Полная версия

Главная arrow Банковское дело arrow Банковские технологии и преступность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Банковские технологии, реализуемые государственными кредитными установлениями и преступность

Государственная Комиссия Погашения Долгов и Государственный банк Российской Империи

Государственная Комиссия Погашения Долгов основана 2 февраля 1810 г. для управления капиталом, образовавшаяся от продажи некоторого государственного имущества и представлявшая самостоятельную организацию. С 1817 г. она была присоединена к Министерству Финансов и до 1917 г. считалась составной частью этого ведомства.

Деятельность Государственной Комиссии Погашения Долгов заключалась: 1) в ведении счетов по всем операциям, 2) изготовлении данных для смет государственного кредита, 3) составлении отчетов комиссии, 4) ведении долговых книг, 5) приеме и проверке оплаченных купонов, 6) проверке правильности выплаты процентов и т.п.[1] [2]

Главным элементом банковской системы в период с 1860 г. по 1917 г. являлся Государственный банк Российской Империи, созданный по Указу от 31 мая 1960 г.1, устав которого разрабатывался на основе уставов Банка Франции и Государственного коммерческого банка. Создание его стало одним из закономерных этапов финансово-экономической реформы, вызванной кризисом конца 50-х годов, важным шагом на пути создания новой кредитной системы, более отвечавшей потребностям экономического развития страны. Как отметил министр финансов на заседании Государственного совета 13 сентября 1860 г., причины изменения банковской системы «заключались преимущественно в том, что банковским нашим установлениям, производившим кредиты на продолжительные сроки, посредством капиталов, вверенных им на время неопределенное, которые потому могли быть внезапно истребованы, угрожало неизбежное оскудение касс, как скоро выгоды, представляемые вкладчикам банками, стали оказываться недостаточными для удержания в них капиталов»[3] [4].

Указ от 31 мая 1860 г. предписывал Государственный Заемный банк упразднить, все дела и счета его передать в Санкт- Петербургскую Сохранную казну. Сохранные казны и Приказы общественного призрения после переподчинения их Министерству финансов (указ о 10 июля 1859 г.) были упразднены не сразу. Только в 1888 г. была ликвидирована Московская Сохранная казна, а в 1895 г. — Санкт-Петербургская Сохранная казна. До этого времени их деятельность, как и деятельность Приказов общественного призрения, ограничивалась лишь проведением расчетов с прежними заемщиками и передачей полученных от них сумм в Государственный банк России.

В ведение Государственного банка передавались все конторы и временные отделения Государственного коммерческого банка, которые именуются с этого момента конторами и отделениями Государственного банка. В Государственный банк передавались все вклады, принятые государственными кредитными организациями, с сохранением условий вкладов. К Государственному банку присоединялась Экспедиция государственных кредитных билетов. Основной капитал Государственного банка, который складывался из капиталов упраздненных Заемного и Коммерческого банков, устанавливался в 15 млн. рублей, резервный капитал устанавливался в 1 млн. рублей. Операции, разрешенные Государственному банку, указ предписывал вводить в действие постепенно, сначала в самом банке, а затем в его конторах, по усмотрению Министра Финансов.

Одновременно утверждался Устав Государственного банка, который стал основным правовым документом, регулировавшим деятельность данной кредитной организации. Согласно гл. 1 Устава Государственный банк учреждался «для оживления торговых оборотов и упрочения денежной кредитной системы»1. Прибыль, которую предполагалось получать от банковских операций, должна была распределяться следующим образом: 1) на погашение пятипроцентных банковских билетов и займов государственного казначейства из кредитных организаций; 2) на увеличение резервного капитала банка, который намечалось довести до 3 млн. руб. и который должен был служить для покрытия убытков от банковских операций. После выполнения этих задач вся прибыль должна была поступать в государственное казначейство, а сумма в 3—5 % прибыли направляться на вознаграждение правления и служащих банка.

Несмотря на то, что прибыль банка поступала в государственное казначейство, банковские вклады и его основной и резервный капиталы не могли «быть обращаемы на общие государственные расходы»[5] [6]. Но со стороны государства на банк возлагались определенные обязанности, в том числе платить проценты по вкладам и возвращать сами вклады, переданные банку из ликвидированных кредитных организаций; платить проценты по пятипроцентным банковским билетам и оплачивать сами билеты; производить обмен ветхих кредитных билетов на новые, крупных — на мелкие, и обратно, обменивать кредитные билеты на монету, принимать монету и слитки. В свою очередь, государственное казначейство обязалось обеспечивать выполнение данных функций «всеми средствами правительства»[6].

Анализ положений Устава банка позволяет констатировать, что деятельность Государственного банка более детально регламентирована по сравнению с Государственным коммерческим банком, что в свою очередь определяло режим реализуемых банковских операций (технологий), а именно:

1. Устав Коммерческого банка 1817 г. в отличие от устава Государственного банка 1860 г. не оперировал такими понятиями, как основной и резервный капитал. В уставе 1817 г. говорилось лишь о «капитале» из казны в 30 млн. рублей, отпущенном «для произведения учета» (ст. 5), т.е. на оборотные средства. Введение Е. И. Ла- манским в устав Государственного банка 1860 г. понятий уставного и резервного капитала имело целью сделать его более устойчивым в обеспечении своих обязательств.

  • 2. В уставе 1860 г. получили четкое разграничение операции (технологии) Государственного банка на две категории — «обязанности, возлагаемые на банк со стороны казны» и собственно коммерческие операции. Такого деления в уставе Коммерческого банка не наблюдалось. Однако характер операций Государственного банка за счет казны — выплата процентов и возврат капитала по вкладам бывших кредитных установлений, платеж процентов по 5 %-ным банковским билетам, обмен и размен кредитных билетов — не были присущи Государственному коммерческому банку уже потому, что он не занимался ликвидацией прежних казенных банков. Обмен и размен бумажных денег, как ранее отмечалось, производился в Государственном Ассигнационном банке, а по его упразднению в 1843 г. — в Экспедиции государственных кредитных билетов.
  • 3) Из смысла положений Устава Государственного банка следует, что он мог реализовывать большой перечень банковских технологий по сравнению с Государственным коммерческим банком. Помимо технологий банковских вкладов, технологий банковского кредитования, в том числе связанных с учетом векселей, которые реализовывал Государственный коммерческий банк, Государственный банк мог реализовывать различные банковские технологии с государственными ценными бумагами, а именно: «банк имеет право приобретать за свой счет и продавать государственные процентные бумаги» в сумме, не превышающей сумму его собственного капитала (ст. 13); банковские технологии трастовых операций (например, получать деньги по векселям и другим денежным документам в счет доверителей (ст. 41-46); банковские технологии расчетных операций («банк имеет право приобретать за свой счет и продавать государственные процентные бумаги» в сумме, не превышающей сумму его собственного капитала (ст. 13).

Технологии банковского кредитования, реализуемые Государственным банком, характеризовались следующим образом. Кредит предоставлялся (выдавался) под залог процентных и других ценных бумаг, золота и серебра в слитках и иностранной монете, товаров, сложенных на таможенных складах и в амбарах и опечатанных банком.

1) Технологии банковского кредитования под залог ценных бумаг реализовывались при следующих условиях. Исходя из того, что данные технологии являлись всегда наиболее рискованными, поскольку колебания биржевой цены на заложенные бумаги могли привести банк к убыткам, поэтому для их реализации наиболее важными являлись следующие обстоятельства: определение видов ценных бумаг, под которые банку разрешено предоставлять кредиты, определение размера (объема) предоставляемого кредита, определение срока, на который предоставляется кредит.

В залог разрешалось принимать следующие виды ценных бумаг: билеты Государственной комиссии погашения долгов, государственные пятипроцентные банковые билеты, польские облигации, акции и облигации компаний, пользующихся гарантией правительства, облигации «существующих ныне» земских кредитных обществ. Кредиты по этим залогам выдавались на срок от 3 до 6 месяцев в размере не более 75-80 % от цены заложенных бумаг по последнему биржевому курсу, процент за кредит удерживался при его выдаче. Кроме того, Устав разрешал предоставлять кредит под оплаченные акции обществ, компаний и товариществ, принимаемые в залог по казенным подрядам и откупам, на срок не более 3 месяцев и в размере не свыше 50 % от биржевой цены акций.

Поскольку курс заложенных ценных бумаг мог понизиться, Устав предусматривал дополнительные меры по снижению риска реализации технологий банковского кредитования под обеспечения ценными бумагами. Так, статья 76 Устава предполагает обязательство заемщика «выкупить залог к назначенному сроку и сверх того обеспечить банк или добавочным залогом или соответствующей уплатой в том случае, если в то время, на которое предоставлен кредит, биржевая цена на представленные в залог бумаги понизится на 10 % против биржевой цены, состоявшей во время приема их в залог». При понижении курсовой цены бумаг банк уведомлял об этом заемщика, и если не получал добавочного обеспечения в течение 6 дней, то имел право продать весь залог или его соответствующую часть. В случае просрочки залога, банк также мог продать его, из полученной суммы покрыть кредит и все свои издержки, а излишек, если он оставался, возвращал залогодателю.

2) Технологии банковского кредитования под залог товаров реализовывались при следующих условиях. Разрешалось предоставлять кредит в размере от 50 до 60 копеек на рубль залога и на срок от 1 до 6 месяцев, в особых случаях допускались отсрочки еще на 3 месяца. Общий размер кредита не мог быть ниже 5000 рублей. Принимались в залог «привозные и отпускные» товары в соответствии с утвержденным Министром финансов списком. Этот список в 1861 г. включал следующие товары: металлы, сахар, кожи, пенька и пакля, лен, куделя, сало, поташ, хлеб в зерне и муке, пеньковая пряжа, шерсть овечья, хлопчатая бумага, кофе1.

Нельзя не обратить внимания на то, что в соответствии с уставом Государственный банк предоставлял только краткосроч-

Русский государственный банк, его устав, правила и формы. ... С. 114—115.

89

ные кредиты. В связи с оттоком вкладов из государственных кредитных организаций в конце 50-х годов и возложенной на Государственный банк обязанностью оплачивать 4 % и 5 % банковые билеты, у банка просто не имелось достаточных средств для предоставления долгосрочных кредитов. В связи с этим, еще в 1859 г. вышел указ о прекращении выдачи ссуд (предоставления кредитов) под залог и перезалог недвижимости и запрещении рассрочки недоимок по этим кредитам. В этот момент Государственного банка еще не существовало, но данное положение оказало влияние и на его устав, принятый вскоре.

В своей речи, произнесенной в Совете государственных кредитных установлений 13 сентября 1860 г. Министр Финансов признавался, что отмена долгосрочного кредита под залог недвижимости затронула интересы помещиков, «привыкших рассчитывать на пособия и снисходительность банков»1. Поэтому 9 августа 1860 г. император утвердил Положение Комитета министров, предоставившее заемщикам государственных кредитных установлений ходатайствовать о рассрочке числящихся на имениях их долгов вновь на 37 лет, «с уплатежем 5 % интереса и 1 % погашения, если эти долги не превышали первоначально представленного кредита. По словам министра, «Мера эта не стеснит оборотов Государственного банка, так как погашение главнейшего 5 % банковского долга должно совершиться в течение того же самого срока — 37 лет»[8] [9]. Очевидно, данное заявление не вполне соответствовало действительности, и правительству пришлось пойти на некоторые финансовые жертвы, дабы не вызвать неудовольствия помещиков. Одной из жертв стала эмиссия в 100 миллионов рублей[10].

Вынужденное пойти навстречу интересам землевладельцев, правительство в 1883 г. издало закон, дополнявший устав Государственного банка и разрешавший ему открывать кредит землевладельцам под их соло-векселя сроком до 9 месяцев «по представлении землевладельцами залоговых свидетельств и с наложением на имения заемщиков запрещения в размере означенного им кредита». Принятие данного законодательного акта было очевидной полумерой, не принесшей значительных дивидендов банку и не способной решить проблемы землевладельцев.

Государственный банк мог реализовывать три вида вкладов, иначе говоря, банковских технологий депозитных операций: 1) банковские технологии депозитных операций, связанные с хранением ценностей, 2) банковские технологии депозитных операций по текущим счетам, 3) банковские технологии депозитных операций для обращения в проценты.

1) Банковские технологии депозитных операций, связанные с хранением ценностей, реализовывались при следующих условиях. Государственный банк мог принимать на хранение следующие ценные бумаги: государственные бумаги, отечественные и иностранные, акции, облигации, контракты, духовные завещания, векселя, расписки, слитки драгоценных металлов, изделия из них, русские и иностранные монеты. Кроме того, от лиц, имевших в банке текущий счет, принимались на хранение закрытые шкатулки определенного веса и размера, содержание которых могло оставаться неизвестным. Взамен на имя вкладчика выдавалась расписка, в которой указывались следующие данные: предмет вклада, объявленная цена вклада, звание, имя, фамилия, место жительства вкладчика, когда и на какой срок внесен вклад, номер вклада в специальном реестре банка. За хранение вклада банк взимал с вкладчика плату соразмерно сумме вклада.

Получить вклад мог либо сам вкладчик, либо его доверенное лицо. Вместе с тем, законодательство не допускало приема вкладов на хранение от имени нескольких лиц, а также малолетних и состоящих под опекой, то есть тех, кто нуждался в особой защите их интересов.

  • 2) Банковские технологии депозитных операций по текущим счетам реализовывались при следующих условиях. Вклад на текущий счет предусматривал возможность приема наличных денег и срочных денежных документов от частных лиц, торговых домов, обществ и государственного казначейства, «с тем, чтобы по приказам и ордерам сих лиц и мест, производить платежи из сумм, находящихся в распоряжении вкладчика, или переводить суммы с одного счета на другой». Эти услуги вкладчик не оплачивал. Текущий счет представляет собой форму вклада, удобную и для банка, и для вкладчика. В связи с этим все свободные средства министерства финансов и государственного казначейства помещались в Государственный банк на беспроцентный текущий счет. По текущим счетам частных лиц банк платил с 1864 г. 3 % годовых, с 1886 г. — 1 %, а с 1891 г. прекратил выплату процентов[11].
  • 3) Банковские технологии депозитных операций для обращения в проценты реализовывались при следующих условиях. Вклады, вносимые для обращения из процентов, принимались от физических и юридических лиц. Условия вклада, то есть размер вносимых сумм, проценты, сроки востребования могли меняться, но подлежали утверждению Министра Финансов и объявлялись за месяц до предстоящего изменения. На вклады выдавались только именные книжки, которые нельзя было передать другому лицу без передаточной надписи в книгах банка. До этого государственные кредитные организации выдавали вкладчикам процентные бумаги, которые фактически имели хождение наравне с деньгами, расстраивая финансовую систему страны. Теперь же вкладные книжки не могли заменять деньги, так как получить по ним мог только сам вкладчик либо наследники вкладчика, вступившие в законные права.

Устав Государственного банка не определял, какой процент подлежал выплате по вкладам, чтобы правительство имело возможность гибко регулировать данный процент в зависимости от экономической ситуации и своих потребностей. Первые правила приема вкладов в Государственный банк, одобренные после утверждения Устава 1860 г., определяли, что по бессрочным вкладам, которые принимались только от 100 рублей за один раз в круглых суммах без копеек, банк уплачивает 3 % годовых. По срочным вкладам, внесенным на срок от 3 до 5 лет, выплачивалось 4%, если срок составлял 6-10 лет, выплачивалось 4 и 1/2 %. При этом срочные вклады принимались от 500 рублей. Во всех случаях начисление процентов осуществлялось не ранее, чем через 6 месяцев1. Процент по бессрочным вкладам был установлен ниже для того, чтобы привлечь крупных вкладчиков к срочным вкладам, как более выгодным для банка, и в целом, и в данной конкретной ситуации в особенности.

За период 1861—1881 гг. коммерческие операции Государственного банка не отличались особой активностью. Так, учет векселей за 20 лет увеличился с 32,1 млн. рублей до 101,4 млн. рублей, производство онкольных ссуд и остатков на специальных текущих счетах под процентные бумаги — с 10,6 млн. рублей до 109,7 млн. рублей, а размеры кредитов под товары — с 3,0 млн. рублей до 5,9 млн. рублей[12] [13]. Преобладание в активных операциях Банка доли учета векселей и кредитов в форме специальных текущих счетов под процентные бумаги никак нельзя связывать с проявлением коммерческой деятельности Государственного банка России. Данная «активность» была связана с кредитованием через эти счета пошатнувшейся деятельности коммерческих банков России, проявившейся в ходе экономического кризиса 1873 года.

Главная же причина незначительности коммерческих оборотов Банка была связана с устранением последствий от ликвидации казенных кредитных установлений России. Так суммы, направляемые на эти цели, достигали в 1864 г. 165 млн. рублей, в 1872 г. — 160 млн. рублей и в 1876 г. — ПО млн. рублей. С 1880 г. по 1885 г. эти затраты колебались в среднем на уровне 55 — 75 млн. рублей[14].

С постепенным сокращением счетов ликвидируемых кредитных организаций Государственный банк получал в свое распоряжение все больше и больше средств для развития своих коммерческих операций, а значит и для реализации большего круга банковских технологий, а именно: технологии по учету соло-векселей с обеспечением недвижимостью; технологии банковского кредитования промышленных объектов, хотя реализация их наблюдалась и раньше; технологии расчетных операций, что связано со значительным ростом кассовой наличности Банка и увеличением принадлежащего ему пакета процентных бумаг и т.п.

К началу 80-х гг. в России завершился промышленный переворот. Возникли новые отрасли промышленности — угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. К старым промышленным регионам — Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу — прибавились новые: южный угольнометаллургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий. Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь. Выросли крупные центры отечественного транспортного (Сормово, Луганск и Коломна) и сельскохозяйственного (Харьков, Одесса, Бердянск, Александров, Елисаветград) машиностроения. Но, несмотря на интенсивное развитие промышленности, в России доминирующей частью экономики продолжало оставаться сельское хозяйство, которое постепенно приобретало все более торговый, предпринимательский характер. В свою очередь торговое земледелие предъявляло спрос на улучшенные орудия обработки почвы, сельскохозяйственные машины и наемный труд.

Неурожайные 1891—1892 гг., снижение положительного сальдо торгового баланса в 1892 г. в 5 раз против уровня предыдущего года, отказ от кредита из Европы, упадок сельского хозяйства и недостаточное развитие широкого кредита для населения, а также сокращение банковских технологий, реализуемых Банком, в связи с подготовкой денежного обращения страны к системе золотого монометаллизма (для чего высвобождающиеся средства направляются не на «оживление торговых оборотов», а на увеличение золотого запаса Государственного банка), подтолкнули Государственный банк к реформированию своей уставной деятельности.

21 сентября 1892 г. императором Александром III была учреждена Комиссия по подготовке нового Устава Государственного банка, Председателем которой был назначен Министр финансов

С. Ю. Витте1. Членами ее «по назначению» являлись 16 высших чинов четырех ведомств. Двенадцать из них были чиновниками Министерства финансов. Кроме того, в работе Комиссии принимали участие четыре «члена по приглашению»: бывший Управляющий Государственным банком и автор первого Устава Государственного банка Е. И. Лиманский, экономист-теоретик ординарный профессор Императорского университета Св. Владимира А. Я. Антонович, Председатель Правления Московского купеческого банка И. И. Билибин и член Совета Варшавского коммерческого банка Н. К. Флиге.

В результате работы Высочайше утвержденной комиссии от 6 июня 1894 г. был утвержден новый Устав Государственного банка[15] [16], и формально (поскольку после Октябрьской революции 1917 г. этот Устав не был отменен) на основании этого Устава Банк работал до времени своей ликвидации в январе 1920 г. Но фактически многие пункты этого Устава перестали применяться уже через несколько лет или вообще не были введены в действие. Связано это было, прежде всего, с тем, что устав 1894 г. вошел в противоречие с принципами построения денежной системы России, преобразование которой началось год спустя после принятия устава. Как известно, в 1895 — 1898 гг. в России была проведена денежная реформа, в результате которой в стране был введен золотой монометаллизм. Государственный банк стал эмиссионным центром страны. Установлен был размен государственных кредитных билетов на золотую монету, и для обеспечения свободного размена выпуск кредитных билетов был ограничен очень жесткой нормой: лишь в пределах до 600 млн. рублей золотое покрытие могло ограничиваться 50 %, а сверх этой суммы кредитные билеты должны были быть покрыты золотом полностью. Поэтому Государственный банк для сохранения постоянного эмиссионного резерва должен был всегда держаться на некотором расстоянии от эмиссионного лимита. В результате политика широкой поддержки торговли и промышленности за счет средств Банка не была реализована.

Основной задачей Банка стало «облегчение денежных оборотов, содействие посредством краткосрочного кредита отечественной промышленности и сельскому хозяйству» (ст.1). Следует отметить, что по Уставу 1860 г. Государственный банк не реализовывал технологии банковского кредитования промышленных предприятий, что, впрочем, было вполне оправдано, так как в то время эта технология считалась наименее обеспеченной.

Изменилась организация управления Государственного банка, который стал подчиняться непосредственно Министру Финансов. По его указанию проводились операции с золотом и процентными бумагами, а также особые операции за счет разных ведомств и учреждений. Кроме того, на его утверждение представлялись дела, окончательное решение по которым выходило за пределы компетенции Совета Банка.

Государственный банк был выведен из-под надзора Совета государственных кредитных установлений и наравне с другими департаментами Министерства финансов поставлен под надзор Государственного контроля. Ревизии Государственного контроля подлежали расходы банка и его операции за счет казны. Государственный контролер должен был представлять свое заключение по годовому отчету Государственного банка перед тем, как министр финансов представлял его в Государственный совет. Кроме того, на Государственный контроль возлагалось свидетельствование денежных касс Банка и хранящихся в кассах и кладовых ценностей.

Общее управление Государственным банком возлагалось на Совет, который заменил Правление и Управляющего Банком. Состав Совета Банка по сравнению с составом Правления значительно расширился. В него входили: директор Особенной канцелярии по кредитной части, член от Государственного контроля, товарищи управляющего Банком, управляющий Санкт-Петербургской конторой Банка, члены от Министерства финансов (их число не ограничивалось), один член от дворянства и один — от купечества. Председателем Совета Государственного банка был его Управляющий. Представители правительственных ведомств пользовались в Совете совещательным голосом и могли в случае несогласия с большинством Совета представлять свои особые мнения.

При Совете Банка под руководством его Управляющего находились отдел кредитных билетов, юрисконсульт, судебный отдел, отдел местных учреждений, центральная бухгалтерия, инспекция, канцелярия и управление государственными сберегательными кассами.

Банковские операции (технологии), состоявшие в ведении Совета, подразделялись на два вида: требовавшие утверждения Министра Финансов и решаемые властью Совета. К операциям, представляемым на утверждение министра, относились изменение или дополнение устава, рассмотрение и изменение правил операций (технологий) и порядок делопроизводства, счетоводства и отчетности учреждений Государственного банка, обсуждение сметы расходов, рассмотрение годичного отчета, строительство и приобретение помещений для контор банка и его служащих, открытие и закрытие местных учреждений, определение числа директоров в конторах, кроме Санкт-Петербургской, избрание членов учетно-ссудных комитетов, допущение к учету векселей на срок свыше 6 месяцев, определение размера процентов по коммерческим операциям и условий по вкладам, рассрочка и отсрочка долгов по неопротесто- ванным векселям на любую сумму, списание со счетов безнадежных и неправильно числящихся долгов на суммы, превышающие назначенные Министром Финансов пределы для окончательного решения этих дел в Совете банка, разрешение на предоставление кредитов под инвентарь иностранного производства и прием в заклад иностранных товаров, открытие бланковых кредитов.

Был расширен круг операций (технологий), подлежавших «окончательному разрешению Совета». К этим операциям (технологиям) относились: определение круга операций местных учреждений и числа членов учетно-ссудных комитетов, разрешение разногласий Правлений контор с учетно-ссудными комитетами, разрешение досрочного взыскания кредитов под соло-векселя с обеспечением, утверждение росписи товаров, под которые предоставляются кредиты из банка, и списка предприятий, товарные документы которых принимаются в обеспечение по кредитам, разрешение отсрочки принудительной продажи заложенных товаров, указание не гарантированных правительством ценных бумаг, принимаемых в обеспечение по кредитам, установление оценок ценных бумаг, принимаемых в обеспечение по кредитам, утверждение формы отчетов посредников по представлению кредитов, разрешение местным учреждениям банка на производство комиссионных операций и определение размера платы за их исполнение, определение порядка хозяйственного заведования оставшимся за Банком имуществом до его продажи.

Исполнительная и отчасти распорядительная власть в Государственном банке принадлежала его Управляющему, полномочия которого по отношению к Совету банка расширились. К обязанностям Управляющего банком относились: общее руководство операциями и общее наблюдение за правильностью делопроизводства, исполнением Устава и наказа Банка, а также сохранность всех его касс и ценностей; сношения и переписка от имени Банка; распоряжения, касающиеся личного состава служащих; назначение ревизий и командировки служащих по делам службы; распоряжение расходами с правом передвижения кредитов в пределах годовой сметы Банка; составление и представление годовой сметы и отчета; заведование по указанию министра финансов операциями, возлагаемыми на банк за счет казны, а также операциями с золотом и процентными бумагами, принадлежащими банку и сберегательным кассам; заведование по поручению министра финансов особыми операциями по займам, конверсиям и т. д.

Анализ положений нового Устава Государственного банка и других нормативных актов позволяет сделать вывод, что были изменены требования к реализации банковских технологий.

Относительно банковских технологий депозитных операций, реализуемых банком, которые из смысла положений Устава 1894 г. стали дифференцировать на два вида: 1) банковские технологии денежных депозитных операций и 2) банковские технологии депозитных операций, предназначенных для хранений.

1) Банковские технологии денежных депозитных операций реализовывались при следующих условиях. Вклады принимались от физических и юридических лиц, в том числе от торгово- промышленных товариществ и обществ, общественных и сословных учреждений и банков.

Рассматриваемые банковские технологии, в свою очередь, могли быть трех подвидов: а) банковские технологии денежных депозитных операций по текущим счетам, б) банковские технологии бессрочных денежных депозитных операций и в) банковские технологии срочных денежных депозитных операций. Таким образом, как нетрудно заметить, основанием дифференциации банковских технологий денежных депозитных операций на подвиды являлись условия денежных вкладов, которые определялись Советом банка и утверждались Министром Финансов, об изменении условий, как и ранее, надлежало объявлять за месяц вперед. По срочным вкладам условия не могли изменяться до окончания срока вклада. Срочные вклады, не востребованные в срок, обращались в бессрочные. Текущим счетом вкладчик мог распоряжаться посредством приказов или чеков, обслуживался этот счет, как и ранее, бесплатно. Документы владельцам бессрочных вкладов выдавались только именные, по срочным вкладам — и именные, и на предъявителя. Именной вклад мог быть выдан самому вкладчику, его законным наследникам или доверенным лицам, представившим документы на право распоряжаться вкладом. В случае утраты именных документов на вклады, банк выдавал дубликаты, но только после троекратной публикации вкладчиком об утрате документов и публикации банка о недействительности утраченного документа. Выдача сберегательных книжек именных и на предъявителя соответствует современным нормам (Ст. 843 ГК РФ).

2) Банковские технологии депозитных операций, предназначенных для хранения, реализовывались при следующих условиях. По вкладам на хранение принимались ценные бумаги, золотые, серебряные, драгоценные вещи, документы всякого рода. На имя вкладчика выдавался документ. Размер платы за хранение утверждался Министром Финансов и публиковался. Если плата за хранение не вносилась в течение 10 лет по ценным бумагам и 30 лет по драгоценным вещам, вклад поступал в продажу. Полученная сумма, за вычетом причитающихся банку за хранение денег и расходов на продажу, поступала на бессрочный вклад на имя вкладчика. Необходимо отметить, что вклад на хранение — это вид вклада, не имеющий банковского характера и не приносящий банку значительной прибыли. В определенной степени вклад на хранение являлся пережитком феодальных кредитных организаций, и не снабжал банк оборотными средствами. Тем не менее, он дожил до наших дней, модернизировавшись и приняв форму аренды банковских сейфов и депозитных ячеек.

Более детально отдельные аспекты банковских технологий депозитных операций, реализуемых Государственным банком, регулировались специальными наказами Министерства финансов. В соответствии с наказом по операции бессрочных вкладов в учреждениях Государственного банка от 10 июля 1895 г., данные вклады принимались без ограничения суммы, на них выдавались только именные книжки, проценты по вкладам подлежали обязательному налогообложению с доходов от денежных капиталов в размере 5 % от суммы дохода[17].

Наказ по операции срочных вкладов в учреждениях Государственного банка от 10 июля 1895 г. устанавливал, что такие вклады принимаются на 1 год, на 5 и на 10 лет, не менее 100 рублей в полных десятках рублей, с процентов взимается налог. Разрешалось по желанию вкладчика выдавать несколько свидетельств от 100 рублей каждое на имя любого лица или на предъявителя1.

Таким образом, институт банковского вклада регулировался различными нормативными документами в отношении Государственного банка достаточно подробно. Вместе с тем, в некоторых научных публикациях выражалось сожаление, что Государственный банк, в отличие от банков многих других государств, не принимал вкладов для управления, чтобы распоряжаться ими в пределах, установленных долей вкладчика[18] [19], т.е. Государственный банк не реализовывал банковские технологии депозитных операций, связанных с управлением. При этом следует обратить внимание, что ст. 163 Устава 1894 г. разрешала банку принимать на себя за особую плату выдачу справок по тиражам ценных бумаг, обмен вышедших в тираж бумаг, совершение прочих действий, относящихся к распоряжению вкладами. Данное положение фактически означало возможность реализации указанных технологий.

Как представляется, необходимо отметить следующее, для центральных кредитных организаций, к которым можно отнести и Государственный банк, не характерно принятие вкладов с выплатой процентов, как срочных, так и до востребования. Как правило, центральные банки оперируют только текущими счетами, за исключением счетов частных лиц. Но там, где центральным банкам разрешалось принятие вкладов, законодательство устанавливало соотношение между размером собственного капитала и суммой обязательств по вкладам, особенно вкладам до востребования, которые могут быть изъяты в любой момент. Возможность возвратить вклады по первому требованию представляет собой важное средство против возможных финансовых потрясений и банковских кризисов. В отношении Государственного банка такое соотношение в законодательстве не определялось, что можно считать одним из наиболее важных недостатков банковских уставов.

С принятием нового Устава Государственного банка, а также ряда иных нормативных актов, существенным образом изменились требования, предъявляемые к реализации технологий банковского кредитования. При этом следует отметить, что в Уставе 1894 г. используется помимо термина «ссуда» и термин «кредит», что характеризует новый уровень развития таких технологий.

1. В качестве обеспечения технологий банковского кредитования, реализуемых Государственным банком, по-прежнему использовался залог ценных бумаг — всех государственных и гарантированных правительством, а также по решению Совета банка тех из негарантированных частных бумаг, которые принимаются в заклад по обязательствам с казной. Максимальный размер кредита составил для государственных и гарантированных правительством бумаг 90 % от цены заклада, для закладных листов и облигаций ипотечного кредита — 80 %, для прочих бумаг — 75 %.

Необходимо отметить, что Устав (ст. 134) предусматривал возможность реализации технологий банковского кредитования под ценные бумаги не только на определенный срок, но и на условиях специального текущего счета, при котором заемщик распоряжался кредитом посредством приказов или чеков. Более подробно данный вид кредитов регламентировался подзаконным нормативным актом — наказом по операции представления кредитов под залог ценных бумаг, утвержденным министерством финансов 23 сентября 1898 г. с изменениями от 18 марта 1909 г. и 3 июля 1912 г. В соответствии с данным Наказом, специальные текущие счета открывались только до востребования. При этом учреждениям банка предоставлялось право во всякое время потребовать от заемщика по данному счету уплаты всей или части позаимствованной суммы. Если он не выполнял требование в течение семи дней, залог подлежал продаже. Специальные текущие счета, обеспеченные ценными бумагами, облагались особым государственным сбором в размере 0,216 % годовых от позаимствованной суммы в соответствии со ст. 568 Устава о прямых налогах. Проценты также взимались только с реально позаимствованной суммы. Интересно, что неграмотным кредиты по специальным текущим счетам не выдавались1.

Претерпели определенные качественные изменения условия реализации технологии банковского кредитования под залог товаров. В соответствии со статьей 108 Устава, Государственный банк предоставлял кредиты под заклад не подверженных легкой порче товаров отечественного производства. Иностранные товары принимались в залог только по особому постановлению Совета банка с утверждением Министра Финансов. Перечень отечественных товаров, под которые можно предоставлять кредиты, утверждался теперь не Министром Финансов, а Советом банка. Кроме того, разрешалась реализация технологий банковского кредитования под документы на товары, находящиеся на складе или в пути.

Сборник наказов и правил по операциям Государственного банка ... С. 165.

100

Срок предоставленных кредитов был увеличен. Так, под залог товаров, как и под залог ценных бумаг — с 6 до 9 месяцев, под залог драгоценных металлов — до 15 месяцев, под залог документов — до 3 месяцев.

Также новым условием реализации технологий банковского кредитования стало обязательное страхование закладываемых товаров от пожара, если они были подвержены порче огнем, и от всяких иных случайностей, если они находились в пути, причем сумма страховки должна была превышать размер кредита не менее чем на 10 %.

Специфические особенности технологий банковского кредитования также получали регламентацию в наказах. Так, в наказе Министерства финансов по операции ссуд под залог сельскохозяйственных продуктов от 2 августа 1896 г., кредиты предоставлялись под зерновые хлеба, масличные семена и другие сельскохозяйственные продукты отечественного производства, предназначенные для продажи, а не личного потребления, на основании списка, утверждаемого Советом банка. Основная цель данного вида кредита заключалась в том, чтобы «устранять слишком поспешную реализацию продуктов урожая данного года и распределять таковую на последующие месяцы той же хлебной компании»1.

Устав 1894 г. предусматривал и совершенно новые, по сравнению с предыдущим уставом, виды субъектов технологий банковского кредитования. Во-первых, допускалось использование таких технологий земствам и городам. Размер и условия их в каждом случае определялись особым соглашением Министра Финансов и Министра Внутренних дел.

Во-вторых, разрешалась реализация технологий банковского кредитования с участием учреждений мелкого кредита под векселя на срок до 12 месяцев и кредитным товариществам для образования их основного капитала. В последнем случае кредиты могли быть представлены бессрочно, но с условием обращения на их погашение всех получаемых товариществом прибылей.

В-третьих, разрешалась реализация технологий банковского кредитования промышленности под соло-векселя с обеспечением. В качестве обеспечения предусматривались: залог недвижимого имущества, заклад сельскохозяйственного и фабрично-заводского инвентаря, поручительство, другое благонадежное обеспечение. Эти кредиты предоставлялись только для нужд сельского хозяйства, промышленных предприятий, ремесленников и кустарей, мелких торговцев, то есть фактически тем самым

Сборник наказов и правил по операциям Государственного банка ... С. 191.

101

поощрялось развитие малого бизнеса. К тому же, ремесленникам, кустарям и мелким торговцам кредиты до 300 рублей предоставлялись под соло-векселя без обеспечения. Срок по таким кредитам составлял 12 месяцев, потом его можно было продлить еще на столько же, а на покупку инвентаря кредиты предоставлялись на срок до трех лет. Но инвентарь, приобретаемый за счет кредитов, должен быть отечественного производства. Размер кредита ограничивался суммой в 500 тысяч рублей на одно промышленное предприятие и 600 рублей на одного торговца. Обязательным признавалось страхование закладов и залогов.

Несомненно, данные положения Устава были призваны способствовать развитию мелкого и среднего бизнеса в стране. Еще при его обсуждении в 1893 г. С. Ю. Витте заявил, что правительство вступило на путь протекционизма и главное сейчас — это удешевление кредита и увеличение доступности его, «так как кредит есть основа всякой промышленности». Следует отметить, насколько актуальны эти слова в настоящее время.

Еще одним принципиально новым моментом стало разрешение предоставлять кредиты через посредников. Согласно статье 139 Устава 1894 г., Государственному банку «предоставляется открывать кредиты посредникам: 1) для выдачи мелким землевладельцам и арендаторам сельскохозяйственных имений, крестьянам, кустарям и ремесленникам кредиты под заклад предметов их производства, а также кредиты на оборотные средства и на приобретение инвентаря; 2) для предоставления кредита под находящиеся в пути или предназначенные к перевозке товары». Очевидно, что банк не мог рассчитывать на значительную прибыль, предоставляя кредиты крестьянам и ремесленникам, поэтому данное положение Устава можно расценивать как исключительно протекционистское по отношению к мелким производителям. Вместе с тем, не желая рисковать, банк выдавал такие кредиты не самостоятельно, а через посредников, с которых легче было спросить в случае необходимости.

Важное значение имело то, кто мог рассматриваться в качестве возможных посредников: земские учреждения, частные кредитные установления (банки, общества взаимного кредита, ссудо-сберегательные товарищества и т.п.), общества и товарищества на началах взаимности и артели, если они действуют на основании утвержденных правительством уставов и подчиняются установленным банком правилам контроля за их деятельностью по предоставлению кредитов. Также посредниками могли быть частные лица из числа известных банку благонадежных местных жителей. Таким образом, данное положение Устава способствовало также развитию земств и мелких кредитных организаций, которые получали проценты за посредничество. Вместе с тем, посредничество несколько уменьшало выгоды ссудополучателя, но все же он получал возможности, которых был бы лишен в ином случае.

Остается добавить, что посредники несли полную ответственность за средства, полученные из банка для предоставления кредитов, и предоставляли банку подробные ежемесячные отчеты о предоставленных кредитах по установленной форме.

Таким образом, Устав Государственного банка и другие нормативные акты достаточно подробно регламентировали порядок реализации технологий банковского кредитования, обеспечивая максимально выгодные и безопасные условия проведения этого вида операций для банка. Допускались кредиты только полностью, и даже с запасом, обеспеченные определенными видами залога, и, как правило, на небольшой срок. То есть законодатель стремился учитывать, прежде всего, интересы банка, поскольку банк был государственным. Но следует признать, что и здесь имелись определенные пробелы. Например, максимальный размер кредита на одно лицо или одно предприятие определялся только в отношении кредитов под соло-векселя. По другим видам кредитов данное важное ограничение отсутствовало.

Для постреформенной России характерно было развитие капитализма вширь, т.е. распространение его на новые, еще не освоенные территории. В соответствии с новым Уставом предполагалось распространить деятельность Государственного банка на те местности, где отсутствовали кредитные организации, но была потребность в них. По принятию нового устава предполагалось открытие в них агентств Государственного банка. Агентства должны были исполнять поручения местных учреждений Государственного банка по выдаче и приему денег не свыше определенной суммы, собирать необходимые для руководства банка сведения о местных экономических условиях и кредитоспособности заемщиков, наблюдать за целевым употреблением кредита, следить за сохранностью закладов и залогов.

Практически одновременно с изданием нового Устава Государственного банка циркуляр от 24 июня 1894 г. закреплял окружную систему учреждений Государственного банка. Формирование округов предусматривалось на основе «взаимного тяготения в торговом и экономическом отношениях»1 разных местностей. [20]

Однако идея широкого распространения государственного кредита с помощью введения окружной системы учреждений Государственного банка не дала ожидаемых результатов. Для осуществления намеченных преобразований нужны были, прежде всего, значительные денежные средства и достаточное количество квалифицированных кадров. В период проведения денежной реформы 1895—1897 гг. о выделении требуемых средств не могло быть и речи. Финансовые затруднения, связанные с последствиями экономического кризиса 1899—1902 гг., Русско-японской войной 1904— 1905 гг. и революционными событиями 1905—1907 гг., также не способствовали развитию банковской системы в провинции. Учреждения Государственного банка по-прежнему обслуживали преимущественно первоклассную клиентуру — банки и крупные российские фирмы.

Для увеличения числа государственных кредитных организаций в стране с 1 января 1897 г. ведение банковских операций было возложено на 704 казначейства, занимавшихся до этого преимущественно сбором налогов. Эти казначейства реализовывали следующие банковские технологии:

  • — банковские технологии расчетных операций (перевод денег; открытие и ведение текущих счетов, срочных и бессрочных вкладов; размен денег; прием и выдача денег, а также процентных бумаг за учреждения Государственного банка);
  • — банковские технологии с ценными бумагами (покупка и продажа государственных ценных бумаг, главным образом ренты и билетов Государственного казначейства);
  • — технологии банковского кредитования (оплата купонов государственных займов; предоставление кредитов под залог процентных бумаг);
  • — технологии банковских вкладов (прием вкладов на хранение (в процентных бумагах); «операции сберегательных касс» (прием мелких сбережений)[21].

Таким образом, функции агентств были переданы казначействам, которые приписывались к ближайшим учреждениям Государственного банка. Для контроля над казначействами в них были образованы особые казначейские отделы. Деятельность казначейств регулировалась Высочайше утвержденным 29 апреля 1896 г. мнением Государственного совета Временными (на 3 года) правилами, а в 1901 г. были введены правила, укреплявшие связь казначейств с учреждениями банка. В частности, учреждения Государственного банка снабжали казначейства бланками, печатями, штемпелями, сундуками, заменявшими им банковские сейфы, а также несли расходы на их охрану. Из прибылей банка стала ежегодно отчисляться сумма на содержание казначейств, в том числе на жалованье персонала. Вместе с суммами, выделяемыми на ведение банковских технологий, общий расход банка на казначейства составлял в 1913 г. около 2,7 млн. рублей.

За 20 лет работы ни одно из казначейств не было преобразовано в отделение Государственного банка. Передача казначействам банковских операций нередко являлась формальностью. Так, например, казначейство в Николаевске-на-Амуре не представляло кредитов, не принимало вкладов, не покупало и не продавало ценные бумаги. На вопрос о целесообразности открытия в городе отделения Государственного банка управляющий Амурской казенной палатой в 1900 г. отвечал, что было бы лучше наладить полноценную деятельность местного казначейства.

В целом по стране вместо намеченных 800—900 учреждений Государственного банка в 1913 г. существовало лишь 134. В это число с 1912 г. входили небольшие агентства, в том числе существовавшие при зернохранилищах, которые очень короткое время фигурировали в отчетах банка как агентства I разряда. Большинство из них создавались для облегчения представления кредитов под хлеб.

Период деятельности Государственного банка Российской империи в эпоху промышленного подъема 1909—1914 гг. был периодом наибольшего его приближения к статусу «банка банков» — подобно Банку Англии, Банку Франции или Рейхсбанку. В этот период он все больше отходил от непосредственного кредитования торговли и промышленности, в больших объемах кредитуя акционерные коммерческие банки, которые, в свою очередь, занимались непосредственным кредитованием российских фирм.

Современники связывали эти изменения в государственной кредитной политике с деятельностью нового Министра Финансов

В. Н. Коковцова[22], критически относившегося к некоторым мероприятиям С. Ю. Витте, в частности, к раздутому кредитованию промышленности и неуставным кредитам. Именно при В. Н. Коковцове кредиты главного банка империи в больших объемах выдавались акционерным коммерческим банкам. Государственный банк в это время выступал и в роли крупнейшего коммерческого банка по кредитованию хлебной торговли и других отраслей сельского хозяйства. Это обстоятельство дает основание говорить о двойственном характере деятельности главного банка империи в начале XX в. С одной стороны, как «банк банков» он приближался по характеру своей деятельности к центральным банкам Европы, с другой стороны, оставаясь крупнейшим коммерческим банком в области кредитования сельскохозяйственного производства, он заметно отличался от них1. В этом была сущность российской модели главного банка страны — последний не ограничивался эмиссионной деятельностью, а становился орудием широкой экономической политики правительства.

К моменту объявления войны России с Германией и Австро- Венгрией хозяйственная жизнь страны, не подготовленная к резким переменам военного времени, развивалась как бы по инерции — с ускорением, заданным экономическим подъемом. Деятельность Государственного банка в первый военный год также шла «по накатанному пути» — открывались новые учреждения банка и учреждения мелкого кредита, больших объемов достигло кредитование народного хозяйства. Объемы учетно-ссудных операций в 1914 г. достигли отметки 5153,2 млн. рублей.

Однако Россия, как и другие страны Европы, столкнулась с проблемой приспособления экономики к военным нуждам. По оценке современника, «мировой денежный рынок исчез, как и мировой товарный рынок, когда разорвались торговые сношения между странами и капиталы перестали переливаться свободно в соответствии с размерами учетного процента и потребностями торгового оборота... Но народное хозяйство и финансы сделались не только национальными. Они приняли военную окраску, приноровлены были к требованиям военного времени и к удовлетворению запросов государства, прежде всего... Таким образом, деятельность банков направляется, с одной стороны, на финансирование государства в военных целях, с другой — на учредительство военного характера, на создание и развитие военной промышленности; с третьей — на прямое или косвенное расширенное участие в товарных операциях»[23] [24].

Государственный банк также был вынужден переориентировать свою деятельность. Происходило сокращение банковских операций (технологий) банка с целью кредитования казны, постоянно нуждавшейся в денежных средствах для покрытия дефицитов военного времени. Уже в 1914 г. руководство Государственного банка обозначило три текущие задачи в деятельности своего учреждения: «снабжение войск и населения денежными знаками различных видов и достоинств», «помощь кредитным учреждениям, промышленности и торговле» и эвакуация собственных учреждений, находившихся в зоне военных действий1.

Специфика военного времени обусловила кредитование, прежде всего оборонных отраслей. Оно осуществлялось как напрямую, так и опосредованно — через кредитование казны и акционерных коммерческих банков.

Акционерные коммерческие банки предъявляли повышенный спрос на кредиты еще накануне войны. Предчувствуя скорое начало военных действий, они желали «запастись» большим количеством денег на случай резкого повышения дисконта Государственного банка. Только за полмесяца перед началом войны, с 16 июля по 1 августа 1914 г., кредиты акционерным коммерческим банкам составили 385 млн. рублей[6] [26].

В первые месяцы войны в акционерных коммерческих банках повсеместное востребование вкладов приобрело массовый характер. Попытки исправить ситуацию установлением более высокого процента по вкладам не имели успеха. С закрытием фондовой биржи 16 июля 1914 г. банки лишались также возможности получать необходимые средства путем продажи части портфеля ценных бумаг.

В Государственном банке и Кредитной канцелярии скопилось множество заявлений акционерных коммерческих банков с просьбами об открытии новых кредитов, увеличении или пролонгации существующих. Главный банк империи оперативно откликнулся на просьбы кредитных организаций, многие банки были спасены от больших издержек и даже банкротства[27].

Государственный банк оказал мощную поддержку акционерным коммерческим банкам и предприятиям, выполнявшим крупные заказы на оборону. Несмотря на закрытие фондовых бирж, котировки ценных бумаг акционерных коммерческих банков и металлургических заводов поддерживались на высоком уровне. Этот результат был достигнут благодаря продуманной политике Государственного банка, который в условиях усиленного предложения ценных бумаг старался покупать их по прежним ценам. Кроме того, главный банк империи на протяжении первых полутора лет войны продолжал политику усиленного кредитования банков и крупных фирм. Об этом говорят большие объемы учетно-ссудных операций, в 1914—1916 гг. державшиеся на уровне 5153,2 — 6261,7 млн. рублей — в 1,5 — 3 раза больше, чем в предвоенные годы.

Для контроля над использованием кредитов Государственного банка в 1916 г. был усилен надзор за банками со стороны Министерства финансов. Акционерные коммерческие банки были обязаны предоставлять в Государственный банк все сведения о производимых ими операциях и допускать представителей Государственного банка для ревизии их деятельности. Кроме того, Министерство финансов было вправе приостанавливать ведение операций, нарушавших закон, правила устава или распоряжения Министра Финансов, устранять членов Правления, Совета и директоров- распорядителей банка на тех же основаниях. По заключению экономиста П. П. Мигулина, «комментарии здесь излишни: совершенно ясно, что наши коммерческие банки поступают в полную зависимость и распоряжение правительства»1.

Как известно, война приобретала затяжной характер, и это не могло не сказаться на работе главного банка Российской Империи. Усиленное кредитование казны заставляло свертывать коммерческие учетно-ссудные операции. К началу 1917 г. они уже составляли лишь 7 % от суммы актива. Такое положение привело к возникновению диспропорций в экономике России, характерных для военного времени. Кредитовались преимущественно оборонные отрасли — предприятия тяжелой промышленности, железные дороги и т. д. Производство других товаров и услуг резко сокращалось. По подсчетам М. С. Атласа, в начале 1917 г. кредиты казне и «кредиты, связанные с войной», составляли около 85 % от суммы актива банка[6] [29]. Это не могло не вызвать дальнейшего понижения курса рубля. К 8 марта 1917 г. общая сумма находившихся в обращении бумажных денег превышала 10 млрд, руб.; к 8 октября того же года она составила уже около 18 млрд, рублей[30]. Золотые и серебряные деньги полностью вытеснялись из обращения и оседали в сбережениях; мелкую монету практически полностью заменили казначейские знаки и марки.

Для аккумулирования временно свободных средств населения на покрытие военных расходов Государственный банк, использовав все имевшиеся в его распоряжении ресурсы — эмиссионную операцию, подписку на займы, введение чекового обращения и безналичных расчетов, начисление высоких процентов по вкладам и текущим счетам, обратился к «расширению» операций, то есть к распространению их на обширных пространствах российской провинции, где не было учреждений главного банка империи. Эта программа представляла продолжение идеи С. Ю. Витте, оформленной в уставе банка 1894 г. пунктами об окружной системе.

В развитии этой идеи член Совета Государственного банка Н. И. Бояновский предложил снизить расходы на содержание банка и за счет высвободившихся средств реанимировать «окружную систему». Он полагал возможным решить проблему кадров за счет имевшихся в распоряжении банка ресурсов — персонала, состоявшего более чем из 6000 человек1. Он предлагал сформировать штат новообразованных отделений из чиновников учреждений банка, эвакуированных из оккупированных германской армией областей, а также из служащих Центрального управления в Петрограде.

Новые отделения вне зависимости от разряда должны были осуществлять все банковские операции, предусмотренные для отделения Уставом Государственного банка 1894 г., но «главнейшим и важнейшим их делом» должен был стать мелкий кредит[31] [32].

Поставленная задача открытия 661 отделения не могла быть решена в сжатые сроки. Ее решение потребовало бы значительных денежных расходов и большого количества квалифицированного персонала. Поэтому Совет Государственного банка предлагал решать ее постепенно, в течение шести лет, начиная с 1 января 1916 года. В каждом году предполагалось открывать по 110 отделений. Было предложено при открытии отделения Государственного банка определять его тип (разряд) в зависимости от суммы собираемого с данной местности налога: чем больше сумма налога, тем выше класс отделения. В наиболее крупных городах, где не было учреждений Государственного банка, отделения предполагалось открыть уже в 1916 году.

Практическая реализация плана расширения сети учреждений Государственного банка началась уже в 1915 г., когда в казначействах были введены операции представления кредитов под процентные бумаги, а также расширена операция открытия условных текущих счетов1. Помимо постепенного преобразования казначейств в учреждения Государственного банка, он в целях «приближения правильно организованного и доступного кредита к широким слоям населения» приступил «в более крупных, чем прежде, размерах к расширению сети своих учреждений»2. В течение 1916 г. были открыты и начали проведение операций восемь новых отделений.

Другим направлением деятельности Государственного банка, связанным с расширением филиальной сети в стране, стала организация новых учреждений банка в оккупированных областях Австро-Венгрии в 1915 году, тем самым расширение биографии реализации банковских технологий. Она преследовала те же цели, что и открытие новых учреждений в России, — аккумулирование временно свободных средств населения для покрытия военных расходов. К этой задаче добавлялась еще одна, связанная со спецификой фронтового района, — снабжение находившихся там российских воинских частей необходимыми денежными средствами через полевые учреждения банка. Военные успехи в австрийской Галиции в 1915 году способствовали намерению расширить деятельность в этом направлении. С согласия Николая II Государственный банк приступил к открытию отделения в Львове.

Революционные события 1917 г. ограничили деятельность Государственного банка проблемой выживания государственной системы в тяжелейших для страны условиях. 1917 год стал последним годом деятельности Государственного банка Российской Империи и завершением важного этапа его истории, в результате которого он по характеру формирования кредитных ресурсов вплотную приблизился к центральным банкам Европы, сделав эмиссионную операцию основой для формирования кредитных ресурсов.

  • [1] В соответствии с терминологией используемой во второй половине XIX в. начало XX в. преступления, совершаемые с использованием банковских технологий,назывались банковскими злоупотреблениями.
  • [2] Бимман А.Б. Указ. раб. — С. 54.
  • [3] Свод узаконений и уставов кредитных. Т. 1—3. — СПб., 1873. Ст. 1.
  • [4] Русский государственный банк, его устав, правила и формы. Данные обнародованные им для руководства казенных мест, обществ и частных лиц / Сост. и изд.- С.П. Кораблев. - СПб., 1861. - С. 171.
  • [5] ПСЗ. - 2 е изд. - СПб., 1862. Т. XXXV. Отд. 1. № 35847.
  • [6] Там же.
  • [7] Там же.
  • [8] Там же. — С. 180.
  • [9] Там же. — С. 181.
  • [10] Там же. — С. 186.
  • [11] Судейкин В. Государственный банк. Исследование его устройства, экономического и финансового значения. — СПб., 1891. — С. 178.
  • [12] Русский государственный банк, его устройство, правила и формы ... С. 80—81.
  • [13] Андрюшин С.А. Указ. раб. — С. 145.
  • [14] Гиндин И.Ф. Государственный Банк и экономическая политика царского правительства (1861—1892 гг.). — М., 1960. — С. 90.
  • [15] Витте Сергей Юльевич (1849—1915 гг.), государственный деятель. Окончил в1870 г. физико-математический факультет Новороссийского университета (Одесса). В том же году назначен начальником движения Одесской железной дороги, вдельнейшем (около 20 лет) работал в частных железнодорожных обществах. В1889 г. назначен директор департамента железных дорог министерства финансов,а в 1892 г. министром путей сообщений. С августа 1892 г., в связи с отставкойИ.А. Вышнегородского, — министр финансов. Активно содействовал развитиюроссийского капитализма и пытался сочетать этот процесс с укреплением царской монархии. По инициативе Витте, в частности, осуществлена денежная реформа (1897 г.), согласно которой было введено золотое обращение и установленсвободный обмен кредитного рубля на золото. Возглавляя делегацию, подписавшую Портсмутский мирный договор 1905 г. с Японией, за что получил графскийтитул. С октября 1995 г. по апрель 1906 г. возглавлял Совет Министров. Послечего подал в отставку.
  • [16] Собрание узаконений и распоряжений правительства Российской империи 1894г. - СПб., 1894. № 101. Ст. 698.
  • [17] Сборник наказов и правил по операциям Государственного банка. С прим, устава Гос. Банка. — СПб., 1913. — С. 598.
  • [18] Там же. — С. 601.
  • [19] Судейкин В. Государственный банк. ... С. 172.
  • [20] 1 Циркулярные распоряжения Государственного банка по его конторам и отделениям, последовавшие с 1 августа 1883 г. по 1 января 1894 г. — СПб., 1894. — С.
  • [21] См.: Правила для казначейства по ведению банковских операций (Дополнение кинструкции казначействам, изданной в 1879 г.) // Сборник циркуляров Министерства финансов казенным палатам и казначействам. Вып. 3. — Киев, 1899. Ст.XLIV; Циркуляр за М-ра Ф-в по Д.Г.К. от 18.09.1896 г. № 93 «О введении в казначействах банковых операций» // Сборник циркуляров Министерства финансовказенным палатам и казначействам. Вып. 3. — Киев, 1899. Ст. 1870.
  • [22] Коковцов Владимир Николаевич (1853—1943 гг.), государственный деятель, граф (с1914 г.). Принадлежал к старинному дворянскому роду, помещик Новгородской губернии. Окончил Александровский лицей (1872 г.). Служил в министерстве юстиции(1873—1879 гг.), главном тюремном управлении МВД (1879—1890 гг.), Государственной канцелярии (1890—1896 гг.). В 1896—1902 гг. товарищ министра финансов С.Ю.Витте. В 1902—1904 гг. Государственный секретарь. В феврале 1904 г. — январь 1914 г.(с перерывом с октября 1905 г. по апрель 1906 г.) министр финансов. После убийстваП.А. Столыпина с сентября 1911 г. по январь 1914 г. председатель Совета Министров(одновременно министр финансов). Во время Первой мировой войны (1914—1918 гг.)«банковский делец».
  • [23] Боголепов М.И. Государственный банк и коммерческий кредит // Банковскаяэнциклопедия. Т. 1. — Киев, 1914. — С. 283—330.
  • [24] Журнал Совета Государственного банка по расследованию отчета за 1914 г. Заседание 19 июня 1915 г. Пг., 1915. — С. 1.
  • [25] Там же.
  • [26] Хозяйственная жизнь и экономическое положение населения России за первые9 мес. Войны (июнь 1914 г. — апрель 1915 г.). Пг., 1916. — С. 91.
  • [27] Журнал Совета Государственного банка по расследованию отчета за 1914 г.Заседание 19 июня 1915 г. Пг., 1915. — С. 2.
  • [28] Там же.
  • [29] Атлас М.С. Национализация банков в СССР. — М., 1948. — С. 27.
  • [30] Московский народный банк 1917 г. — М., 1918. — С. 3.
  • [31] Комиссия (делегации) Совета Государственного банка по поверке отчета банказа 1914 г. Пг., 1915.
  • [32] Бояновский Н.И. Доклад о расширении сети учреждений Государственного банка. Б.м. и г. — С. 26.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>