Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Избранные работы по философии культуры. Культурный капитал. Русская культура и социальные практики современной России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социокультурные практики российского общества: актуальность наследия

ВЕКТОРЫ РОССИЙСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ: КУЛЬТУРА, ПОЛИТИКА, ОБРАЗОВАНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Понятие «модернизация» в философско-культурологической традиции.

Справедливо говорить, что XX век, присвоивший себя эксклюзивное право «быть современным», породил череду понятий, требующих контекстуальной привязки — сложной дискурсивной работы. К таким понятиям относится «модерн», «модернизм», «постмодерн», «постмодернизм». В этой семиосфере «вращается» и понятие «модернизация», понимаемое как процесс, обусловивший превращение домодерных обществ в общества современного типа. Небезынтересно отметить в этом контексте, что XX век для гуманитарного знания в целом оказался веком превращения авторских метафор в научные понятия. Эта ситуация определялась большим количеством возникающих технологических новаций, информационным взрывом, сложностью и скоростью протекавших социокультурных процессов. Так, например, в эпоху активной индустриализации, в 30-е годы XX века, американский историк и философ техники Л. Мэмфорд ввел в обиход понятие «мегаполис». Рассматривая проблему развития техники в судьбе современной цивилизации, Л. Мэмфорд с помощью данного понятия попытался описать новый этап процесса урбанизации в истории человечества. В «Технике и цивилизации» (1934), а также в своей работе «Миф о машине» (1967) он создал образ иерархической цивилизации как некой мегамашины, где люди сведены к своим функционалам, вследствие чего предстают в виде стандартизированных и взаимозаменяемых компонентов социума. Другой интеллектуал, М. Маклюэн, на витке развития электронных технологий и массовых коммуникаций, исходя из прогностических возможностей гуманитарной науки, оказался автором не менее популярной сегодня метафоры- понятия «глобальная деревня», обозначив им будущее информационного общества — сетевую организацию социума, видоизменяющую принципы межличностных и коллективных взаимодействий в рамках сложившихся социальных институтов.

Зафиксировать авторство понятия «модернизация» сложнее. Транскрипция понятия на социальные процессы, затрагивающие большое количество стран, как правило, все еще сохраняющих черты традиционной цивилизации, стала обиходной как для научного дискурса, так и для обыденного понимания. Так, модернизация стала рассматриваться в качестве универсального механизма обновления обществ, своего рода, инструмента, обеспечивающего целенаправленное технологическое и социокультурное развитие. Самый общий смысл модернизации — приводить общества к состоянию актуальной Современности, всегда новой по сравнению с предшествующим историческим этапом и обладающей своей культурной спецификой.

Отметим, складывающаяся на наших глазах новая Современность тотальна. Она проникает в глубинные пласты жизни культуры и социума: культуры, которая ищет аутентичные формы самоорганизации и трансляции ценностей и смыслов, социального опыта, и общества, формирующего свое самосознание в процессе вхождения в мир культурной истории через приобщение к практикам культуры, постижение ее реалий и артефактов. И одним, и другим субъектом современность осваивается непросто. Особенно болезненно вписываются в современность традиции национальных культур. Ведь современность не только меняет технологический уклад, она, в первую очередь, перестраивает структуру ценностей и иерархию потребностей, глобально изменяя сам образ и опыт жизни. И эти трансформации происходят не только на мировоззренческом уровне, но и на уровне повседневности, обыденного сознания и социокультурных практик.

Данные причины во многом обусловили интерес философов, социологов, культурологов, политологов к проблеме модернизации, ее социокультурной и политико-экономической природы. Рискнем высказать предположение, что в современной культуре в широком смысле процессы модернизации, изменяющие не только укладность культур, но и затрагивающие экзистенциальное время жизни человека, «растворяют» опосредствующие их смыслы и ценности в многообразии практик — обыденных и специализированных. Модернизация как необратимый процесс становления нового в противовес старому миропорядку начинает выступать порождающим источником-моделью смысловых и структурных элементов общественной и индивидуальной жизни — новым способом ее социальной самоорганизации. У модернизирующихся обществ появляется и специфический социальный субъект культурного творчества — актор новой культуры повседневности. Если его рассматривать с точки зрения тенденций развития информационного общества как социального репрезентанта постиндустриальной цивилизации, то им, вероятно, станет индивидуальный пользователь глобальных медиа. Сеть и TV, безусловно, активно участвуют в трансформации бытовых и специализированных практик, но не могут взять (пока не могут?) на себя весь груз социализации и аккультурации индивида и общества. Существуют и иные каналы вхождения в социальный и культурный мир — семья, институты образования, религиозные традиции, художественно-творческие практики, бытовая укладность и социальные нормы традиционных культур.

И все же, важнейшей характеристикой постиндустриальных обществ является культура производителей и потребителей продукции — бытовой, медийной, художественно-эстетической. Событие потребления становится центральным для культуры обществ, вступающих в глобальный проект современности. Оно образует ее хронотоп и пространственную конфигурацию, выражением чего стали такие изобретения-институции современной культуры, как торгово-развлекательные комплексы, соединяющие время досуга и потребления культурной информации с прагматическими целями приобретения различных товаров. Специально заметим, индивидуальный субъект в своих возможностях производства знания и реальных вещей явно уступает субъекту коллективному, поэтому он стремится приобрести не только необходимые вещи, но и купить ценности культуры. Сложный комплекс ценностей — от витальных до религиозно-эстетических, вещей, знаков престижа составляет современную культурную норму, или цивилизационный стандарт, определяемый формулой «качество жизни». В этом смысле мир культуры, представленный разного рода историческими объектами, системой образования, художественными феноменами и артефактами, духовными традициями видоизменяется и входит в ценностно-смысловую иерархию модернизирующейся культуры.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>