Полная версия

Главная arrow Право arrow XX лет Конституции Российской Федерации. Конституционализм в теории и практике отечественной государственности: история и современность -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Приоритеты в конституционном праве и их роль в правовом развитии общества

В работах специалистов в области конституционного права чаще, чем в другой отраслевой юридической литературе, можно встретить ссылки на приоритеты в праве, в том числе приоритеты норм Конституции РФ применительно к положениям иных законов, на приоритетное воздействие российской Конституции на всю правовую систему, на приоритетные акты повышенной юридической силы, на приоритет Основного закона как «единого, системагазированного и логически непротиворечивого целого» в системе нормативных и правоприменительных актов и др.[1]

Исследователи также пишут о приоритетах прав, свобод и законных интересов личности, о приоритете публичных или частных интересов, приоритете общепризнанных норм и принципов международного права и т. д. Приоритеты упоминаются в официальных документах, например, приоритетных национальных проектах (2005 г.), которые определяют качество жизни российских граждан на ближайшую перспективу. И хотя отношение общества к этим проектам неоднозначно, тем не менее такого рода официальные документы представляют собой один из каналов, через которые государство заявляет о своей социальной ответственности за повышение жизненного уровня населения нашей страны.

Сказанное позволяет поставить проблему выделения в качестве самостоятельной юридической категории в понятийном аппарате отечественной юриспруденции категории правовых приоритетов, в том числе приоритетов в конституционном праве.

Надо отметить, что в практическом плане важное значение имеет умение делать правильный выбор правовых приоритетов на том или ином конкретно-историческом этапе развития общества. Сошлемся на высказывание проф. В. А. Сивицкого: «Умение делать выбор приоритетов — показатель политической и публично-правовом аспекте правовой культуры общества. С сожалением, — продолжает он, — можно констатировать, что в этом плане правовая культура российского общества еще далека от совершенства»[2].

Прежде чем сформулировать понятие приоритета в праве, отметим, что термин «приоритет» латинского происхождения и означает первенство, первоочередность. Представляется возможным дать следующее краткое определение понятия приоритета в конституционном праве.

Приоритет в конституционном праве — это правовые установления, правоположения, правовые позиции, закрепленные в конституционном законодательстве и предопределяющие в силу их значимости первоочередность реализации в процессе решения конкретных задач и достижения общественных целей.

В данной дефиниции подчеркивается правовая природа данного явления, указывается на их значимость для жизни общества и в связи с этим отмечается первоочередность их реализации в процессе решения конкретных задач и достижения не любых, а именно общественно значимых целей. Наконец, подчеркивается первенство во времени для осуществления данного вида юридической деятельности.

Предложенная дефиниция, безусловно, может совершенствоваться, уточняться по мере ее использования. Однако представляется, что главные, исходные черты в ней отмечены.

Раскрывая сущность и природу приоритетов в конституционном праве, необходимо подчеркнуть в качестве их неоспоримого свойства нормативность. Это означает, что конституционные приоритеты воздействуют на общественные отношения и процессы посредством создания, обеспечения и реализации правил общего характера, принципов, основополагающих установлений, позволяющих не только упорядочить отдельные сферы жизнедеятельности общества, но и придать им стабильность, определенную программу развития. Вместе с тем конституционные приоритеты приобретают статус общеисполнимости, общеобязательности, обеспеченный возможностью применения государственного принуждения.

Если сослаться, к примеру, на такой правовой приоритет, как верховенство Конституции РФ в российской правовой системе, то совершенно очевидно, что он обеспечивается всеми мерами конституционно-правовой ответственности, неравнозначностью Конституции РФ любых других актов внутригосударственного законодательства, а также международных договоров, прямым действием конституционных предписаний и т.д. Таким образом, данный приоритет обладает большим регулятивным потенциалом, так как на конституционных положениях основывается реализация всех других правовых приоритетов, в том числе института прав человека, верховенства права и др. Он также служит средством корректировки внутренней и внешней политики государства.

Можно также предположить, что категория конституционного приоритета имеет не только юридический, но и политический смысл, т. е. нацелена одновременно и на политический, и на юридический результаты, вызывает политические и юридические последствия. Этот вывод можно обосновать следующими доводами.

Во-первых, выбор приоритетов, особенно конституционных, представляет собой проведение определенной политики, так как те или иные стратегические направления развития признаются среди других главными, ключевыми, от которых зависит состояние всех иных сфер жизнедеятельности общества. Кроме того, на приоритетных направлениях концентрируются все или большинство материальных, финансовых, людских и других ресурсов. Следовательно, оптимальный выбор правовых приоритетов — дело политическое. Он не может определяться одними лишь субъективными вкусами и пристрастиями, а должен базироваться на объективных интересах общества и таких универсальных принципах, как справедливость, равенство, соразмерность, пропорциональность, рациональность и др.

Во-вторых, конституционные приоритеты должны отражать высшие правовые ценности и правовые идеалы, утвердившиеся в обществе. На этом основании они подлежат обязательному обнародованию, широкому информированию о них населения, поскольку служат ориентирами в практической деятельности государства и его органов, должностных лиц, общественных объединений, всего проживающего на территории страны населения. Население, в свою очередь, должно добиваться реализации конституционных и иных правовых приоритетов, так как уровень жизни и обеспеченности людей напрямую зависят от выбранных приоритетов. Это относится не только к правовой жизни общества, но и выработке приоритетных направлений внутренней и внешней политики государства, к приоритетам в области национальной безопасности и осуществления национальных интересов страны, экономической, социальной и иных сфер.

В-третьих, конституционные приоритеты в силу своей специфики требуют специального правового режима реализации. Речь идет о совокупности средств, приемов, методов и типов правового закрепления и регулирования, которые придают тем или иным правовым приоритетам определенное правовое состояние и делают их реальными для претворения в жизнь. Формирование специального правового режима также представляет собой юридическую и политическую меру, обеспечивающую реализуемость установленных приоритетов, содержит гарантии их осуществления. Это в первую очередь относится к конституционным приоритетам, которые являются мощным социальным и правовым ресурсом, способным изменить акценты в правовом регулировании и правореализации, а также воздействовать на баланс публичных и частных интересов в различных сферах общественной жизни.

В-четвертых, политико-юридическая природа конституционных интересов определяется и тем, что их содержание отражает (должно отражать) социально-культурные особенности конкретного общества, менталитет народа, нации.

Конституционные приоритеты возможно сопоставить с близкой им категорией правовых ценностей. В юридической литературе утверждается, что ценностные отношения распространяются на Конституцию, права человека, федерализм, независимость судей и т. д. Проф. Н. В. Витрук определял понятие ценности как положительную значимость объекта для субъекта[3]. Правовые приоритеты имеют также положительную значимость для народа, государства, общества, страны на конкретно-историческом отрезке времени. Следовательно, общественная значимость является тем признаком, который роднит правовые ценности и конституционные приоритеты.

Другое их общее качество состоит в том, что конституционные приоритеты и правовые ценности не являются раз и навсегда установленными и неизменными. Они изменяются вместе с изменениями жизни общества, в том числе международной обстановки. Ценности могут превратиться в антиценности, а правовые приоритеты утратить не только свою первоочередность, но и какую-либо значимость для общества.

К общим качествам можно отнести детерминированность (обусловленность) ценностных и приоритетных отношений реальной действительностью, потребностями и интересами общества или больших социальных общностей, общественным бытием. Наконец, та и другая категории отражают свою эпоху, специфику общественного развития, национальные, демографические, геополитические, духовно-культурные и иные факторы.

Но, пожалуй, отмеченным и ограничивается их сходство. Далее следуют различия. Одно из существенных различий определяется их реализацией, в частности временными ее пределами. Если правовые ценности не предполагают первоочередности их реализации в конкретный отрезок времени, то для конституционных приоритетов — это ключевой, ведущий признак. Конституционные приоритеты требуют первоочередной реализации, в противном случае они утрачивают свойство приоритетности.

Кроме того, правовая ценность может существовать в виде правового идеала, например, правовое государство, который возможно реализовать по мере накопления необходимых ресурсов, с приобретением этим идеалом легитимности, всеобщего признания. Что касается конституционного приоритета, то он посредством своего закрепления на высшем законодательном уровне уже получил общественное признание, но в отличие от правового идеала, который может подождать со своим воплощением, требует концентрации усилий для гарантирования и обеспечения.

Помимо сказанного конституционные приоритеты сообщают правовым ценностям определенную иерархию, подчеркивая ведущую роль одних по сравнению с другими и устанавливая очередность их реализации. Так, устанавливая конституционный приоритет прав и свобод человека на современном этапе, Россия тем самым объявляет данный приоритет в качестве исходного начала, критерия для оценки деятельности всех государственных и общественных органов и организаций. Тем самым государство ставит ценность прав человека выше других общественных благ. Конституционный приоритет прав человека Российское государство обеспечивает комплексом соответствующих мер. Например, гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ), право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ), возможность ограничения отдельных прав и свобод только на основе федерального конституционного закона (п. 1

ст. 56 Конституции РФ) и установлением перечня прав и свобод, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах (и. 3 ст. 56 Конституции РФ), возможность защиты прав и свобод личности в международных органах и т.д. Такое внимание данному приоритету объясняется универсальностью прав человека, их связью с решением многих важных проблем современного мира, например, борьбой с бедностью, с преступностью и терроризмом, необходимостью сохранения стабильности отношений, сбалансированности интересов личности, общества и государства и т.д.

Возникает вопрос: возможно ли появление ложных (мнимых) приоритетов в сфере права. Очевидно, что па этот вопрос можно дать положительный ответ.

В литературе последнего времени подвергается резкой, но справедливой критике принятый в 2011 г. ФЗ «О полиции». Ряд ученых подчеркивают, что принятие этого Закона обосновывалось необходимостью активизации деятельности по защите жизни, здоровья, прав и свобод личности. В действительности принятие Закона было продиктовано в значительной степени скрытыми политическими целями: сокращение и переаттестация кадров, повышение оплаты труда и имиджа органов правопорядка и др. Действие Закона показало, что органы полиции не только не стали лучше защищать человека, а во многих случаях даже хуже[4].

Приведенный пример показывает, как универсальный, обоснованный в политическом и в правовом ракурсе правовой приоритет был использован в прямо противоположных, искаженных целях. В результате все дело свелось к замене наименования милиции на полицию.

Особенно активно используются ложные приоритеты в период предвыборных кампаний, когда под предлогом первоочередности решения конкретных социальных проблем лоббируются политические интересы заинтересованных групп, к тому же располагающих большими финансовыми и иными возможностями.

Однако мнимые правовые приоритеты могут появиться и вследствие недостаточного профессионализма, отсутствия необходимых знаний, аналитических способностей, из-за добросовестного заблуждения относительно значимости тех или иных проблем, очередности их решения, наличия у общества необходимых ресурсов. В результате общество не только неправильно ориентируется на цели и задачи, которые не являются для него первоочередными па конкретно-историческом этапе, но в силу заблуждения принуждается к пустой растрате сил, энергии, материальных, духовных и человеческих ресурсов.

К негативным явлениям в сфере определения и выбора правовых приоритетов относится, в частности, доминирование политических приоритетов над правовыми в области конституционного права[5]. Наблюдается чрезмерное подчинение права политике в то время, как они должны взаимно дополнять, а не подменять друг друга. В юридической литературе указывается, что нередко политические приоритеты игнорируют законодательные установления. В качестве примера ссылаются на ФКЗ от 17 декабря 2001 г. (с поел, изм.) «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», где соотношение политических и законодательных приоритетов оказалось деформированным, а сам Закон можно отнести к политически конъюнктурным[6].

Преобладание политических приоритетов над правовыми видится также в политизации юридических процедур при образовании нового субъекта РФ. Например, специалисты отмечают, что для изменения территориальной принадлежности 6 автономных округов (Агинского Бурятского, Коми-Пермяцкого, Корякского, Таймырского (Долгано-Ненецкого), Усть-Ордынского Бурятского и Эвенкийского) с населением около 400 тыс. человек потребовалось провести 11 региональных референдумов, заключение межрегиональных соглашений, обращение к Президенту РФ, принятие 5 федеральных законов и др., а для передачи Москве территории от Московской области, почти в 1,5 раза превышающей территорию города, с населением свыше 200 тыс. человек, оказалось достаточным подписания Соглашения высшими должностными лицами Москвы и Московской области, его утверждения законодательными органами этих субъектов РФ и Совета Федерации Федерального Собрания РФ[7].

Конечно, политические приоритеты нередко получают правовой статус путем закрепления в действующем законодательстве. Особенно важную роль играют приоритеты конституционного характера. Однако это происходит в тех случаях, когда политическим приоритетам в силу их общественной значимости необходимо придать общеобязательность, когда возникает потребность не только их провозглашения, но и обеспечения государственноправовыми средствами, способами, методами, когда для стратегии развития правового пространства требуются четко сформулированные, однозначно трактуемые ориентиры, т. е. образование своеобразной правовой платформы для функционирования отдельных институтов, отраслей права или их комплексов.

Представляется, что статус конституционного приоритета должен получить контроль народа за деятельностью избранных представительных органов власти, а также главы государства, глав администрации субъектов федерации и муниципальных образований. Именно такой контроль составляет стратегическое направление развития народовластия в демократически устроенном обществе, а не формальное его закрепление на конституционном уровне.

Между тем в научной литературе, посвященной современному российскому народовластию, делается акцент на свободном выражении воли народа при выборах представительных органов власти, придании этой воле нормативно-обязательного характера, о системе форм непосредственного народовластия, участии народа в управлении страной[8], забывая при этом о важнейшем аспекте власти народа — его непосредственном контроле за своими избранниками и о контроле за публичной властью в целом.

Можно сделать вывод, что конституционные приоритеты выступают непосредственной основой права, способны предвосхищать (детерминировать) конкретные нормы права, т.е. служить источниками права.

Отметим, что проблемы источников права относятся в юридической науке к числу дискуссионных. Более того, виды источников права напрямую связываются с тем или иным подходом к правопониманию. Именно конкретная трактовка права определяет восприятие базовых правовых категорий, их параметры, выбор юридического инструментария для анализа, познания и интерпретации исходных категорий, к числу которых относятся источники права.

Конституционные приоритеты во многом зависят от состояния и характера общественных отношений, отражают политический и государственный строй общества, развиваются и модифицируются под влиянием социального прогресса и тем самым способствуют обновлению общества, созданию новых общественных форм, возникновению новых тенденций, закономерностей развития права и факторов правообразования.

Важно подчеркнуть, что обозначив первоочередные задачи и цели (правовые приоритеты) в основе реализации национальных проектов в области здравоохранения, образования, жилищной политики и сельского хозяйства (2005 г.) на среднесрочную перспективу, данные проекты потребовали для решения указанных приоритетных проблем принятия ряда законов и иных актов социального содержания — Градостроительного, Лесного кодексов, части IV Гражданского кодекса РФ и др. Это, в свою очередь, оказало серьезное влияние на развитие правовой системы Российской Федерации, а специальные функции государства приобрели новые правовые основания. Тем самым получил реализацию конституционный приоритет прав человека, поскольку названные национальные проекты непосредственно затрагивают интересы каждого российского гражданина в ведущих отраслях социальной сферы и основаны на общечеловеческих ценностях.

Международный опыт создания приоритетных национальных проектов для решения социально-экономических проблем (США, Швеция, Франция, Италия, Канада, Дания и др.) свидетельствует о том, что они направлены главным образом на реализацию основ1

ных неотъемлемых прав человека: права на достойную жизнь, на реализацию правового статуса личности1.

Реализация приоритетных национальных проектов во всех странах потребовала соответствующего правового обеспечения, конкретных правовых механизмов, в том числе новой законодательной базы для гарантированного эффективного развития приоритетных направлений правовой политики государств.

В современной отечественной юридической науке источниками права признаются разнообразные явления правовой действительности, и границы такого признания неизменно расширяются. В русле данной тенденции находится и отнесение конституционных приоритетов и правовых приоритетов в целом к источникам права. Определяя место конституционных приоритетов в системе источников права, следует указать, что это место равнозначно положению главного источника российского права — Конституции РФ. Приоритеты в конституционном праве занимают равноуровневое место с Основным Законом государства, поскольку получили закрепление в ранге высших нормативно-ценностных категорий, непосредственно включены в текст Конституции РФ и конституционного законодательства, играют основополагающую роль в иерархии источников права.

Оценивая функциональную характеристику приоритетов в сфере конституционного права, представляется возможным выделить следующие магистральные направления их влияния на общественные отношения.

Во-первых, правовые приоритеты позволяют определить стратегию конституционного развития общества и государства посредством установления первоочередности решения ключевых государственно-правовых задач, в том числе конституционного развития политико-правовых процессов и отношений, институтов осуществления публичной власти и в первую очередь институтов народовластия.

Во-вторых, способствуют обеспечению стабильного развития страны, преемственности в реализации правовой политики и что особенно важно для нашего многонационального и поликонфессио- нального государства — в сфере межнациональных отношений и национальной политики.

В-третьих, дают возможность оптимального выбора средств воздействия на конституционный строй Российской Федерации.

В-четвертых, обеспечивают устойчивость в противостоянии негативным факторам и последствиям, связанным с процессами глобализации, модернизации и интеграционного развития современного общества.

Таким образом приоритеты в конституционном праве служат ведущим ориентиром не только в сфере правового регулирования общественных отношений, но и в определении стратегических направлений развития общества, государства, взаимоотношений личности и государства, в развитии базовых ценностей конституционализма.

Проблемы правовых приоритетов и в первую очередь конституционных приоритетов нуждаются в углубленном и всестороннем научном исследовании. Здесь немало нерешенных вопросов, например, заслуживают научного обоснования такие аспекты этой темы, как связь правовых приоритетов с инновационными процессами в правовой жизни; роль субъективизма в определении и выборе правовых приоритетов; каковы пределы усмотрения в выборе конституционных приоритетов; степень преемственности в выработке правовых приоритетов и их обеспеченности и много других вопросов. Необходимо создать особые механизмы, которые могли бы предупредить возникновение коллизий интересов при определении приоритетов, устанавливали бы очередность их реализации. Нужны правовые меры, способные зафиксировать научно обоснованную иерархию приоритетов в праве, надлежащую ее защиту.

Думается, что использование категории правовых приоритетов в действующем законодательстве, в правоприменительной и правореализационной деятельности возможно и даже целесообразно. Это позволит избежать субъективного усмотрения при их установлении и, следовательно, неоднозначной их трактовки. Введение в отечественную юридическую науку данного понятия позволяет:

  • 1) раскрыть доктринальное видение названной категории, ее юридическую природу, содержание, смысл, установить статус в понятийно-категориальном аппарате юридической науки, определить научную ценность и условия применения;
  • 2) провести разграничение с другими правовыми понятиями — правовыми принципами, правовыми ценностями, правовыми идеалами и т. п.;
  • 3) установить место конституционных приоритетов в практической деятельности государства;
  • 4) определить роль правовых приоритетов и особенно приоритетов в конституционном праве в правовой преемственности собственных исторических ценностей и при их заимствовании у других народов и стран;
  • 5) проследить динамику изменения правовых приоритетов под воздействием процессов глобализации, модернизации, инноваций и т. д.

В заключение следует отметить, что тема правовых приоритетов представляется перспективной и практически важной, особенно в плане дальнейшего конституционного развития Российской Федерации. Данная тематика повышает внимание к базовым ценностям права и в целом к ценностному подходу в познании и анализе правовых реалий общества.

А. П. Мазуренко зав. кафедрой теории и истории государства и права филиала Северо- Кавказского федерального университета (г. Пятигорск), д-р юрид. наук, доцент

  • [1] Конституционное право и политика: Сб. материалов международной кон-ференции/Отв. ред. С. А. Авакьян. М: Юрист, 2012. С.165—168,171,322,480 и др.
  • [2] Савицкий В. А. Некоторые проблемы реализации права граждан на участиев управлении делами государства на современном этапе // Конституционноеправо и политика: Сб. материалов международной научной конференции/Отв.ред. С. А. Авакьян. М.., 2012. С.159.
  • [3] Витрук Н. В. Конституция Российской Федерации как ценность и конституционные ценности: вопросы теории и практики//Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации: Материалы Международной научно-практической конференции. В 2-х т./Под ред. Н.В. Витрука, Л. А. Нудненко.М.: РАП, 2010. Т. 1. С. 10.
  • [4] Снежко О.Л. Проблемы деполитизации защиты прав человека // Конституционное право и политика. С. 326, 327.
  • [5] Лексин И. В. Роль права и политики в трансформации территориальногоустройства Российской Федерации// Конституционное право и политика. С. 306.
  • [6] Там же. С. 309.
  • [7] Лексин И. В. Указ. соч. С 310,311.
  • [8] Комарова В. В. Проблемы теории и практики системы народовластии современной России// Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации. М.: РАП. Т. 1. С. 141-150.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>