Полная версия

Главная arrow Инвестирование arrow Россия и БРИКС. Новые возможности для взаимных инвестиций

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Дорожная карта инвестиционного сотрудничества стран БРИКС

Для углубления инвестиционного взаимодействия между странами БРИКС необходимо предпринять конкретные меры. Важнейшей из них могла бы стать разработка Дорожной карты инвестиционного сотрудничества на перспективу до 2020-2030 гг. (далее ДКИС БРИКС). Она будет стимулировать активизацию других форм внешнеэкономического взаимодействия, прежде всего внешней торговли и промышлением и научно-технологической кооперации, а в некоторых случаях сделает инвестиционное сотрудничество их альтернативой.

Целями далее ДКИС БРИКС должны быть:

  • — определение приоритетных областей для инвестиционного сотрудничества;
  • — создание системы взаимных приоритетов и стимулов для реализации взаимных инвестиций и ликвидация существующих барьеров в этой области;
  • — координация действий и объединение усилий во взаимном инвестиционном сотрудничестве, расширение числа совместных двусторонних проектов и начало реализации многосторонних инвестиционных проектов;
  • — дополнение инвестиционного сотрудничества промышленной и научно-технологической кооперацией и другими формами и направлениями сотрудничества;
  • — открытие “окон возможностей” для межгосударственных инвестиций предприятиям малого и среднего бизнеса, которые необходимо активней привлекать к реализации крупных взаимных проектов;
  • — расширение координации усилий при реализации инвестиционных проектов в третьих странах;
  • — создание институциональных предпосылок для инвестиционного сотрудничества.

Рассмотрим некоторые из этих направлений подробнее.

  • 1) Среди приоритетных областей для инвестиционного сотрудничества должны быть как традиционные области, так и новые сферы, способствующие модернизации экономик стран БРИКС и отвечающие новым вызовам технологического развития. Здесь могут быть названы:
    • — добыча углеводородов — нефти, газа и угля и их транспортировка и переработка;
    • — развитие традиционной и малой электроэнергетики и обеспечение эффективной передачи электроэнергии;
    • — атомная энергетика и связанные с ней отрасли;
    • — альтернативная энергетика, в том числе производство биотоплива;
  • — производство химических продуктов для сельского хозяйства;
  • — автомобилестроение, железнодорожное машиностроение, судостроение, авиационная промышленность, сельскохозяйственное машиностроение;
  • — фармацевтическая промышленность, производство медицинского оборудования;
  • — отрасли, связанные с использование космического пространства;
  • — оборонная промышленность;
  • — сельское хозяйство, производство морепродуктов, пищевая промышленность;
  • — инфраструктура грузовых и пассажирских перевозок;
  • — туристические и рекреационные объекты и некоторые другие.

Список приоритетных направлений может быть расширен за счет новых договоренностей, он может быть детализирован в двусторонних программах инвестиционного сотрудничества. Однако главным содержанием таких программ должны стать конкретные проекты для реализации совместных инвестиций. Если такие проекты будут эффективны, они найдут своих инвесторов. При этом в двустороннем сотрудничестве, например, России и Китая, а также России и Индии, уже имеется опыт составления списков (перечня) таких первоочередных инвестиционных проектов.

2) Стимулирование взаимных инвестиций стран БРИКС может осуществляться как в рамках общего стимулирования иностранных инвестиций, так и дополнительных мер в каждом конкретном проекте сотрудничества. В частности, за счет предоставления льгот по отдельным налогам, таможенным платежам, селективного создания специальных условий для ведения бизнеса и т. п.

Стратегией преодоления имеющегося протекционизма должен стать обмен активами или другими компенсирующими факторами или льготами (“обменно-компенсационные соглашения”), которые, как было показано выше, уже использовались в инвестиционном сотрудничестве стран БРИКС. Но такое сотрудничество необходимо существенно активизировать, что кроме привлечения инвестиций в Россию, даст дополнительные возможности для российских инвестиций за рубежом, которые не появляются при реализации других форм сотрудничества.

Нефтегазовые отрасли, при проведении продуманной селективной стратегии, в принципе могут дать отличные возможности для стимулирования инвестиций в Россию. В Минэнерго, например, разрабатывается проект радикальной либерализации правил работы нефтегазовых концернов в Арктике. Россия могла бы выдавать лицензии на шельфовые месторождения зарубежным корпорациям, получая от них определенные привилегии. Сейчас компании с зарубежным капиталом могут участвовать в разработке шельфа только как миноритарные партнеры “Газпрома” и “Роснефти”.

Важно использовать и фактор усиления протекционизма в западных странах в условиях современного финансово- экономического кризиса в отношении компаний из развивающихся стран1, а также обострения отношений России с США и ЕС в связи с украинским фактором. И шире открыть возможности для взаимных инвестиций стран БРИКС.

Одной из сфер, где могут быть предоставлены определенные льготы, является сфера миграции трудовых ресурсов, которая может быть вкладом “экспортирующей” мигрантов страны в совместные проекты. Эти льготы должны иметь адресный характер, распространяясь на определенные сферы (например, сельское хозяйство, обработка древесины, легкая промышленность) и территории (отдельные территории в Сибири, на Дальнем Востоке).

В России, например, для ускорения процесса улучшения инвестиционного климата прорабатываются вопросы введения дифференцированного налогового режима на Дальнем Востоке. Примером такого взаимодействия может стать агропромышленная ОЭЗ, которая будет создаваться с участием [1]

японских инвесторов в Амурской области. Инициатор создания этой ОЭЗ — банк “Хоккайдо”, который собирался сформировать пул инвесторов из японских компаний. Японцы, испытывающие определенный дефицит пахотных земель и заинтересованные в поставках экологически чистых продовольственных продуктов, уже провели в этом регионе пробные посевы сои и гречихи.

Есть еще один пример подобного сотрудничества. Крупнейшая судостроительная компания Кореи — Hyundai Heavy Industries (HHI), в связи отсутствием в то время заказов по своей основной деятельности в апреле 2009 г. купила 67,6% акций российского фермерского хозяйства ООО “Хороль зерно”. HHI на 10 тыс. га земли в Приморском крае планирует производить к2014г. 60 тыс. т кукурузы и сои для поставок на внутренний рынок и на экспорт в Японию и Южную Корею.

Не исключено создание новых особых зон для развития сельскохозяйственного производства в Хабаровском и Приморском краях. Планируется предоставить резидентам таких зон не имевшиеся до этого в российской практике льготы. Первые пять лет они освобождаются от уплаты налогов на имущество, землю и транспортные средства. Ставка налога на прибыль в первые пять лет будет на уровне 2%, а следующие пять лет — 15,5%. Будет также значительно упрощен таможенный контроль1.

Такого рода сотрудничество, учитывая имеющиеся прогнозы обеспечения продовольствием в мире, может представлять особый интерес для азиатских членов БРИКС — Китая и Индии, а также для экспорта.

Существует и проект создания специальной промышленной зоны в районе Владивостока, где также будут созданы привлекательные для инвесторов условия. В этой зоне намечается развивать автомобильное производство, химикотехнологическую компонентную базу.

3) Координация инвестиционной политики стран БРИКС может осуществляться в рамках “обменно-компенсационных схем”, целенаправленного стимулирования инвестиций в территориальном и отраслевом разрезе и т. п. [2]

Реализация “обменно-компенсационных схем” потребует более тесной увязки стратегии привлечения ПИИ со стратегией поддержки инвестиций российских компаний за рубежом, прежде всего в высокотехнологичных отраслях.

Пока нет многосторонних мегапроектов стран БРИКС, которые предполагают более высокий уровень координации инвестиционной политики.

Одним из таких проектов может стать прокладка подводного интернет-кабеля, который должен связать страны БРИКС между собой и с США. Стоимость проекта оценивается в 1,5 млрд. долл. Общая протяженность кабельной системы с двумя волокнами по трассе Владивосток — Шаньтоу — Сингапур — Ченнаи — Маврикий — Кейптаун — Форталеза — Майами составит более 34 тыс. км, а пропускная способность — 12,8 Тбит/с. Другим таким проектом может стать использованию на территории стран БРИКС российской спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС. Продвижение технологий на базе ГЛОНАСС представляют политический и экономический интерес, а также открывают новые перспективы развития в гражданском и военном секторах. Заинтересованность в таком сотрудничестве уже высказала Индия.

Масштабный проект может быть сформирован в целях совместного использования в хозяйственных целях космического пространства (на базе строящегося космодрома “Восточный”).

В некоторых подобных многосторонних проектах могут принять участие и третьи страны. Например, в проекте по прокладке подводного интернет-кабеля должна принять Google и некоторые другие западные высотехнологичные компании. В отдельных проектах стран БРИКС на Дальнем Востоке могут быть задействованы рабочие из Вьетнама, Северной Кореи или стран Центральной Азии.

4) Особые усилия должны быть сконцентрированы на инвестиционном сотрудничестве, сопровождаемом промышленной и научно-технологической кооперацией, в технологически передовых отраслях, в которых Россия готова идти на более тесное взаимодействие со странами БРИКС. Как отметил В. В. Путин во время своего визита в Пекин в июне 2012 г.,

Россия совместно с КНР намерена активно продвигать крупные совместные проекты в гражданском авиастроении, космонавтике, в других высокотехнологичных областях, а также по линии технопарков, индустриальных кластеров, особых экономических зон на территории обеих стран... Речь должна идти о настоящем технологическом альянсе двух стран. О выстраивании производственных, инновационных цепочек, которые свяжут наши предприятия, научные, конструкторские, инжиниринговые центры. О совместном выходе на рынки третьих стран1. Эта позиция была четко выражена и в интервью В.В. Путина накануне его визита в Китай в мае 2014 г., когда Президент РФ предложил китайским инвесторам активнее принимать участие в подобных инновационных проектах на российском Дальнем Востоке[3] [4].

Целесообразно расширить льготы для зарубежных инвесторов, включая инвесторов из БРИКС, привносящих передовые технологии в Россию и создающих там свои исследовательские центры. И не ограничиваться для этого одним “Сколково”, а распространить их на все наукоемкие кластеры в России.

Одной из хорошо зарекомендовавших в плане получения технологий является стратегия “технологии в обмен на рынок”. Примером размена рынка на технологии является режим промсборки, благодаря которому, например, были создана современная автомобильная промышленность в Китае, России. Режим промсборки предполагает в обмен на льготы по таможенным пошлинам, прежде всего на ввозимые узлы и детали и локализацию производства отдельных компонентов, страна-инвестор организует сборочное производство и получает доступ на рынок принимающей инвестиции страны. Членство в ВТО запрещает использование инвестиционных “обременений” при торговле, которые предполагает режим промсборки. Однако какие-то элементы такой схемы при взаимном согласии могут быть применены в сотрудничестве со странами БРИКС. Они могут быть реализованы в таких отраслях как производство грузовых автомобилей, автобусов, сельскохозяйственной техники, фармацевтическая промышленность, электроника, приборостроение.

Так, правительство России собирается постепенно закрывать рынок для импорта фармацевтической продукции, но поддерживать создание внутри страны фармпредприятий со 100%-ным иностранным капиталом. Зарубежные фармпроиз- водители локализуют производство во многом для того, чтобы пользоваться преференциями, которые государство дает российским компаниям. При проведении госзакупок к локальным производителям не применяется понижающий коэффициент в 15% от предложенной им цены.

Дополнительные возможности для инновационного развития стран БРИКС дает военно-техническое сотрудничество, где использование креативных “обменно-компенсационных схем” и создание совместных предприятий позволяет стимулировать обмен передовыми технологиями.

Важным направлением также может стать сотрудничество России и отдельных стран БРИКС в создании системы центров послепродажного сервисного обслуживания импортируемых машин и оборудования.

5) Координация политики в отношении инвестиций в третьи страны может способствовать удешевлению проектов, усилению инвестиционного потенциала партнеров, завоеванию новых рынков за счет реализации совместных проектов и многосторонней государственной поддержки. Например, бразильские ТНК имеют хорошие позиции в некоторых странах Латинской Америки и Африки, индийские компании — в Азии, Россия — в странах СНГ, прежде всего в странах формирующегося Евразийского экономического союза, и т. п.

Конечно, здесь возможности в отношении частных компаний ограничены. Однако в странах БРИКС важную роль играют госкорпорации и национальные ТНК, которые контролирует государство: “Газпром”, Роснефть, РАО “ЕЭС”, РОСНАНО — у России, CITIC, CNPC, CNOOC, Lenovo — у Китая, ONGC, Indian Oil Corp., MIDHANI Ltd — у Индии, Petrobras, Vale, Votorantim Metais — у Бразилии, Sasol, PetroSA — у ЮАР и целый ряда других компаний. Эти компании вполне могут руководствоваться договоренностями о координации инвестиционной политики.

Подобная координация может осуществляться и частными компаниями в рамках многосторонних и двусторонних Деловых советов, в которых участвуют бизнесмены из стран БРИКС (Деловой совет БРИКС, Российко-Китайский деловой совет, Деловой совет по сотрудничеству России с Индией, Деловой совет Россия-Бразилия, Деловой совет России и ЮАР). Одной из форм подобной координации могло бы стать участие Деловых советов в формировании списков конкретных проектов сотрудничества.

Некоторые крупные компании из стран БРИКС должны быть приглашены в российский КСИИ, чтобы принимать активное участие в обсуждении вопросов, волнующих иностранных инвесторов в России. Улучшение инвестиционного климата не может произойти в один момент, а крупные инвестиции нужны уже сегодня. Поэтому актуальным остается и индивидуальная работа с крупными зарубежными компаниями. Отчасти такая работа осуществляется в КСИИ, однако в Совете только одна компания из стран БРИКС (индийская Sun Group), хотя многие из них стали играть существенную роль в мировой экономике. КСИИ стремится обеспечить сопровождение конкретных бизнес-проектов, а также серьезно усилил в последние годы свою экспертную работу, включая текущий анализ делового и инвестиционного климата, правоприменительной практики и административных процедур. Для этого в составе КСИИ созданы 3 рабочие группы: по улучшению инвестиционного климата в России и механизму взаимодействия инвесторов с органами власти; по налоговой, таможенной и валютной политике; по улучшению образа России как страны, принимающей инвестиции.

  • [1] Например, в октябре 2012 г. был опубликован доклад для конгресса США о результатах расследования в отношении китайскихкомпаний Huawei и ZTE, которые могут представлять угрозу длябезопасности США (США грозит Huawei // http://www.gazeta.ru/business/2012/10/08/4804337.shtml).
  • [2] Японцы получат российские земли // Ведомости. 2013.24 декабря. 167
  • [3] Путин В. В. Россия и Китай: новые горизонты сотрудничества(http://npe3HfleHT^/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%Dl%81%D1%82%D0%B8/15547).
  • [4] См. Путин В. В. Интервью ведущим СМИ Китая (http://www.kremlin.ru/news /21031).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>