвать действительно социальным, если создана и функционирует система защиты интересов детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей с ограниченными возможностями здоровья. В отношении детей с ограниченными возможностями здоровья отметим, что в и. 16 ст. 2 исследуемого ФЗ предложено понятие обучающегося с ограниченными возможностями здоровья — физическое лицо, имеющее подтвержденные психолого-медико-педагогической комиссией недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, препятствующие получению образования без создания специальных условий; в и. 28 установлены особенности адаптированной образовательной программы для обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья с учетом особенностей их психофизического развития, индивидуальных возможностей и при необходимости обеспечивающая коррекцию нарушений развития и социальную адаптацию указанных лиц; ч. 6 ст. 11 содержит норму об установлении федеральных государственных образовательных стандартов образования указанных лиц или включении в федеральные государственные образовательные стандарты специальных требований в целях обеспечения реализации их права на образование; ч. 5 ст. 43 содержит норму о запрете применения мер дисциплинарного взыскания к таким обучающимся (с задержкой психического развития и различными формами умственной отсталости); ч. 3 ст. 55 содержит норму о приеме этих детей на обучение по адаптированной основной общеобразовательной программе только с согласия родителей (законных представителей) и па основании рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии; пунктом 1 ч. 13 ст. 59 установлена возможность иных форм проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования. Дети-инвалиды, инвалиды I и II групп, инвалиды с детства имеют право па прием на обучение по программам бакалавриата и программам сиециалитета за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов в пределах квоты (пп. 2 и. 4 ст. 71).

Статья 79 полностью посвящена регламентации организации получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья: предусмотрена возможность организации образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах, группах или в отдельных организациях, осуществляющих образовательную деятельность; ребенок вместе с родителями осуществляет право выбора (и. 4 ст. 79). Включены дополнительные льготы.

В отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, льготы в ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» минимизированы[5]: им назначается государственная социальная стипендия (ч. 5 ст. 36); установлен запрет на их отчисление из общеобразовательной организации без согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органа опеки и попечительства (ч. 9 ст. 43), запрет на взимание родительской платы при обучении в государственных и муниципальных образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования (ч. 3 ст. 65).

Однако за детьми-сиротами сохранено право на прием на обучение за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета только па подготовительные отделения федеральных государственных образовательных организаций высшего образования (ч. 7 ст. 71) и преимущественное право приема в общеобразовательные организации, которые реализуют образовательные программы основного общего и среднего общего образования, интегрированные с дополнительными общеразвивающими программами, имеющими целью подготовку несовершеннолетних граждан к военной или иной государственной службе, в том числе к государственной службе российского казачества (ч. 6 ст. 86).

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, возможности получения высшего образования по существу лишены. Поэтому приходим к выводу, что если исходить из того, что социальные ценности — достоинства, справедливости, равенства, закрепленные в Конституции Российской Федерации, является ориентиром для правового закрепления целей и задач, стоящих перед государством по отношению к обществу, индивиду[6] и «составляют ценностно-правовую основу конституционной концепции Российской Федерации как социального государства»[7], данной нормой нарушается принцип стабильности и преемственности развития законодательства об образовании.

О. В. Белянская

доцент кафедры теории государства и права Тамбовского государственного университета им. Г. Р. Державина, канд. юрид. наук, доцент

Ю.Л. Курохтин

судья Тамбовского областного суда, канд. юрид. наук

  • [1] Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации.М: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С. 43.
  • [2] См. подробнее: Матюшева Т. Н. Конституционные принципы — основа модернизации образования лиц со специальным правовым статусом // Конституционное и муниципальное право. 2012. №4. С. 35-38
  • [3] Гаврищук В. В. Право и образование: актуальные аспекты темы // Правои образование. 2008. № 10. С. 10.
  • [4] Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: Норма,2008. С. 272; Марксистско-ленинская теория государства и нрава: Социалистическое государство. М., 1972. С. 411.
  • [5] Отметим, что в Постановлении Европейского Суда по правам человекаот 11.02.2010 приведены следующие факты: учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей, являются первой статьей, которую департаментфинансирует и за которую отвечает (Постановление Европейского суда по правам человека от 11.02.2010 «Дело «Федченко (Fedchenko) против РоссийскойФедерации» (№2)» [рус., англ.1.
  • [6] См.подробнее: Матюшева Т.Н. Обеспечение права на образование детейсо специальным статусом — функция социального государства // Современное право. 2010. №5.
  • [7] Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: Норма,2008. С. 118.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>