Двойное гражданство как инструмент адаптации личности к условиям глобализации

  • 1. Данные социологических исследований свидетельствуют о том, что в последние десятилетия все большее число стран, в том числе европейских, допускает двойное гражданство. Отношение к множественному гражданству существенно изменилось в эпоху глобализации, когда большее значение стали придавать экономическим возможностям, профессиональному и творческому потенциалу, а не гражданству лица. В свете политики интеграции иностранцев граждане других стран все реже рассматриваются в принимающем государстве как представляющие потенциальную угрозу общественному порядку и национальной безопасности, а основная масса мигрантов сохраняет гражданство по происхождению, преследуя гораздо более прагматичные цели (возможность свободного въезда, поддержания стабильных контактов с членами семьи, беспрепятственного осуществления предпринимательской деятельности), чем лояльность стране происхождения. Для многих из них сохранение гражданства по рождению имеет символическое значение как элемент личной идентификации. Вместе с тем сильные этнические связи не препятствуют гордости за государство проживания: во Франции 47% мигрантов считают себя французами несмотря на то, что сохраняют тесные связи (иногда даже гражданство) государства происхождения.
  • 2. В современных условиях признание двойного гражданства все чаще понимается как один из признаков либерализации подходов государства к предоставлению гражданства, шаг в направлении создания постнациональной концепции правовых связей, открывающей населению государства новые возможности для свободы передвижения и множественной идентичности. Все большее распространение получает точка зрения, согласно которой гражданство должно рассматриваться как выражение личной связи со страной, а не личной лояльности, и лицо может быть связано отношениями не только политического, но и культурного, экономического, социального или эмоционального характера с несколькими государствами.
  • 3. Изменение отношения к двойному гражданству происходит в силу различных причин. В странах Западной Европы эти вопросы, как правило, рассматриваются в контексте проблемы интеграции мигрантов (в первую очередь речь идет о гражданах государств, не входящих в состав Европейского Союза). В странах Центральной и Восточной Европы проблема признания двойного гражданства в первую очередь связана с вопросами становления национальной государственности и определения круга потенциальных граждан страны. Как отмечается в литературе, практически все государства, образованные на территории бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии, использовали законы о гражданстве в качестве эффективного инструмента «этнической инженерии» в целях предоставления особого статуса лицам, принадлежащим к преобладающей или «титульной» этнической группе, независимо от места их проживания. Необходимо учитывать и тот факт, что многие граждане стран Центральной и Восточной Европы, пережившие развал государств, в которых родились, рассматривают второе гражданство и в качестве определенной гарантии личной безопасности.
  • 4. Заметно увеличивается число стран, которые не требуют отказа от прежнего гражданства в случае натурализации. Добровольное приобретение гражданства иностранного государства в настоящее время во многих странах не влечет за собой автоматической утраты гражданства по происхождению. Данная тенденция, очевидно проявляющаяся в государствах Западной Европы, в меньшей степени характерна для государств Центральной и Восточной Европы.

Отказ от прежнего гражданства как условие натурализации сохраняется в ряде государств. Как правило, это объясняется тем, что двойное гражданство препятствует полной интеграции бипатрида в стране нового гражданства, а также приводит к неравномерному распределению бремени прав и обязанностей между лицами, имеющими одно или несколько гражданств. Вместе с тем необходимо учитывать, что законодательством этих стран предусматриваются многочисленные основания отступления от требования об отказе от второго гражданства (Германия, Нидерланды).

В законодательстве о гражданстве отдельных государств могут устанавливаться различные подходы к иностранцам и собственным гражданам. В частности, Болгария, Хорватия и Словения требуют отказа от прежнего гражданства в случае натурализации иностранцев, но не в случае приобретения гражданства других государств собственными гражданами. Ирландия, наоборот, допускает натурализацию иностранцев без отказа от прежнего гражданства, но не разрешает собственным гражданам сохранять ирландское гражданство, приобретая гражданство иного государства.

5. Предоставление гражданства в особом порядке для лиц, не проживающих на территории страны, но имеющих с ней близкие культурные связи, предусматривается в ряде государств Западной и Восточной Европы. Необходимо учитывать, что политика стран Центральной и Восточной Европы в данной сфере обусловлена особенностями становления и формирования их государственности. По мнению экспертов, либерализация подходов к двойному гражданству для представителей «титульной» нации во многих из этих стран воспринимается как восстановление исторической справедливости в отношении тех бывших граждан, которые в силу исторических обстоятельств, не меняя места своего жительства, оказались за пределами страны своего происхождения, и их потомков.

Закрепление возможности предоставления гражданства в упрощенном порядке представителям диаспоры может порождать определенные сложности в отношениях между соседними государствами. Эта проблема встает достаточно остро, когда речь идет о государствах, образовавшихся в результате распада империи или многонациональной федерации, границы которых были установлены достаточно произвольно. Некоторые из тех государств, которые предоставляют гражданство представителям диаспоры, выражают недовольство в отношении аналогичной политики других государств, ориентированной на этнические меньшинства, которые проживают на их территории (Хорватия — в отношении Италии, Румыния — в отношении Венгрии).

  • 6. Введение ограничений для лиц, имеющих двойное гражданство, используется лишь в отдельных зарубежных странах (Азербайджан, Болгария, Латвия, Молдова). Эти ограничения, как правило, касаются реализации пассивного избирательного права или права занимать государственные должности. В решении Большой палаты от 27 апреля 2010 г. по делу Танасе против Молдовы Европейский Суд отметил, что обзор практики государств — членов Совета Европы свидетельствует о консенсусе в отношении того, что, если множественное гражданство разрешается, то наличие гражданства нескольких государств не должно служить препятствием для избрания кандидата в члены парламента даже в тех случаях, когда этнический состав населения государства является неоднородным и число членов парламента с множественным гражданством достаточно велико. Однако, несмотря на это, различие в подходах может быть оправдано, если существуют исторические или политические причины, требующие введения ограничений (п. 172).
  • 7. Исследование, проведенное Институтом политических наук Университета Люцерна, показало, что при реформировании законодательства о гражданстве вопрос о двойном гражданстве является одним из наиболее противоречивых. Так, он имел ключевое значение при осуществлении соответствующих реформ в Италии, Литве, Мальте, Турции, Финляндии, Швеции, Швейцарии или являлся одним из наиболее существенных ее элементов в Венгрии, Люксембурге, Нидерландах, Испании. Данный вопрос сильно политизирован, поскольку он связан с проблемой формирования государственности и трактовкой государственной идентичности. К тому же, как отмечается в литературе, тема двойного гражданства очень привлекательна для консервативных политиков как идеальная основа для обсуждения более общих и символических вопросов о том, кто принадлежит и кто не должен принадлежать к «нам».

А. Ю. Ястребова

доцент кафедры международного права Дипломатической академии МИД России, канд. юрид. наук, доцент

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >