Полная версия

Главная arrow Инвестирование arrow Россия и БРИКС. Новые возможности для взаимных инвестиций

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Перспективы создания зоны свободных инвестиций БРИКС

В классической пятистадийной теории региональной интеграции Б. Балашши, появившейся более полувека назад, первой ступенью межгосударственной интеграции была обозначена зона свободной торговли, а второй — таможенный союз, третьей — общий рынок, в рамках которого создаются условия для свободного движения инвестиций и рабочей силы, которые дополняют общий рынок товаров и услуг, сформировавшийся в основном на первом и втором этапе развития интеграционного объединения[1] [2]. Действительно, именно по этой предсказанной Б. Балашши логике развивался Европейский Союз, и эту логику развития можно наблюдать в целом ряде других региональных интеграционных проектов. То есть свободное движение инвестиций, скорее, относится к “продвинутым” уровням интеграции, в то время как на первоначальном этапе целесообразно больше внимания уделить различным формам взаимодействия в сфере торговли.

В то же время за последние 10-15 лет существенно изменились условия мирового развития, которые определяют и особенности протекания двух составляющих его тенденций — глобализации и регионализации. Глобализация связана не только с ростом торговых потоков, но и с увеличением трансграничных потоков инвестиций, а также появлением новых центров экспорта капитала. Иностранные инвестиции сегодня являются важным фактором экономического развития, как для развитых, так и для развивающихся стран. Между тем, в связи с усилением дисбалансов, прежде всего в финансовой сфере стали реальностью глобальные и региональные кризисы, выход из которых требует все больших затрат и большего времени, чем это было в 1980-е — 1990-е годы. Последние финансово-экономические кризисы, имеющие характер глобальных (1997-1998 гг., 2001 г., 2008-2009 гг.) непосредственно отразились на стабильности двух главных глобализационных потоков — мировой торговли и инвестиций, что, в свою очередь, сказывается на темпах экономического роста и возможностях повышения уровня жизни населения (см. табл. 3.5). При этом ПИИ оказались наиболее чувствительны к экономической нестабильности.

В этих условиях стал все ярче проявляться такой негативный процесс как усиление государственного протекционизма, порождающее угрозу усиления макроэкономической нестабильности, снижения возможностей экономического роста и появления дезинтеграционных настроений. Не случайно, что на всех последних саммитах G20 отмечалась необходимость решительно бороться с госпротекционизмом.

Вместе с тем уже в первый год острой фазы глобального кризиса (с ноября 2008 г.) правительства разных стран, по оценкам Центра по исследованию экономической политики, ввели около 280 протекционистских мер. Почти половина — 121 мера — приходилась на страны G20, которые особенно активно выступают за экономику без барьеров1. Между тем, [3]

Таблица 3.5

Объемы ВВП, внешней торговли товарами и услугами и ПИИ в мире, млрд. долл.

1997

1998

2000

2001

2005

2008

2009

2010

2011

2012

ВВП

30575

30119

32371

32184

45849

61380

58194

63581

70202

71435

Экспорт

6939

6868

7927

7666

12939

19869

15975

19034

22494

22589

Импорт

6829

6790

7937

7705

12780

19545

15600

18605

21952

21871

Приток

ПИИ

488

706

1413

836

990

1816

1216

1409

1652

1351

Отток

ПИИ

479

691

1240

760

904

2005

1150

1505

1678

1391

Источник: база данных UNCTAD (www.unctad.org/TableViewer).

оценки экспертов ОЭРС показывают, что если бы страны G20 снизили торговые барьеры на 50%, они могли бы увеличить число мест для низкоквалифицированных рабочих от 0,3% to 3,3% и от 0,9% to 3,9% для высококвалифицированных рабочих в зависимости от конкретных государств1.

Протекционизм протекает в явных и скрытых формах. Например, одной из скрытых форм, дающей национальной продукции приоритет при госзакупках, стал призыв Барака Обамы “покупай американское” (Buy American).

Получил развитие так называемый ресурсный протекционизм. На фоне высоких цен на сырье многие страны вводили экспортные пошлины или запрет на вывоз той или иной продукции. По данным Еврокомиссии, в мире действует около 450 таких ограничений. Они касаются металлов, леса, продуктов химии, текстиля и продуктов питания[4] [5].

Важной формой протекционизма стало введение импортных тарифов и предоставление субсидий домашним производителям. В частности огромную финансовую поддержку получила автомобильная промышленность в США и некоторых других странах.

Сходные тенденции наблюдаются и в применении протекционистских мер в отношении ПИИ (см. рис. З.1.). В данном случае угроза протекционизма является даже более существенной в силу двух обстоятельств. Во-первых, ПИИ, как правило, гораздо более чувствительная тема для групп инвесторов, которые не могут не воспользоваться возможностями, открывающимися для них в условиях кризиса. Во-вторых, инвесторы гораздо более требовательны к качеству среды, а, следовательно, более болезненно реагируют даже на небольшое ее ухудшение. Возникающие таким образом риски для инвестиционных потоков, в сочетании с их важностью для экономического развития, не позволяют рассматривать многосторонние институциональные меры поддержки свободного движения капитала как исключительно “долгосрочную” задачу “продвинутой” интеграции: данная проблема часто нуждается в решении уже на ранних стадиях интеграционного взаимодействия.

Число национальных законодательных мер в отношении ПИИ

Рис. 3.1. Число национальных законодательных мер в отношении ПИИ

Источник: база данных UNCTAD (www.unctad.org).

Создание региональных интеграционных объединений разного характера в мире давно используется для преодоления национального протекционизма и для получения дополнительных возможностей экономического развития. Одним из действенных инструментов в этом отношении стало образование межгосударственных зон свободной торговли (ЗСТ), в рамках которых отменяются или уменьшаются таможенные пошлины, налоги и сборы, а также количественные ограничения во взаимной торговле, то есть устраняются торговые барьеры между странами участницами. В то же время каждый участник ЗСТ может вести собственную торговую политику по отношению к третьим странам.

Межгосударственные ЗСТ стали образовываться расположенными в одном историческом регионе и, как правило, граничащими между собой государствами. Наиболее известными являются ЗСТ в рамках ЕС, Европейская ассоциация свободной торговли (создана в 1960 г., в настоящее время включает Исландию, Лихтенштейн, Норвегию, Швейцарию); Североамериканская зона свободной торговли NAFTA (соглашение между США, Канадой и Мексикой, вступившее в силу в 1994 г.); Австралийско-Новозеландское торговое соглашение об углублении экономических связей (1983 г.); Зона свободной торговли между Колумбией, Эквадором и Венесуэлой (1992 г.); Бангкокское соглашение (соглашение между Бангладеш, Индией, Республикой Корея, Лаосом, Шри-Ланка 1975 г.); Зона свободной торговли СНГ (соглашение между странами СНГ 2011 г.) и некоторые другие.

В тоже время в последние годы стали появляться проекты создания трансрегиональных ЗСТ, охватывающих страны, расположенные в различных регионах мира, которые располагаются на значительном расстоянии друг от друга и не имеют общих границ. Это связано со стремлением придать дополнительные импульсы либерализации мировой торговли в условиях сохраняющихся протекционистских настроений.

Наиболее крупным проектом трансрегиональной ЗСТ может стать ЗСТ между ЕС и США. Совокупный объем торговли между США и ЕС в 2012 г. составил 646 млрд. долл. В рамках соглашения между сторонами будут отменены пошлины, которые составляют в среднем 3,5% в США и 5,2% в ЕС. При этом экономия будет достигаться не только за счет пошлин, но и за счет сокращения бюрократических процедур, что весьма существенно для среднего и малого бизнеса. В рамках этой ЗСТ предусматривается и выработка общих правил для взаимных инвестиций, что должно способствовать углублению инвестиционного взаимодействия ее участников.

Ведутся переговоры о создании ЗСТ между странами Таможенного союза (Россией, Беларусью и Казахстаном) и Вьетнамом. В ТС планирует вступить Армения. Всего поступило около 30 предложений о заключении договоров о свободной торговле, в том числе от далеко дистанцированных от стран ТС Индии, Чили, Перу, Израиля.

Любопытен и такой факт, что в прошлом в СЭВ, куда входили социалистические страны, имелся опыт трансрегионального интеграционного сотрудничества — с Кубой и Вьетнамом. Однако главными предпосылками для такого взаимодействия выступали политические, а не экономические приоритеты.

Активно в трансрегиональные экономические соглашения включается Китай. Он готовит 18 ЗСТ, которые охватывают 31 страну и регион. На конец 2013 г. КНР подписаны 12 соглашений о свободной торговле, среди которых можно упомянуть соглашения трансрегионального типа с такими регионами и странами как АСЕАН, Сингапур, Пакистан, Чили, Перу, Новая Зеландия, Коста-Рика, Исландия, Швейцария. Кроме этого, ведутся переговоры о создании ЗСТ с Республикой Корея, Австралией, Норвегией, Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива. Китай рассмотрел Региональное торговое соглашение с Индией, а также изучает возможности реализации подобных проектов со Шри-Ланкой и Колумбией1.

Развитие трансрегионального взаимодействия позволяет говорить о появлении нового явления в мировой экономике — фактически новом 'регионализме, или трансрегионализме, приоритетом которого является в первую очередь общность экономических интересов, а не территориальная близость и наличие общих границ. Именно общность экономических интересов и соответствующие межгосударственные договоренности, обеспечивающие реальную интеграцию [6]

отдельных рынков, определяют эффективность такого взаимодействия, тогда как экономическая роль территориальной близости в условиях развития новых видов транспортных и других коммуникаций отходит на второй план. Институциональной базой для развития трансрегионализма являются двух— или многосторонние комплексные соглашения, затрагивающие широкий круг вопросов взаимного сотрудничества. Обычно они предусматривают поэтапную ликвидацию таможенных тарифов и иных барьеров для промышленных и сельскохозяйственных товаров, а также различных видов услуг, защиту прав интеллектуальной собственности, формирование действенного механизма для урегулирования торговых споров и т. п.

Тенденции трансрегионализма усиливаются и в международном регулировании инвестиций. В последние годы уменьшается число заключаемых двусторонних соглашений о защите и взаимном поощрении инвестиций (см. табл. 3.6). При этом в 2 012 г. было подписано всего 2 0 таких соглашений— наименьшее число за последние 25 лет, а их общее число достигло к началу 2013 г. 2857.

Таблица 3.6

Число двусторонних международных соглашений о защите и поощрении инвестиций

1959-1970

1971-1980

1981-1990

1991-2000

2001-2008

2009-2012

53

71

243

1549

779

163

Источник: база данных UNCTAD (www.unctad.org/iia)

Увеличилось также число других соглашений, в которых затрагиваются вопросы инвестиционного сотрудничества. Их количество на начало 2013 г. составило 339.

Новой тенденцией стало перенесение центра тяжести таких соглашений на многосторонние соглашения. Так, из заключенных в 2012 г. 10 соглашений 8 составили многосторонние региональные соглашения. Кроме того, 110 стран участвовали в переговорах по заключению региональных экономических соглашений, важнейшей составной частью которых является инвестиционный раздел1. В табл. 3.7 представлены примеры возможных новых крупных многосторонних соглашений, где большое внимание будет уделено инвестиционному взаимодействию или будут заключены специальные многосторонние инвестиционные соглашения. Подобные соглашения не только консолидируют существующую сеть двусторонних инвестиционных соглашений, но и существенно модернизируют их содержание или полностью их заменяют. В некоторых же случаях многосторонние инвестиционные соглашения могут восполнить имеющиеся пробелы, связанные с отсутствием двусторонних инвестиционных соглашений.

В данной связи среди экспертов все чаще даются критические оценки двусторонних инвестиционных соглашений. В качестве альтернативы в рамках ВТО разрабатывается модельное многостороннее инвестиционное соглашение. Вопросами многостороннего инвестиционного взаимодействия занимается Всемирный экономический форум, Международная торговая палата, которые считают необходимым активизировать международные переговоры в данной области[7] [8].

В связи с расширением регионального и трансрегионального инвестиционного взаимодействия, а также в силу острой необходимости активизировать трансграничные инвестиционные потоки, по аналогии с зонами свободной торговли целесообразно говорить и о своего рода зонах свободных инвестиций (ЗСИ). Такая ЗСИ, на мой взгляд, может быть создана странами БРИКС без предварительного создания ЗСТ.

В настоящее время между странами БРИКС заключен ряд двусторонних соглашений о взаимной защите и поощрении инвестиций. Всего у государств БРИКС имеется более 340 таких международных соглашений, а также они участвуют в 60 других международных соглашений, где затрагиваются вопросы инвестиционного взаимодействия (см. табл. 3.8).

Новые инициативы многосторонних трансрегиональных

соглашений

Проекты многосторонних экономических соглашений

Число двусторонних инвестиционных соглашений у государств, вовлеченных в переговоры

Межарабское инвестиционное соглашение

96

Соглашение о всеобъемлющем региональном партнерстве между АСЕАН, Австралией, Китаем, Японией, Индией, Новой Зеландией и Республикой Корея (RCEP)

68

Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение (СЕТА) ЕС и Канады

23

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТРР)

21

Зона свободной торговли США — Индия

20

Зона свободной торговли США- Марокко (DCFTA)

12

Зона свободной торговли США- Сингапур

12

Зона свободной торговли США- Таиланд

8

Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство ЕС и США

8

Источник: The Rise of Regionalism in International Investment Policymaking; Consolidation or Complexity? UNCTAD, IIA. Issues Note. 2013. N3. P. 6.

Число международных соглашений о поощрении и взаимной защите инвестиций стран БРИКС, на конец 2012 г.

Таблица 3.8

Двусторонние

соглашения

Другие

соглашения

Всего

соглашений

Россия

71

4

75

Бразилия

14

17

31

Индия

83

14

97

Двусторонние

соглашения

Другие

соглашения

Всего

соглашений

Китай

128

17

145

ЮАР

46

9

55

БРИКС в целом

342

60

402

Источник: World Investment Report. New York and Geneva: UNCTAD, 2013. P. 230-233.

Для активизации инвестиционного сотрудничества России необходимо уточнить и дополнить в соответствии с новыми условиями имеющиеся у стран БРИК двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций (а с Бразилией постараться заключить такое соглашение[9]) и двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН). Однако, на мой взгляд, более эффективным путем стала бы подготовка преференциального многостороннего соглашения стран БРИКС по поощрению и защите взаимных инвестиций. По существу речь идет о важнейшей предпосылке для создания ЗСИ БРИКС.

В мире есть пример создания подобного института, который, правда, относится к случаю региональной интеграции. Речь идет о АСЕАН, в рамках которой была создана особая инвестиционная зона (ИЗ АСЕАН). Первые предпосылки по консолидации усилий по сотрудничеству в инвестиционной сфере было заложены соглашением 1987 г. по продвижению и защите инвестиций (ASEAN Agreement for the Promotion and Protection of Investment) и, особенно, соглашением 1998 г. об инвестиционной зоне АСЕАН (Framework Agreement on the ASEAN Investment Area), которое в период после азиатского финаннсового кризиса 1997 г. должны были стимулировать приток внешних и внутренних инвестиций в регион. Однако в полной мере эта идея была реализована в подписанном 26 февраля 2009 г. и вступившем в силу после его рати- 1

фикации всеми членами АСЕАН через три года — 29 марта 2012 г. — Комплексном инвестиционном соглашении АСЕАН — ASEAN Comprehensive Investment Agreement (ACIA).

Основными задачами ACIA являются:

  • 1) прогрессивная либерализация условий для инвестиций в странах АСЕАН;
  • 2) защита инвесторов из всех стран АСЕАН и их инвестиций в регионе;
  • 3) введение правил и норм регулирования, обеспечивающих транспарентность и предсказуемость процесса инвестирования;
  • 4) продвижение региона АСЕАН в мире как интегрированной инвестиционной зоны;
  • 5) объединение усилий для создания благоприятных условий для инвесторов из стран АСЕАН на территории каждой из стран региона1.

Характерно, что принимая ACIA и предыдущие инвестиционные соглашения, страны АСЕАН взяли на себя национальные обязательства по улучшению инвестиционного климата в каждой стране, по облегчению и упрощению инвестиционных процедур, по облегчению инвестиционных потоков, включая открытие для ПИИ новых секторов экономики, по снижению издержек ведения бизнеса, в том числе подписанию новых соглашений об избежании двойного налогообложения, и по совершенствования других норм национальных законодательств стран-членов.

В концепции ИЗ АСЕАН важную роль отведена экономическим стимулам. Среди них можно назвать временное освобождение от уплаты налога на прибыль, беспошлинный ввоз капитального оборудования, упрощение таможенных процедур, право на найм иностранного персонала, минимальный срок аренды земли под промышленные цели на 30 лет и другие[10] [11].

Руководящим органом по реализации ACIA является Совет, включающий министров, в компетенцию которых входят вопросы регулирования инвестиций в странах региона. Основным рабочим органом АИА является Координационный комитет по инвестициям. Функции Секретариата Совета и Координационного комитета выполняет Секретариат АСЕАН. Все национальные инвестиционные агентства также активно сотрудничают в реализации ACIA, а их главы входят в состав Совета.

Естественно, в инвестиционном сотрудничестве стран АСЕАН сохраняются определенные барьеры для инвесторов. Еще соглашение об ИЗ АСЕАН 1998 г. предусматривало составление специальных Списка временных ограничений и так называемого Деликатного списка для инвестиций в предприятия обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, рыболовства, лесного хозяйства, горной и добывающей промышленности, а также для инвестиций в соответствующие предприятия сферы услуг. Эти списки строятся по страновому принципу, то есть включают разделы по странам, в которых содержаться конкретные ограничения для ПИИ. Предусматривается ликвидировать в отдельных странах АСЕАН все ограничения поэтапно, завершив данный процесс до 2015 г. АСЕАН осуществляет постоянный мониторинг национальных законодательств стран-членов по данным вопросам. В соответствии с проведенными в них изменениями в феврале 2008 г. списки инвестиционных ограничений были уточнены. В то же время ACIA не исключает возможности появление новых областей для введения ограничений для ПИИ и предполагает многостороннее обсуждение данных вопросов, также как и дискуссии по вопросам введения новых мер по либерализации иностранных инвестиций.

Важно и то, что ACIA ориентируется не только на национальные компании из стран АСЕАН, но и на глобальные компании, уже работающие в регионе. А это мощнейшая группа инвесторов. В странах АСЕАН, например, действуют 80% из первых 500 крупнейших глобальных компаний мира известного рейтинга Fortune 500, в том числе 10 ведущих автомобильных и фармацевтических ТНК, производителей потребительской электроники и автозапчастей.

Таким образом, реализация ACIA нацелена на принципиальное улучшение инвестиционного климата в регионе. Он будет характеризоваться большей либеральностью, преференциальными условиями ведения бизнеса, прозрачностью и прогнозируемостью действий государственных институтов, что обеспечит более свободное движение инвестиций в рамках АСЕАН, то есть по-существу свободный и открытый инвестиционный режим. Все это также ускорит процессы экономического взаимодействия в АСЕАН в различных сферах.

Активизация совместных усилий стран АСЕАН уже позволила значительно увеличить ПИИ в регионе. Так, в 2011 г. их приток в АСЕАН достиг рекордного уровня в 114,1 млрд, долл., а в этом притоке ПИИ из стран АСЕАН составили 26,3 млрд, долл., или 23%. Приток инвестиций из стран АСЕАН в регион увеличился более чем в 10 раз по сравнению со среднегодовым притоком в 1998—2002 г. (2,4 млрд, долл.) и более чем в 4 раза по сравнению со среднегодовым притоком в 2003-2008 гг. (6,3 млрд. долл.). Это способствовало значительному росту накопленных ПИИ в АСЕАН — до 1,1 трлн. долл, в 2011 г. (5,3% всех накопленных в мире ПИИ) по равнению с 266 млрд, долл, в 2000 г. (3,5%)1.

Опыт АСЕАН мог бы быть использован при создании ЗСИ БРИКС. Принципиальное отличие такой зоны от ИЗ АСЕАН является ее трансрегиональный характер. Но это не противоречит современным тенденциям, проявившимся в глобальной экономике. Как и в АСЕАН создание ЗСИ БРИКС означает выработку общих правил для инвестирования, что значительно облегчит возможности трансграничных инвестиций не только для крупного, но и для среднего и малого бизнеса, часто использующего для данных целей “серые” схемы.

Естественно при этом необходима взаимная заинтересованность партнеров. Поэтому в ЗСИ могут первоначально войти не все страны БРИКС. Это тем более актуально, что не все [12]

эксперты считают необходимым углубление экономической интеграции стран БРИКС на современном этапе. Например, на состоявшемся в марте 2014 г. в Рио-де-Жанейро VI Академическом форуме БРИКС отмечалось, что “более глубокая интеграция пока не стоит на повестке дня”1. Хотя такую позицию опровергает реальная практика, прежде всего отмеченный выше поворот в российско-китайском экономическом сотрудничестве, который в новых геополитических условиях может существенно повлиять на политику в отношении углубления взаимных связей некоторых других стран БРИКС, ее нельзя не учитывыть. Кроме того, при создании ЗСИ могли бы быть приняты нормы, которые бы сняли опасения ее участников в отношении последствий инвестиционной деятельности для сохранения окружающей среды, развития трудовых и других социальных отношений и т. п.

Одновременно, положительным моментом создания ЗСИ БРИКС может стать ее “открытие” для присоединения третьих стран, желающих сотрудничать с БРИКС, но не являющихся ее членами. Управляемая “открытость” ЗСИ БРИКС может стать гибким механизмом включения ее участников в глобальную экономику. И одним из вариантов своеобразного переходного периода к вступлению в БРИКС.

Как и в соглашениях о ЗСТ, соглашение о ЗСИ БРИКС будет касаться только инвестиционной политики по поводу взаимных инвестиций и не затрагивать сферу инвестиционных взаимоотношений каждой из стран БРИКС с третьими странами. В соглашении о ЗСИ возможны определенные изъятия и исключения, касающиеся, например, стратегических отраслей экономики. И такие исключения могли бы закрепиться в виде особых перечней, которые периодически пересматривались с целью их сокращения и уточнения.

Существенным моментом при подготовке соглашения о создании ЗСИ БРИКС является выработка мер по стимулированию ПИИ. Здесь имеется определенный положительный опыт у каждой из стран БРИКС, который должен быть учтен [13]

в подобном соглашении. В то же время здесь могут быть предприняты нестандартные шаги, предусматривающие новые льготы и преференции по привлечению ПИИ для модернизации и структурной перестройки экономик БРИКС, некоторые из которых доказали свою эффективность в мировой экономике. Подобные договоренности стимулировали бы инвестиции корпоративных структур, в том числе в технологически передовые отрасли промышленности. Они способствовали бы развитию кооперационных связей на основе аутсорсинга, привлечению инвестиций в новые области экономики. И, самое существенное, создание ЗСИ предоставило бы новые возможности для трансграничных инвестиций малого и среднего бизнеса, для которого сложно преодолевать формальные и неформальные протекционистские барьеры, существующие в странах БРИКС. И вывело бы часть этого бизнеса “из тени”.

  • [1] The Financial Development Report 2012. World Economic Forum.2012. P. 13.
  • [2] Balassa B. The Theory of Economic Integration. 1961.
  • [3] Tensions contained, but LDCs continue to be hit by G20protectionism: The 8th GTA report. CEPR 2010. November 8 (http://www.cepr.org/press/PressReleaseGTA8.pdf).
  • [4] The Impact of Trade Liberalisation on Jobs and Growth. OECDTrade Policy Working Paper No. 107,2011.
  • [5] О введении ограничений на импорт задумались самые мощныегосударства (http: / /www.prostobiz.ua/biznes / ved/stati/o_vvedenii_ogranicheniy na import zadumalis samye moschnye gosudarstva).
  • [6] Китай строит 18 зон свободной торговли, затрагивающих 31 регион мира (http: //www.cn8ru.ru/post/kitaj-stroit-18-zon-svobodjnoj-torgovli-zatragivajushchih-31-region-mira.html).
  • [7] World Investment Report 2013. Global Value Chains; Investmentand Trade for Development. Geneva, 2013
  • [8] Sauvant K. , Ortino F. The need for an international investmentconsensus-building process. Columbia FDI Perspectives. 2013. August 12(http: / / www.vcc.columbia.edu/content/f di-perspectives).
  • [9] Как видно из таблицы, у Бразилии — наименьшее число такихсоглашений, так как страна исходит из того, что базой для защитыиностранных инвестиций является национальное законодательство.
  • [10] ASEAN Investment Area (AIA) Council (http://www.asean.org/communities/asean-economic-community/category/overview-14).
  • [11] Ассоциация государств Юго-Восточной Азии. Аналитическийдоклад (http://www.cis.minsk.by/page.php?id=664).
  • [12] ASEAN Investment Report 2012. The Changing FDI Landscape.Jakarta: The ASEAN Secretariat, 2013. July. P. 3-4.
  • [13] Итоги VI Академического форума в Рио-де-Жанейро. 18-19 марта 2014 г. (http://www.russkiymir.ru/briks/articles/115774/).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>