Предупреждение энергетического кризиса

Характерной особенностью перспективного развития мировой энергетики будет постоянный рост доли преобразованных энергоносителей в конечном использовании энергии (в первую очередь электрической энергии). Повышение цен на электроэнергию, особенно базисную, происходит значительно медленнее, чем на углеводородное топливо. В перспективе, когда ядер- ные источники энергии будут играть более заметную роль, чем в настоящее время, следует ожидать стабилизации или даже снижения стоимости электроэнергии.

Современная цивилизация постоянно расширяет потребление природных ресурсов на фоне соответствующего роста отходов производства и потребления.

Это не может не вызывать увеличение затрат на борьбу с загрязнением окружающей среды. Как следствие, ныне общество должно постоянно повышать известную долю национального дохода, которая компенсирует затраты на извлечение природных ресурсов и охрану среды обитания человека. Это, в свою очередь, приводит к ограничению темпов экономического роста.

Исследование причин нарастания ряда столь негативных тенденций требует рассмотрения в первую очередь вопроса о дефицитности различных природных ресурсов, которыми располагает современная цивилизация.

На нынешнем этапе развития в мире действительно существует ряд природных ограничений. Так, на основе оценки количества топлива по трем базовым категориям — разведанные, возможные, вероятные — следует предположить, что мировых запасов угля хватит примерно на 600 лет, нефти — на 90, природного газа — на 50 и урана — на 27 лет. Иными словами, все виды топлива по всем категориям могут быть исчерпаны за 800 лет. Но если производство различных видов энергии будет расти сегодняшними темпами, то все виды используемого сейчас топлива будут истрачены через 130 лет, т.е. в начале XXII в.

Однако даже сейчас в ряде стран богатые месторождения практически выработаны до конца или близки к истощению. Не секрет, что аналогичная ситуация наблюдается и по ряду других видов полезных ископаемых.

Тем не менее вряд ли целесообразно утверждать о существовании дефицита природных ресурсов на планете.

Ныне человечество вовлекло в хозяйственный оборот меньшую часть ресурсов Земли: глубина разрезов не превышает 700 м, шахт — 2,5 км, скважин — 10 тыс. м. И наконец, основные резервы сбережения ресурсов содержатся в зачастую отсталых технологиях, не позволяющих использовать значительную часть природных ресурсов. Так, используемые ныне технологии извлекают не более 2/5 потенциальных запасов нефти, а коэффициент полезного использования добытых энергетических ресурсов ограничен 30—35%.

Кроме того, распределение природных запасов сырья и энергии по регионам и странам мира крайне неравномерно. Это также способствует обострению топливно-сырьевой проблемы.

Как известно, значительная часть существующих и перспективных мировых запасов полезных ископаемых сосредоточена в развивающихся странах. Ныне удельный вес развивающихся стран в запасах важнейших видов сырья среди государств с рыночной экономикой составляет от 30—40% (железная руда, молибден, уран и др.) до 60—90% (кобальт, нефть, никель, олово, природный газ, фосфаты и др.). Уже к середине 1980-х годов в этих странах было сосредоточено более 2/3 промышленных запасов 8 из 17 важнейших видов сырья.

Следует также иметь в виду, что их недра все еще сравнительно мало изучены. Еще к началу 80-х годов доказанные запасы минерального сырья на единицу площади в бывших колониях и зависимых странах были примерно в два раза меньше, чем в центрах мирового хозяйства. И это еще одно проявление экономической отсталости развивающегося мира. Использование достижений науки и техники, в частности космической геологии, позволило бы более полно изучить территорию земного шара, лучше оценить существующие месторождения, ускорить открытие новых. В наибольшей мере это относится к недрам стран развивающегося мира. Примером может служить сравнительно недавно открытое в Бразилии гигантское месторождение, где содержится 17 видов минерального сырья, в том числе 18 млрд т железной руды, 3,2 млрд т бокситов, 1 млрд т никеля.

Немаловажно и то, что отмечено более высокое качество полезных ископаемых в развивающихся странах. Так, в США медная руда разрабатывается при содержании меди 0,7%, а в Чили —

1,1, в Замбии — 3,0, в Заире — 3,9% (и это характерно не только для медьсодержащих руд). Более высокое качество руд в этих странах определяет их конкурентоспособность в условиях научно-технической отсталости и слабости финансовой базы.

Перечисленные факты наглядно свидетельствуют о том, что современный топливно-сырьевой потенциал развивающегося мира достаточно высок с точки зрения как количества, так и качества.

Тем не менее за высоким в целом уровнем «обеспеченности» развивающейся зоны разнообразными полезными ископаемыми скрываются существенные различия между отдельными странами и регионами. Подавляющая часть разведанных запасов топлива и сырья сосредоточена приблизительно в 45 из 130 государств и территорий развивающегося мира. Однако лишь в 10 из этих 45 стран обнаружено более трех видов полезных ископаемых, а в прочих — только один-два вида. Поэтому лишь некоторые, самые крупные страны могут использовать собственный более или менее диверсифицированный добывающий комплекс в качестве материальной базы создания многоотраслевой обрабатывающей промышленности. В их число входят Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Индия, Мексика, Перу, а также отчасти Боливия, Заир, Иран. Но и для этих стран проблема обеспечения топливом и сырьем в процессе индустриализации становится все более острой. Не случайно даже Бразилия, располагающая наиболее диверсифицированным сырьевым хозяйством, в последнее время вынуждена была во всевозрастающих масштабах обращаться к импорту сырья.

Эксплуатация природных ресурсов развивающихся стран имеет весьма длительную историю. Уже в XVII в. Ост-Индские компании вывозили медь Катанги в Европу. Освоение топливно-сырьевого потенциала в этой зоне осуществлялось преимущественно сырьевыми монополиями промышленно развитых стран и носило четко выраженный грабительский характер. Например, все налоги, выплаченные американской компанией «Кеннекот» правительству Чили в 1913—1924 гг., составили менее 1,0% ее продаж. Кроме того, долгое время производственная специализация некоторых из колоний ассоциировалась с действовавшими на их территориях компаниями: Чили была по существу вотчиной американской «Анаконды», Заир — бельгийской «Юнион миньер», а «Рио Тинто зинк» практически бесконтрольно действовала в располагающих запасами минерального сырья британских колониях.

Как известно, становление и развитие горнодобывающей промышленности содействовали созданию определенных предпосылок к экономическому росту этих стран. Но такое развитие деформировало местные хозяйственные структуры, придав им однобокий характер, где ведущие позиции заняли «анклавы», полностью зависимые от иностранных компаний и мирового рынка. Это не столько создавало условия для общего хозяйственного подъема, сколько способствовало консервации основного массива традиционных социально-экономических структур. Узкая сырьевая, нередко монотоварная специализация этих стран на производстве и экспорте полезных ископаемых в условиях их социально-экономической отсталости практически исключала реальность и перспективы интеграции сырьевого сектора с остальными сферами местного хозяйства.

С обретением суверенитета развивающиеся страны получили известные возможности для эксплуатации своих природных богатств, руководствуясь прежде всего собственными национальными интересами. Ныне наряду с перестройкой и интеграцией разобщенных экономических структур, повышением степени включенности добывающей промышленности в народно-хозяйственный комплекс развивающиеся страны должны уделять серьезное внимание развитию самого топливно-сырьевого сектора, который, выступая источником иностранной валюты, видимо, еще долгое время будет в немалой степени определять возможности их экономического роста.

Таким образом, пути смягчения и перспективы решения топливно-сырьевой проблемы связываются ныне с повышением потенциала развивающихся стран в сфере горнодобывающего комплекса (что предполагает и расширение геолого-разведочных работ в этой зоне), диверсификацией продукции обрабатывающей промышленности, переходом к использованию новых технологий.

Кроме того, существуют также и неисчерпаемые ресурсы, такие как энергия ветра и солнца, морских приливов и др.

Тем не менее человечество пока использует преимущественно традиционные, ограниченные ресурсы и не обращается к новым возможностям. Среди основных причин сложившейся ситуации — прежде всего недостаточный уровень развития науки и техники, который не позволяет, например, утилизировать энергию морских течений и приливов. Весьма существенными представляются также затраты на создание и внедрение новых технологий. Многие проекты, технически осуществимые уже сейчас, тем не менее не реализуются из-за недостатка средств у каждой отдельной страны.

Так, подготовленный в недавнем прошлом проект орошения Африки и Австралии посредством транспортировки к их побережью айсбергов, технически вполне доступный уже сейчас, требует объединения усилий мирового сообщества.

И наконец, слабая экономическая заинтересованность в применении новых технологий приводит к консервации устаревших методов.

Подводя некоторые итоги рассмотрения причин возникновения и обострения на современном этапе такой глобальной проблемы, как топливно-сырьевая, можно утверждать, что проявившийся в недавнем прошлом дефицит природных ресурсов связан в значительной степени с относительной слабостью их разведки, неэффективной добычей, переработкой и использованием этих источников.

И тем не менее человечество имеет вполне реальные потенциальные возможности для преодоления «дефицита ресурсов» на основе новейших достижений науки и техники.

Авторы прогноза «Россия в мире (2030): сценарии развития» выдвигают следующий прогноз развития глобальной энергетики.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >