Феномен экологической культуры: становление понятия

«Экологическая культура» — это относительно новое понятие в образовании. Оно возникает в последней трети ушедшего века, как ответная реакция на осознание человечеством быстро усугубляющихся экологических проблем, интенсивное ухудшение социоприродной обстановки на планете. С конца семидесятых годов просвещение и образование человечества в сфере окружающей среды начинают занимать важное место в преодолении экологических проблем Земли. Аспекты новой области образования и формулирование нового понятия в нашей стране впервые обстоятельно рассматриваются на первой всероссийской конференции в Красноярске в 1991 году[1]. Участники конференции демонстрируют различные подходы в понимании «экологической культуры».

По мнению И. Д. Зверева, И. Т. Суравегиной, А. Н. Захлебного экологическая культура связана с деятельностью, социально-нравственной ориентацией потребности в улучшении окружающей среды. Экологическая культура личности строится на базе понимания закономерностей живых систем и уважения жизни, и ее главным показателем является социальная и индивидуальная экологическая ответственность за события в природе и жизни людей. Д. В. Владышевский сущность экологической культуры рассматривает в аспектах природопользования, осознания опасности и недопустимости безудержного использования ресурсов планеты, что связано с самоограничением личного потребления и поиском оптимальных норм производственного потребления. Ряд исследователей (Б. С. Кубанцев, В. Р. Душенков и др.) связывает экологическую культуру с переориентацией господствующего антропоцентрического мышления на экологическое, биоцентрическое мышление, когда человек будет рассматривать себя наравне с природой. Такое мышление может сформироваться на основе более глубокого изучения объективных законов живой природы. Именно незнание, недооценка, игнорирование этих законов во всех формах хозяйственной деятельности привели человечество к многочисленным экологическим проблемам.

Большинство исследователей, обсуждая феномен экологической культуры, опираются на подсистемы понятия, в качестве которых выступают экологическое мышление, экологическое сознание, отношение, экологическая деятельность т. е. экологическая культура рассматривается как широкое интегративное свойство личности. Философы Э. В. Ги- русов, А. Н. Кочергин, Ю. Г. Марков, Н. Г. Васильев и др. рассматривают экологическое сознание как совокупность обширного знания (взглядов, теорий, концепций) и социальных эмоций, отражающих проблемы соотношения общества и природной среды[2]. Экологическое сознание определяет иной масштаб деятельности: историческую оценку достижений человечества во взаимодействии с природой, планирование предстоящей деятельности и прогнозирование ее результатов. Не случайно выдвинута модель «опережающего образования» (А. Д. Урсул и др.), в рамках которого создается некий идеал: на него ориентируется образовательный процесс — от прошлого к настоящему и в направлении к будущему. Этого же мнения придерживается Б. Т. Лихачев, рассматривая экологическую культуру как производное от экологического сознания. Она должна строиться на экологических знаниях и включать в себя глубокую заинтересованность в природоохранной деятельности, грамотное ее осуществление, богатство нравственно-эстетических чувств и переживаний, порождаемых общением с природой.

Ряд исследователей связывают экологическую культуру с развитием способности к эстетическому восприятию природы (Б. Т. Лихачев, Л. П. Печко, А. К. Шульженко и др.).

Итак, совокупное понимание феномена экологической культуры, которое сформировалось в 90-е годы прошлого столетия, соединяет в себе следующие аспекты: знание основных законов природы; понимание необходимости считаться с этими законами и руководствоваться ими во всякого рода индивидуальной и коллективной деятельности; стремление к оптимальности в процессе личного и производственного природопользования; выработка чувства ответственного отношения к природе, окружающей человека среде, здоровью людей. Таким образом, экологическая культура охватывает интеллектуальные, эстетические и этические, деятельностно-волевые аспекты человеческой жизни, практику бытовой и профессиональной деятельности.

В новом столетии продолжаются поиски и исследования специалистов в области экологического образования — идет развитие понятия экологической культуры. У философов, педагогов, психологов, культурологов, экологов (Н. Н. Моисеев, С. Н. Глазачев, О. Н. Козлова, Б. Т. Лихачев, С. В. Алексеев, Н. М. Мамедов, И. Д. Зверев, И. Т. Суравегина, Л. В. Тарасов, А. Д. Урсул, Л. П. Печко и др.) складывается широкое понимание экологической культуры, понимание того, что на этапе цивилизационных сдвигов, бурных общепланетарных изменений именно экологическая культура должна стать тем ядром человеческой личности, которое сможет спасти планету, человечество в целом, вывести его на новый виток развития.

В новом столетии в силу того, что экологические проблемы Земли усугубляются, возрастают обеспокоенность и интенсивный поиск исследователей: экологическая культура все чаще рассматривается в нравственно-мировоззренческом аспекте, как экоэтика, духовный фактор сохранения существующей цивилизации и устойчивого ее развития. К. С. Лосев, С. Н. Глазачев, В. И. Косоножкин в статье «Устойчивое развитие: экологический потенциал России» подчеркивают: «устойчивое развитие» — в настоящее время это ведущая идея планетарной цивилизации. Человечество в своем развитии достигло небывалого обособления: общества от природы, людей друг от друга, в сфере культуры разобщены наука, нравственность, политика, искусство, духовность, экономика. «Сущность необходимых изменений уже почти ни для кого не составляет секрета: человечество должно перейти во всех формах своей деятельности — как внутрисоциальных, так и в отношениях с природой — от стиля обособления и конфронтации к стилю взаимоподдержки и диалога, к экологическому стилю»[3]. Первостепенная роль в этом процессе должна принадлежать образованию с новой «экологической парадигмой» и развитию духовной сферы, конечным параметром которых является экологическая культура.

Н. М. Мамедов в статье «Культура устойчивого развития» в этой же монографии также утверждает, что устойчивое развитие — это гармония между социально-экономическим и экологическим развитием, возможная лишь при ценностном отношении к природе, которая рассматривается в системе культуры. «Экологическая культура предстает как новый способ соединения человека с природой, примирения его с ней на основе более глубокого ее познания. Это требует необходимости постоянного пополнения знаний о законах функционирования окружающей природной среды, о формах и методах деятельности по рациональному природопользованию .... Осознание того, что люди не просто существуют на Земле ради самих себя, а что они должны выполнять определенную биосферную функцию, составляет главную парадигму экологического мировоззрения и основную ось экологической культуры»[4], мерой которой выступает экологическая этика. «Основное свойство, присущее экологической этике, связано с тем, что приоритетной в ней остается забота о природных условиях существования будущих поколений. Обращенность в будущее, которая предполагает и заботу о настоящем, отличает экологическую этику от традиционных направлений этики»[5]. При принятии любых решений мера ответственности перед потомками должна быть приоритетной.

Однако автор подчеркивает, что при переходе к устойчивому развитию неизбежны трудности: массовый переход на экофильное поведение сопряжен с кардинальными трансформациями в самих человеческих потребностях, т. к. под влиянием успехов производящей экономики давно уже начали формироваться сверхпотребности — мнимые, избыточные. «Появление сверхпотребностей ... трактовалось до недавнего времени как показатель прогресса. Рост материальных потребностей, на которые до сих пор ориентируется экономическое развитие, имеет, однако, свой экологический предел»[6].

  • [1] Экология и культура: Тезисы докладов 1 Всероссийской научно-практическойконференции. — Красноярск, 1991.
  • [2] А. Н. Кочергин, Ю. Г. Марков, Н. Г. Васильев. Экологическое знание и сознание. — Новосибирск, 1987.
  • [3] Экологическая культура и образование: опыт России и Сербии / Под ред.С. Н. Глазачева, Д. Ж. Марковича. — Ниш-Москва: Ун-т у Нишу ФОТ, МАЛ,МГОПУ им. М. А. Шолохова, МНЭПУ, ЦТЭПО, 2006, с 35.
  • [4] Там же, с. 97—98.
  • [5] Там же, с. 99.
  • [6] Там же, с. 100.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >