Биткова Л. А. Конкретизация правового статуса комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в процессе реализации Конвенции о правах ребенка 1989 г.

зав. кафедрой правоведения РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, канд. юрид. наук, доцент

Благополучие детей и их права всегда вызывали озабоченность мирового сообщества. Основным и важнейшим международным документом о правах ребенка является Конвенция «О правах ребенка», принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. Конвенция утвердила новую мораль отношений между взрослыми и детьми, подняв интересы детей на самую высокую ступень: государства, подписавшие Конвенцию, обязуются признавать и защищать права ребенка. В СССР Конвенция была ратифицирована Верховным Советом СССР 13 июня 1990 г и вступила в силу 15 сентября 1990 г.

Конвенция признает право ребенка на жизнь, имя, гражданство, гарантирует защиту от любых форм дискриминации и насилия, признает, что образование должно быть направлено на развитие личности, талантов, умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме, на воспитание уважения к правам и свободам человека.

В основе Конвенции лежит убеждение, что детей следует принимать всерьёз, уважать их достоинство, всегда выслушивать мнение детей.

Государства-участники должны принимать все необходимые законодательные, административные меры для осуществления прав, признанных в Конвенции. Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

На государства — участников Конвенции возложена обязанность обеспечения детям такой защиты и заботы, которые необходимы для их благополучия, и с этой целью они принимают все соответствующие законодательные и административные меры.

Безусловное соблюдение норм Конвенции «О правах ребенка» является одним из приоритетов в ходе осуществляющегося совершенствования национального законодательства.

В настоящее время в России права ребенка регулируются многими законодательными актами, принимаемыми последовательно для урегулирования отдельных групп общественных отношений: Конституция

РФ, Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ», «О дополнительных гарантиях социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «Об образовании в Российской Федерации» и т.д. То есть существует целый ряд отраслевых нормативных актов, регулирующих отдельные виды прав детей. Однако, существующие пробелы в законодательстве, коллизии отраслевых норм, разночтения свидетельствуют о необходимости подготовки и принятия единого документа о правовом статусе ребенка как носителя субъективных прав и обязанностей, включая их процессуальную составляющую. И начинать нужно с законодательной формулировки понятия «ребенок», которое связано с понятиями «несовершеннолетний», «подросток», имеющими иные содержательные аспекты, и в Конвенции определяется как «каждое человеческое существо до достижения восемнадцатилетнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее».

Во исполнение Конвенции в 1999 г. был принят Федеральный закон № 122 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», закрепивший субъектов этой системы, их компетенцию по осуществлению профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

В эту систему входят органы здравоохранения, образования, опеки и попечительства, внутренних дел. Одним из ключевых субъектов данной системы являются комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (далее КДН и ЗП), которые согласно ст. 11 Федерального закона № 122 создаются на территории субъекта РФ в целях координации деятельности органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по предупреждению правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявлению и устранению причин и условий, способствующих этому, выявлению и пресечению случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий. При этом порядок осуществления деятельности комиссии, определяется законодательством субъекта РФ.

6 ноября 2013 г. было принято постановление Правительства РФ «Об утверждении примерного положения о комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав», в котором конкретизируется, что данные комиссии являются коллегиальными органами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних субъектов РФ с возможностью создания в составе органов исполнительной власти субъектов РФ или органов местного самоуправления специальных отделов или других подразделений.

Если следовать логике процесса конкретизации права, то национальное законодательство должно конкретизировать международноправовые нормы, а далее внутри правовой системы страны и с учетом юридической силы документов федеральные законы конкретизируют конституционные нормы и нормы, содержащиеся в федеральных конституционных законах, нормы подзаконных актов должны детализировать и организационно обеспечивать реализацию норм законов. Этот алгоритм вполне применим и к нормам, закрепляющим правовое положение участников общественных отношений.

Следует исходить из того, что согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные правовые акты субъектов РФ (ст. 76 Конституции РФ).

В имеющихся законодательных актах правовой статус КДН и ЗП не детализирован. В Федеральном законе № 122 нет указания на уровень органов, входящих в систему профилактики безнадзорности и профилактики правонарушений несовершеннолетних, т.е. предполагается, что в реализации данного направления деятельности задействованы как федеральные органы, так и органы субъектов РФ. Постановления, принятые КДН и ЗП, обязательны для исполнения всеми субъектами системы профилактики.

Но в силу того, что КДН и ЗП относятся к органам субъектов РФ, закономерно возникает вопрос: как они могут координировать рассматриваемую деятельность федеральных органов и насколько реально выполнение последними принятых комиссиями решений? Кроме того, ни в одном акте нет закрепленных критериев оценки деятельности КДН и ЗП, т. к. их функции сформулированы в самом общем виде.

Анализ положений нормативных актов, сложившейся практики правоприменения, позволяет говорить о влиянии советской системы профилактики правонарушений на существующую российскую систему. Не умаляя важности самого существования КДН и ЗП, следует отметить, что в сложившихся тревожных обстоятельствах необходимо менять подходы к профилактической работе с подростками, а значит, и ее организационную составляющую. Попытки решить проблемы безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних были сделаны неоднократно. Их результатами на федеральном уровне с организационной точки зрения были и создание в 2006 г. специальной Правительственной комиссии, и учреждение должности Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ. Однако количество «брошенных» детей и детей, вставших на путь криминала, уменьшается не так быстро, как хотелось бы.

По нашему мнению, необходим отдельный закон о правовом статусе ребенка, конкретизирующий международно-правовые нормы, в котором важно определить специальный орган, координирующий деятельность всех государственных и негосударственных организаций, обеспечивающих реализацию прав и свобод ребенка.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >