Асимметрия семантических отношений между предикатом и его объектом

Н. Д. Арутюнова в афористической форме выразила существенное различие между именами-идентификаторами и именами-предикатами: «Идентифицирующие имена отражают и классифицируют то, что существует в мире. Они как бы замещают мир в сообщениях о нем. Имена- предикаты выражают то, что мы думаем о мире» [Арутюнова, 1976, с. 346].

Под именами-предикатами подразумеваются слова, образованные от глаголов, перешедшие в разряд имен, но сохранившие семантические связи с исходным глаголом. «Имя-предикат есть скрытое суждение, неразвернутое предложение. Значение этого слова само по себе никогда не бывает предметно, оно есть чистый смысл, имеет значимость, а не бытие» [Арутюнова, 1976, с. 63].

Традиционно номинация представляет собой отношение единиц плана выражения к единицам плана содержания. «Всякая мотивированная номинация в языковой системе обладает внутренней формой, которая отражает признак объекта, положенный в основу обозначения. Закономерности номинации действия выявляются только в сопоставлении средств наименования с различными аспектами - признаками самого действия, с элементами структуры действия, ситуации действия» [Арутюнова, 1976, с. 17].

Глагольность «именам-предикативам (девербативам)» присуща a priori, она может проявляться в той или иной степени в зависимости от контекстуального окружения, но при этом не может исчезнуть совсем в силу «наличия деривационной связи с производящей глагольной основой. Существительное (девербатив), мотивированное глаголом и обозначающее в наиболее обобщенном виде процесс, действие, естественно сохраняет семантические связи с глаголом» [Арутюнова, 1976, с. 21].

Девербативам присущи лексико-грамматические и функциональные особенности глагола и существительного. При этом именные грамматические признаки выражены эксплицитно, а глагольные - имплицитно. Отглагольные имена существительные (девербативы) соответствуют глаголу- производителю в семантическом плане, поскольку семантика отглагольных существительных, так же как грамматическая категория вида исходных глаголов (производителей), несет информацию о протекании действия или его распределении во времени.

Семантический аспект данной проблемы связан с тем фактом, что актанты исходного глагола и образованного от него отглагольного существительного совпадают [Покровский, 1959]. Иными словами, все актанты исходного глагола заполняют валентности при образованных от них отглагольных существительных.

Конструкции с отглагольными именами могут быть неоднозначно интерпретированы с точки зрения актантных ролей (речь идет об отношениях между предикатом и его объектом (дополнением). Так, предложение Наш преподаватель был чрезвычайно недоволен этим объяснением может быть понято тремя способами:

а) Наш преподаватель был недоволен тем, как он что-то объяснил;

  • б) Наш преподаватель был недоволен тем, как кто-то ему что-то объяснил;
  • в) Наш преподаватель был недоволен тем, что кто-то объяснил кому- то что-то.

Правильная интерпретация в этом и подобных случаях осуществляется при обращении к контексту.

Итак, отмеченные отглагольные имена не могут иметь при себе какие-либо иные семантические актанты (субъекты и объекты), кроме тех, которые сочетаются с исходным (производящим данное отглагольное существительное) глаголом.

В данном параграфе рассматриваются имена-предикаты, которые могут соединяться либо с предметным, либо с пропозитивным объектом. При употреблении с именами-предикатами предметного актанта вместо пропозитивного понимание сообщения будет затруднено, поскольку приведет к неоднозначной интерпретации.

Причина этого явления сопряжена с тем, что основным свойством, отличающим имя от глагола, служит неспособность быть связанным семантически с одной конкретной ситуацией. По своей семантике имена многопризнаковые. Поэтому имена обязаны ужесточать объем своего значения, выступая в качестве предиката, когда вступают в сочетание с объектами. Сочетаемостные характеристики не существуют сами по себе: они (по крайней мере, большинство) мотивированы содержательными, т. е. семантическими свойствами.

Рассмотрим случаи, в которых чередование в одной позиции (в позиции объекта) конкретной лексики и единиц пропозитивного значения влияет на информативную полноту отдельного высказывания, приводя к возникновению неоднозначной интерпретации:

I

  • 1) Любовь к этому крохотному, но уже живому будущему помогла ему выстоять и не сломаться.
  • (В. Г. Короленко. Мару сына заимка)
  • 2) Любовь к прошлому воскресла в ней и привела ее к тому месту, где когда-то стояла их избушка.
  • (В. Г. Короленко. Марусина заимка)

Предикаты, обозначающие интерперсональные отношения и предметно-ориентированные эмоции, сочетаются с предметным объектом. Чувства ненависти, любви и т. п. человек испытывает к конкретному объекту, так как предметно-ориентированные предикаты эмоций требуют предметные имена. Семантически употребление пропозитивного объекта считается вторичным для приведенной конструкции [Арутюнова, 1976]. В приведенных предложениях вместо предметных имен в данных сочетаниях на месте второго члена употребляются имена, обозначающие пропозитивные объекты, что приводит к неоднозначной интерпретации высказывания. Предложения с асимметричными конструкциями, чтобы быть понятыми, должны получить интерпретацию при обращении к «своему» контексту:

  • 1) = Имеется в виду любовь к малышу, который фактически является продолжателем рода героя, его отпрыском.
  • 2) = Любовь к прошлой жизни, любовь к близким людям, которые окружали героиню, любовь к местам, где прошло ее детство, - чувства привязанности к конкретным объектам овладели героиней.

С целью правильного понимания смысла предложения пропозитивные имена (в примерах 1 и 2) должны получить при интерпретации семантику конкретных объектов, поскольку именно такие сочетаемостные характеристики сопряжены с предметно-ориентированными предикатами эмоций на синтаксическом уровне [Арутюнова, 1976].

II

  • 3) Эта дочь была для него благодарностью судьбы.
  • (В. Г. Короленко. Федор Бесприютный)
  • 4) На полях уже две недели шла борьба за кукурузу.
  • (В. Г. Лидин. Звенит золотая пшеница)
  • 5) В последнее время Семеныч был занят хлопотами о пенсии.
  • (В. М. Бахметьев. Люди и вещи)

Предикаты со значением социальной активности и институциональных действий занимают промежуточное место между предикатами, которые выражают психические акты, с одной стороны, и предикатами, обозначающими механические (физические) действия, - с другой [Арутюнова, 1976].

Среди предикатов со значением социальной активности и институциональных действий различаются личностно-ориентированные и событийно-ориентированные предикаты. Личностно-ориентированные предикаты сочетаются с предметным объектом [Бархударов, 1965; Арутюнова, 1976] и обладают значениями санкции, вознаграждения, назначения, рекомендации, преследования, ареста (арестовывать), благодарности, присвоения (присваивать звание) и т. п. В поверхностной структуре третьего предложения это требование не соблюдено, предложение с асимметричной конструкцией, для того чтобы быть понятым, нуждается в семантических преобразованиях (при обращении к «своему» контексту):

3) = Женщина, ставшая супругой героя, его, так сказать, судьбой, родила ему дочь; = Женщина была благодарна герою, полюбила его и в знак благодарности и любви родила ему ребенка.

Событийно-ориентированные предикаты имеют такие значения целенаправленной деятельности социального типа, как хлопотать (хлопоты), поддерживать (поддержка), протестовать (протест), призывать (призыв), бороться (борьба), руководить (руководство), пресекать (пресечение), запрещать (запрещение), разрешать (разрешение), требовать (требование) и сочетаются с препозитивным объектом [Арутюнова, 1976], которые функционально близки к обстоятельству цели. Это согласование нарушено в предложениях 4 и 5, где имеет место асимметричный дуализм знака. Чтобы восстановить смысловую гармонию, необходимо обратиться к контексту и осуществить некоторые семантические преобразования:

  • 4) = На полях уже две недели, как развернулась борьба за уборку кукурузы.
  • 5) = В последнее время Семеныч хлопотал о получении пенсии.

III

  • 6) Вид и запах смерти вызвал в нем тошноту.
  • (М. С. Шагинян. Агитвагон)

= Увидев трупы и услышав запах, исходивший от них, он почувствовал приступ тошноты.

  • 7) Вид ребенка вызвал в Наталье горькие воспоминания.
  • (Б. Л. Горбатов. Непокоренные)

= Увидев худенького чумазого ребенка, похожего на ее погибшего сына, Наталья предалась горьким воспоминаниям.

  • 8) Светлый образ его ангела-хранителя невольно возник у него перед глазами.
  • (Б. Л. Горбатов. Дружба)

= Он представил себе свою мать, которая всегда ему помогала, поддерживала, все прощала и оберегала от проблем, невзгод и страданий.

  • 9) Он пытался запечатлеть в своих картинах свое недавнее горе.
  • (Б. Л. Горбатов. Дружба)

= Он пытался в своих картинах изобразить фрагмент похорон супруги и своего единственного, так и не успевшего появиться на свет сына: люди в черном возле могилы, и он, тоже в черном, с потерянным видом, бросающий горсть земли на гроб супруги.

В соответствии с правилом семантического согласования предиката и его актанта-объекта, предикаты духовной (интеллектуальной, эмоциональной, волевой) деятельности, т. е. предикаты, которые обозначают процессы, происходящие в субъекте, в логике называемые интенсиональными предикатами, а также предикаты слухового восприятия требуют сочетания с препозитивными актантами (придаточными предложениями или их но- минализациями) [Арутюнова, 1976].

Предикаты физического (механического) действия требуют сочетания и с предметными объектами, и с конкретными субъектами. Такому же правилу семантического согласования предиката и его актанта подчиняются предикаты, которые обозначают чувство, проявляюшееся как действие, т. е. чувство, не замкнутое психикой субъекта: они требуют согласования с предметным объектом [Арутюнова, 1976]. Нарушение сочетаемостного соответствия, приводящего к неоднозначной интерпретации, представлено в приведенных примерах 6-9.

Предикаты зрительного восприятия, как и предикаты «внутреннего зрения» (производные от глаголов: воображать, представлять себе, рисовать в воображении), сочетаются и с предметным объектом, и с препозитивным объектом, с той лишь разницей, что актант при предикатах «внутреннего зрения» не обозначает какой-либо конкретный предмет действительности [Арутюнова, 1976]. Таким образом, предикаты «внутреннего зрения» ведут себя как интенсиональные предикаты.

IV

Приведенные ниже предложения даны с семантическими преобразованиями (для единой правильной интерпретации):

  • 10) Ходит за ним в народе слава убивиа.
  • (В. Г. Короленко. Чудная)

= За ним установилась репутация человека, совершившего тяжкое преступление - убийство человека, но убийство не простого мирянина, а главаря разбойников, от действий которых страдали простые люди.

  • 11) Репутаиия зла, закрепившаяся за ним в обществе, будоражила ее любопытство.
  • (И. М. Касаткин. Чудо)

= Репутация человека, который совершал злые/плохие поступки, будоражила/ возбуждала ее любопытство и интерес к этому человеку.

Здесь требуют особого комментария оценочные предикаты и сочетающиеся с ними актанты-объекты. Следует отметить, что оценочные глаголы занимают колеблющееся положение, поскольку оценка может быть дана предмету, конкретному лицу, а также событию и суждению. Все же объект чаще всего при таких предикатах «стремится войти в одну группу с событийным» [Арутюнова, 1976, с. 138], иными словами, «требует» событийного прочтения.

V

Предикаты речевой деятельности управляют дополнением, которое указывает на тему сообщения, причем семантическая природа объекта (дополнения) может быть различной, а именно оно может обозначать предмет, лицо или событие, например разговор о сыне = разговор об отъезде сына.

Предикаты информации и знания семантически сочетаются, как правило, с актантом, указывающим/сообщающим о сути дела (сообщение о приезде сына, получение известия об изменении графика работы). Актант, указывающий на тему сообщения, уместен в том случае, когда сама информация уже известна адресату (Тебе уже прислали сообщение о сыне? Ты уже знаешь о сыне? = Тебе уже прислали сообщение о том, что сын приезжает завтра?). Иначе говоря, «эти предикаты допускают свертывание зависимой от них пропозиции к актанту» [Арутюнова, 1976, с. 127] (мне прислали сообщение о том, что твой сын приехал = мне уже прислали сообщение о твоем сыне).

На семантическом уровне интенсиональные и неинтенсиональные предикаты различаются в зависимости от того, каким объектом они (предикаты) управляют: предметным (конкретным) или препозитивным объектом, которые, в свою очередь, объединяясь в единую синтаксическую категорию, находятся к управляющему их предикату в отношениях «компле- тивности», поскольку без дополнения предикат остается семантически незавершенным [Арутюнова, 1976].

Конкретное дополнение при предикате обозначает прежде всего тот предмет, который подвергается каким-либо изменениям в результате осуществленного над ним действия. Дополнение в качестве пропозитивного объекта раскрывает содержание психического (эмоционального, интеллектуального, волевого) процесса, который протекает в субъекте (изъяснительные придаточные) или содержит в себе указание на цель действия (при глаголах целенаправленной социальной активности) [Арутюнова, 1976].

Группа предикатов пропозиционального отношения представляется разнообразной. К данной группе относятся предикаты говорения и сообщения, предикаты эмоциональных переживаний, предикаты оценочного суждения, волеизъявления и побуждения, предикаты, «создающие мир», предикаты слухового восприятия, суждения и мышления, предикаты памяти и знания и т. п.

С подобными предикатами дополнение должно получить событийное прочтение. При употреблении конкретного объекта при таком предикате обычно при интерпретации «восстанавливают» пропозицию, стоящую за объектом. Например, просьба денег взаймы = просить дать денег взаймы, пожелание красивой жены = пожелать кому-либо жениться на красивой девушке (иное прочтение свидетельствовало бы о нарушении десятой заповеди), обещание сыну часов = обещать подарить сыну часы, совет (кому-либо) по поводу поездки на юг = посоветовать кому-либо поехать на юг, хлопоты о пенсии = хлопотать о получении пенсии, ожидание сына = ожидать приезда сына, просьба за друга = просить кого-либо предоста- вить/сделать что-либо для своего друга. Некоторые предикаты, как правило, включая в свое лексическое значение указание на цель действия, тем самым содержат указание на «целевое» событие. Так, предикат хлопотать (хлопоты) обычно подразумевает «получение» чего-либо, а предикат обещать (обещание) при последующем предметном дополнении (существительном) содержит имплицитно «идею передачи, предоставления» [Арутюнова, 1976, с. 128]:

  • 12) Выслушав внимательно купца, пришедшего с хлопотами о зада- точке, обещал в свое время и задаточек.
  • (Ф. М. Достоевский. Подросток)

= Выслушав внимательно купца, который хлопотал (старался получить) о получении задатка, обещал в свое время передать ему задаток.

VI

Предикаты слухового восприятия, употребленные в своем прямом значении, «требуют» событийную интерпретацию актанта [Бархударов, 1965]. При интерпретации объект, на месте которого употреблено существительное предметного значения, необходимо развернуть в пропозицию в соответствии с контекстом, иначе высказывание может быть понято неоднозначно. Например, Я слышал заместителя директора ~ Я слышал, как говорил заместитель директора /Я слышал голос заместителя директора / Я слышал шаги заместителя директора / Я слышал, что говорил заместитель директора. Согласование предикатов слухового восприятия с препозиционными актантами (событийными объектами) объясняется тем, что звучание протекает во временной протяженности, а не «лежит» в пространственно-предметной плоскости действительности. Так, можно «слышать время, слышать движение времени», но видеть можно только «зримые приметы времени». По выражению А. Блока, звук предстает в качестве «материализованного» времени, «духовного тела мира» [Дневники, запись от 29 июня 1909 года. - Цит. по: Арутюнова, 1976, с. 129].

VII

Предикаты со значением механического (физического) действия, как правило, сочетаются с существительными конкретного (предметного) значения, занимающего место дополнения [Арутюнова, 1976]. «Ср. пилка дров, шитье платья, вязание чулок, битье стекол, поливка цветов и т. п. В результате употребления абстрактного (пропозитивного) существительного в качестве дополнения при «субстанциональном» предикате при обращении к контексту происходит приобретение объектом предметного смысла (проглотить какую-нибудь гадость), или «дематериализация» предиката (проглотить обиду)» [Арутюнова, 1976, с. 129]. В следующих предложениях имя, стоящее в позиции дополнения, при правильном понимании смысла предложения должно быть соотнесено с конкретным предметом:

  • 13) И принес он к порогу немощность своей души.
  • (В. Г. Короленко. Соколинец)
  • 14) И засветилось тайное желание его плоти от возмущения и негодования.
  • (В. Г. Короленко. Соколинец).

В этой связи необходимо отметить, что «предикат физического действия или состояния предъявляет требование предметности и к своему агенту или предмету, претерпевающему физическое изменение» [Арутюнова, 1976, с. 129].

Таким образом, интенсиональные предикаты, т. е. предикаты, обозначающие психические акты, также как предикаты слухового восприятия, «требуют» «пропозиции и имена пропозитивного значения в качестве объекта, а в качестве своего субъекта имена со значением живых существ. Предикаты физического действия имеют в качестве своих актантов (субъекта и объекта) только имена конкретного значения (если отвлечься от стихийных сил природы). Если в поверхностной структуре предложения это требование не соблюденно», предложение с асимметричной конструкцией, «для того чтобы быть понятым, нуждается в семантических преобразованиях» [Арутюнова, 1976, с. 130].

VIII

Предикаты суждения и мышления «требуют» в качестве объекта пропозиции и имена пропозитивного значения [Арутюнова, 1976]. При употреблении конкретного имени на месте объекта необходимо восстановить пропозицию посредством обращения к контексту:

  • 15) Его «Думы о Суворове» долгое время находились в столе.
  • (В. Г. Богораз. У входа в Новый свет)

= Его рукопись, представляющая собой размышления о жизни легендарного полководца, долгое время находилась в столе.

16) Мысль о северных реках энергично поддерживалась в Средней

Азии

(Г. И. Чулков. Северный крест)

= Мысль о том, что нужно изменить русла северных рек, энергично поддерживалась в Средней Азии.

IX

  • 17) Он неоднократно обращался к Поливановой с просьбой о квартире.
  • (А. М. Соболь. Обломки)

= Он неоднократно обращался к Поливановой с просьбой о предоставлении квартиры, но та игнорировала его просьбы.

  • 18) Ее прошение за сына осталось безответным.
  • (П. С. Романов. Русь)

= Ее прошение о помиловании сына осталось безответным.

В следующих предложениях конкретное имя, стоящее в позиции объекта при предикатах волеизъявления и побуждения, должно быть при правильном понимании смысла предложения отнесено к пропозиции с целью «заполнить семантическую лакуну, создаваемую привычным эллипсом» [Никитин, 1988, с. 23].

X

Сочетания предикатов эмоциональных переживаний с именами конкретного значения в качестве «актантов», представляющие собой асимметричные конструкции, для того чтобы быть понятыми, нуждаются в «семантических преобразованиях»:

  • 19) После многих скитаний по различным гостиницам им стали овладевать сожаления об отпуске.
  • (Л. А. Авилова. Пышная жизнь)

= После многих скитаний по различным гостиницам им стали овладевать сожаления о потерянном отпуске.

  • 20) Он уже был на грани помешательства; его ненависть к этой двери росла с каждым часом, проведенным взаперти.
  • (С. Ф. Буданцев. Мятеж)

= Он уже был на грани помешательства; злился, в нем с каждым часом, проведенным взаперти, зрела ненависть и недовольство собой за не- отремонтированную ранее и захлопнувшуюся так не вовремя дверь, хотя супруга и теща просили его отремонтировать дверь давно.

Итак, сочетание предикатов с актантами, в качестве которых употребляются имена конкретной лексики вместо единиц пропозитивного значения в соответствии с «основной установкой» семантического согласования, влияет на информативную полноту высказывания. Нарушение основной семантической установки, касаемой сочетания, приводит к нарушению смысловой гармонии. Согласование при чередовании конкретно-предметных и абстрактно-событийных существительных в отмеченных сочетаниях основано на различении материального и идеального, физического и духовного планов. Нарушение согласования обусловливает неоднозначную интерпретацию отдельного высказывания, содержащего асимметричную конструкцию.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >