Полная версия

Главная arrow Политология arrow Консьюмеризация института политических консультантов в современной России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Теоретические основы анализа консьюмеризации института политических консультантов

Сущность института политических консультантов и его профессиональная составляющая

Современная политическая сфера является отражением всей палитры общественных процессов, происходящих в существующем социуме. Институт политических консультантов не является исключением.

Мировая тенденция заключается в том, что политическое управление становится менее стихийным, требуя к себе более профессионального отношения. Отражением этого закономерного процесса эволюции человеческого общества является становление и развитие профессионального института политического консультирования или политического консалтинга1.

В любом государстве политический консалтинг связан не только с избирательными кампаниями, имеющими сезонный характер, но и с практикой политического управления в государственных и партийных структурах, подразумевающего постоянную работу в сфере технологий политического менеджмента.

Значение профессии консультанта имеет универсальный характер. Эта деятельность, с одной стороны, всегда предполагала доступ к особым управленческим знаниям, работу с влиятельными заказчиками, от расположения которых нередко зависела и жизнь самого советника. С другой стороны, профессия консультанта сулила полезные связи, достаток и более высокий статус в обществе.

В современной политологической литературе не существует однозначного подхода к понятию политический консалтинг (политическое консультирование)[1] [2]. Кроме того, не все дефиниции отвечают задачам настоящей работы. Поэтому для начала попробуем разобраться в терминологическом разнообразии.

Следует отметить, что представители зарубежной политологии скорее анализируют понятие «политический консультант», чем «политический консалтинг», интересуясь, прежде всего, профессиональноиндивидуальными отличиями. Между тем, «политический консультант» выступает отправным концептом в осмыслении термина «политический консалтинг».

Американский исследователь Л. Сабато считает, что политический консультант - это профессионал избирательной кампании, который выполняет функции советника и поставщика услуг (медиа-креатив, фандрайзинг, опросы и др.) кандидатам, их командам и другим политическим командам1.

Как видно, автор выделил даже спектр услуг, предоставляемых политическим консультантом. Слабость данной дефиниции состоит в том, что она задаёт слишком узкий сезонный спектр политического консультирования в рамках избирательных кампаний. Но широко известно, что политические консультанты продолжают свою активную работу и после окончания избирательной борьбы.

Другой американский исследователь Д. Ниммо в методологическом плане несколько усилил позицию Л. Сабато по данному вопросу, определив политического консультанта как эксперта по выстраиванию избирательной кампании, которая больше не является местом конкуренции кандидатов и партий, а является форумом для конкуренции между титанами консалтинговой индустрии[3] [4]. Такое определение можно характеризовать как более отвечающее современным политическим условиям.

Очень схожую с определением Д. Ниммо трактовку дал американский политолог Д. Летолд. Он одновременно предложил понятие электорального ресурса, подразумевающее личностные характеристики кандидата,

использование актуальных тем избирательной кампании, поддержку политических партий и заинтересованных групп, профессиональную и преданную команду1. Подобная трактовка явно перегружена.

Ещё один американский специалист С. Медвик определяет политического консультанта как человека, которому выплачивают вознаграждение за оказание услуг для политической кампании

национального уровня (президентской) или более чем одной не президентской кампании на уровне ниже национального в течение одного электорального цикла. С. Медвик уточняет, что в этом случае всё равно - идёт ли речь о продвижении кандидата или идеи. Автор продолжает, что политический консультант должен заниматься подобного рода

профессиональной деятельностью минимум в двух электоральных циклах подряд[5] [6]. При этом из числа политических консультантов С. Медвик исключает тех специалистов, которые получают плату от одной партии или группы интересов.

На первый взгляд, автор сделал исчерпывающее определение профессии политического консультанта, но и оно не может быть принято в качестве базового термина в настоящем исследовании. Дело в том, что С. Медвик исходил из особенностей американской политической системы, где различия между общенациональными и региональными уровнями выборов имеют весомое значение.

Отечественный исследователь в области политического консалтинга В.Э. Гончаров также не согласен с трактовкой С. Медвика, справедливо полагая, что подобная дефиниция, скорее, предназначена для решения круга специфических задач, связанных с так называемой социологией политического консультирования[7].

Для социологии политического консультирования важно, чтобы результаты опросов политтехнологов не были искажены из-за того, что в состав выборки оказались включены лица, не имеющие достаточных оснований претендовать на статус профессионала. Но в нашем исследовании мы не будем разделять политических консультантов по критерию их опыта. Тем более, что опыт профессионала в политическом консалтинге иногда зависит не от того, в каком количестве электоральных циклов он участвовал, а от работы в сильной команде, в сложных электоральных регионах, от влияния наставника-профессионала и других факторов.

В отличие от представителей американской политологии, российские исследователи анализируют не понятие «политический консультант», а термин «политический консалтинг», менее сосредотачиваясь на индивидуальной компоненте профессиональной составляющей и отдавая предпочтение технологическому элементу процесса консультирования.

Большинство отечественных специалистов считают, что политическое консультирование это профессиональная деятельность по организационному и интеллектуальному обеспечению политических кампаний1. Тем не менее, российские эксперты в сфере политического консультирования в методологическом плане часто опираются на теоретический концепт своих западных коллег.

Так, коммуникационный подход Д. Ниммо расширил российский исследователь Н.С. Юханов, считающий, что политический консалтинг означает интеллектуальное сопровождение избирательных кампаний, представляющих собой выполненное на некотором временном промежутке подготовленное заранее событие по легитимизации или делигитимизации власти политика, выполненное с помощью коммуникативных технологий[8] [9].

Таким образом, автор следует американской традиции, выделяя основным критерием границы избирательной кампании, умалчивая о работе политических консультантов в общественных организациях, партиях и государственных учреждениях вне избирательных периодов.

Отечественные специалисты Л.А. Андросова и А.Е. Сиушкин предлагают необычное, на первый взгляд, гибридное определение термина1. С одной стороны, авторы считают, что политический консалтинг - это относительно новая область профессиональной деятельности специалиста по связям с общественностью. Схожее понимание политического консалтинга как составной части политического PR имеют Д.В. Ольшанский и В.Ф. Пеньков[10] [11].

С другой стороны, Л.А. Андросова и А.Е. Сиушкин также понимают под политическим консалтингом и новое научное направление, изучающее деятельность, обеспечивающую потребности общества выделенных групп и индивидуумов в достижении цели направленного изменения существующей социальной ситуации.

Подобный подход объективен, хотя бы по той причине, что политический консалтинг уже давно вышел из сугубо прикладной, технологичной своей составляющей. Появилась теоретическая база нового научного направления. Однако, такое гибридное понимание не может быть рабочим для настоящего исследования.

В коллективной работе А.П. Ситникова, И.В. Огарь и Н.С. Бахваловой политический консалтинг трактуется как новое научное направление, изучающее деятельность, обеспечивающую потребности общества, выделенных групп и индивидуумов в достижении целей направленного изменения существующей социально-политической ситуации[12]. Данное определение очень близко пониманию политического консалтинга как научного направления, данного Л.А. Андросовой и А.Е. Сиушкиным, что также не операционно для настоящей работы.

Российская исследовательница Е.Г. Морозова пишет, что политический консалтинг представляет собой особую профессионально-экспертную активность по интеллектуально-управленческой организации избирательных кампаний путём разработки и воплощения передовых приёмов, которые способны заменить политические партии в условиях недостаточной развитости или ослабления последних1. Такое вполне ёмкое определение всё же выглядит несколько узким, так Е.Г. Морозова делает аспект на фактор слабости политических партий, что не может носить универсальный характер.

Известный российский политолог А.И. Соловьёв полагает, что политический консалтинг - это вид профессиональной услуги по снижению рисков для управленцев и функционеров политических структур в их специфической работе.[13] [14]. Определение А.И. Соловьёва представляется более операционным по причине того, что оно не задаёт слишком узкие критерии профессиональной деятельности политического консультанта.

Другой известный отечественный специалист в сфере политического консультирования В.Э. Гончаров, в свою очередь, отмечает, что под политическим консалтингом можно понимать сферу оплачиваемых услуг специалистов в области конкретной политики, преимущественно, хотя и не исключительно, избирательных кампаний[7]. При этом автор отмечает, что политические консультанты не должны строить самостоятельную политическую карьеру, и преследовать в ходе профессиональной деятельности интересы, отличающиеся от интересов клиента.

Попытаемся дать собственное определение политическому консалтингу. Для начала отметим, что этимология данного словосочетания довольно не простая.

Категория политика, вошедшая почти без изменений в европейские языки, этимологически пришла из древнегреческой политической мысли.

Известный социолог М. Вебер высказывался о политике как стремление к участию во власти или оказанию влияния во власти1. Тогда как российский специалист в области управления О.Ф. Шабров считает, что политика - это реализация политической власти и отношения по поводу этой власти[16] [17]. Другой российский политолог С.В. Володенков определяет политику как систему отношений, складывающуюся по поводу завоевания, удержания, распределения и реализации власти[18]. Это определение нужно только конкретизировать термином «государственная власть».

Таким образом, можно прийти к мнению, что политика - это отношения между политическими акторами (политиками, политическими партиями, государствами и их блоками) по поводу государственной власти.

Рассмотрим термин консалтинг. Специалист А.П. Посадский консалтингом называет последовательную серию действий, шагов и организованных событий, которые предпринимает консультант в организации клиента для достижения позитивных перемен внутри клиентской организации[19].

А.П. Ситников, И.В. Огарь и Н.С. Бахвалова идентифицируют консалтинг с менеджментом, означающего, прежде всего, управление в сфере экономики и предпринимательства[20]. Авторы поясняют, что политический вид консалтинга может быть отнесен к бизнес-дисциплинам, поскольку политическая карьера в странах с рыночной экономикой и демократическими системами также может рассматриваться как сфера предпринимательства.

Исследователи Л.А. Андросова и А.Е. Сиушкин рассматривают консалтинг как деятельность специализированных компаний, заключающуюся в консультировании производителей, продавцов, покупателей, политических деятелей, работников специальной сферы по широкому кругу вопросов экономической, финансовой, культурной и другой деятельности1. Похожая позиция и у других российских авторов[10] [22]. Таким образом, консалтинг - это специализированная деятельность по оказанию помощи клиенту и каких-либо услуг на профессиональном уровне.

В основу авторского понимания политического консультирования положен организационный подход американского политолога Р.А. Даля, понимающего под политическим институтом не некую введённую властью юридическую форму, а организации, существующих и действующих из поколения в поколение в рамках определённых договоренностей и регламентов.

Исходя из терминологического анализа, определим политический консалтинг как профессиональную помощь и оказание услуг клиенту в политической сфере. Данная трактовка политического консалтинга является операционной по причине того, что он определяется как профессиональная деятельность. При этом не ставятся слишком узкие рамки избирательных кампаний, так как на практике политический консультант может консультировать вне избирательной компании публичных политиков, чиновников государственного уровня и сферы местного самоуправления, бизнесменов, а также других лиц, каким-то образом связанных с политическим сегментом общества.

Самая первая американская фирма, специализировавшаяся в области политического консалтинга, была создана в 1933 году в штате Калифорния.

Тогда супруги К. Уайтекер и Л. Бакстер приняли участие в информационной борьбе по поводу решения законодательного собрания штата о развитии ирригации в Северной Калифорнии. В то время другая американская фирма выступила с инициативой организации референдума по данному вопросу, так как проект затрагивал её коммерческие интересы[23].

В европейских странах и России институт политических консультантов появился немного позже. Постепенно институт политических консультантов начал фрагментироваться, и в нём выделились самые различные уровни. Но их составляли схожие группы специалистов (см. рис. 1).

Рис. 1. Глобальный рынок политических консультантов

Следует сразу отметить, что глобальный рынок политических консультантов складывался неоднородно. На это, прежде всего, влияли особенности национальных и локальных институтов политических консультантов разных стран. Региональные политические рынки, в свою очередь, воздействовали на институты политических консультантов отдельных стран. Шло и обратное влияние глобализационного плана. Поэтому в самой классификации политических консультантов существует огромная путаница.

Американские авторы первыми пытались осмыслить фрагментацию института политических консультантов и представить свои классификации. Так, Н. О’Шогнесси выделял три поколения американских политических консультантов: пионеров индустрии, идеологизированное среднее поколение и поколение молодых технократов1. Но такая схема, к сожалению, не может объяснить современную сегментацию рынка политических консультантов.

Американский исследователь из Института менеджмента политических кампаний при Американском университете в Вашингтоне Дж. Тёрбер к числу наиболее востребованных политико-консалтинговых специализаций в конце XX века отнёс следующие[24] [25]:

  • 1) management or strategic advice - стратегический менеджмент;
  • 2) media or campaign advertising - медиаконсалтинг и реклама в СМИ;
  • 3) polling - социологические исследования;
  • 4) direct mail - организация прямых рассылок;
  • 5) opposition research - изучение конкурентов;
  • 6) campaign finance or fundraising - обеспечение финансирования кампании;
  • 7) field operations - полевые работы.

Похожую типологию политических консультантов предлагают С. Медвик и С. Ленарт. Одновременно они выделяют рост влияния отдельных видов политических консультантов - специалистов по direct mail, социологических консультантов и медеаконсультантов1. Другие эксперты Д. Маглеби и К. Паттерсон добавляют к этой же типологии консультантов по обеспечению референдумов в американских штатах[26] [27].

Данная классификация довольно детальна, но отражает только специфику американской модели института политического консультирования, где большое значение имеет региональный рынок политических консультантов на уровне штатов. Тогда как в России региональный рынок политического консалтинга претерпел изрядный кризис в связи с отменой выборов губернаторов. Также Дж. Тёрбер включает в свою схему консультантов-социологов, что также не может полностью отвечать политологическому критерию составления классификации.

Уже упоминавшийся С. Медвик немного позже совместно с другими американскими специалистами по политическому консалтингу Д. Фареллом и Р. Колодным разработал классификацию политических консультантов по принципу двух переменных: профессиональной сферы, из которой специалист пришёл в политический консалтинг и рода клиентов, с которыми он работает[28].

Согласно типологии американских учёных, первой профессиональной группой политических консультантов в США были специалисты, появившиеся из сферы бизнеса и оказывавшие услуги преимущественно коммерческим структурам, у которых появились политические интересы. К этим профессионалам они относят маркетологов и PR-менеджеров, которые из коммерческих переквалифицировались в политических консультантов.

Другая профессиональная категория политических консультантов аналогично пришла в политику из бизнес-сегмента, но её основными клиентами выступали уже не фирмы, а политические деятели и политические партии.

Третий профессиональный слой политических консультантов изначально зависел от политического сегмента. В количественном плане он составляет половину всех американских политических консультантов. Его представители обычно предпочитали работать на политические партии, близкие их идеологическим убеждениям.

Последняя группа политических консультантов, согласно Д. Фареллу, Р. Колодному и С. Медвику состоит из тех специалистов, которые получили свой профессиональный опыт в политической сфере. При этом данная группа политических консультантов предоставляет свои услуги не политикам и партиям, а, наоборот, коммерческим организациям, заинтересованным во влиянии на общественное мнение и в лоббистских проектах.

Типология Д. Фарелла, Р. Колодного и С. Медвика отражает собой трансформацию национального американского института политических консультантов. Ими учитывается, прежде всего, критерий прихода консультантов в политическую сферу и фактор соотношения политических и бизнес-услуг, предоставляемых клиентам. Такой подход вполне современен и отражает глобализационный тренд в институционализации мирового рынка политических консультантов. Однако данная типология не лишена национального контекста и не может объективно отражать современные реалии сложившегося института российских политических консультантов.

В России также были попытки научно классифицировать современных политических консультантов. Российские исследователи из Пензенского государственного университета выделяют глобальный и локальный типы политического консалтинга[29]. Например, под глобальным видом они понимают такой тип политического консалтинга, который осуществляется в масштабах государства или нескольких государств. В этом случае объектом воздействия политико-технологического процесса становится исторически сложившаяся и оправданная система идеологических ценностей общества.

Тогда как под локальным типом политического консалтинга подразумевают воздействие на политическую ситуацию в отдельном регионе. Обычно к локальному типу относят технологии точечного воздействия на выделенную социально-политическую ситуацию и влияние на данную ситуацию на местном и региональном уровне. Однако, деление политического консалтинга на глобальный и локальный не отражает реальной картины сегментации рынка политических услуг, показывая только уровни политических технологов.

Другие российские исследователи из Высшей школы экономики больше пишут о неформальном, формальном и смешанном типе политического консультирования[30]. Неформальным типом консалтинга считаются условия, когда в роли советчиков политического деятеля выступают его родственники, друзья, т.е. люди, не связанные с ним по службе, а также случайные специалисты. Под формальным понимается такой тип политического консалтинга, когда оба субъекта консультационного процесса часто являются сослуживцами, а клиент занимает более высокое служебное положение, чем его консультант, и может даже быть его непосредственным начальником. При смешанном типе политического консалтинга одна из сторон выступает в официальной роли, а другая обычно неофициальна по своей сути.

Предлагаемая классификация также только рассматривает уровни политического консалтинга, не учитывая современную сложившуюся специфику разнообразных профессий политических технологов, характер которых определяется особенностями их деятельности.

Российский эксперт из Российского университета дружбы народов Н.С. Юханов выделяет в структуре политического консалтинга не только его типы (комплексное, специализированное и экспертное), но и виды специалистов, к которым он относит: социологических консультантов, медиаконсультантов, профессионалов по почтовой рассылке и спичрайтеров1.

Из приведенной классификации видно, что автор учитывает профессиональную специализацию политического консультанта, а не только уровни по л итико-технологического мастерства. Такое понимание явления прогрессивно и современно. Между тем, в типологии Н.С. Юханова присутствует социологический консультант, который, без сомнения, тесно связан с политическими технологиями, но, скорее, его логичней отнести к практическому направлению социологической науки.

В своей коллективной работе российские специалисты Д.В. Ольшанский и В.Ф. Пеньков разделяют всех политических консультантов на PR- менеджеров, спин-мастеров, пресс-секретарей и имиджмейкеров[31] [32]. Классификация отличается от других чётким следованием критерия профессиональной специфики. Но в ней явно не хватает современных видов политических консультантов - GR-менеджера, брендолога и фандрайзера. Кроме того, авторы говорят о спичрайтере поверхностно, и не упоминают о нём даже как об отдельном виде политического консультанта.

Ещё один известный российский политтехнолог И.Б. Даченков предлагает свою классификацию политических консультантов, делая упор на современные виды политико-консультационной сферы[33]:

  • 1) проведение избирательных кампаний и выборный консалтинг;
  • 2) партийное строительство;
  • 3) персональный политический брендинг;
  • 4) политический лоббизм;
  • 5) текущее политическое консультирование бизнес-структур и органов власти;

6) специальные политические проекты.

В своей типологии И.Б. Даченков предлагает новые направления деятельности политико-консультационной работы, которые ещё не чётко отделяются от других видов политтехнологов. Как известно, специалист по «текущему политическому консультированию бизнес-структур и органов власти» может быть тем же лоббистом - GR-менеджером, руководить «специальными политическими проектами» также может любой из вышеперечисленных видов политических профессионалов - от имиджмейкера до фандрайзера. Таким образом, подобная классификация также не операционна для настоящего исследования и требует корректировки.

Попытаемся предложить собственную классификацию российских политических консультантов, исходя из критерия существования различных самостоятельных консультационных сегментов отечественного политического рынка. Итак, современный российский политический консалтинг развивается по следующим направлениям:

  • 1) частный политический консалтинг:
    • а) частный PR-менеджмент
    • б) частный GR-менеджмент
  • 2) внутрикорпоративный политический консалтинг:
    • а) внутрикорпоративный PR-менеджмент
    • б) политический спичрайтинг
    • в) политический фандрайзинг (FR-менеджмент).

Авторский концепт учитывает сегментирование отечественного рынка политике-консалтинговых услуг по принципу частного и внутрикорпоративного (государственного или партийного) секторов. Отсюда выделяются наиболее значительные и самостоятельные виды политических консультантов, более-менее занявшие свою нишу политического рынка[34].

Наиболее прочные позиции у сегмента PR-менеджмента, занимающегося политической и коммерческой рекламой. Согласно авторскому предположению, он вбирает малоинституализованные в России политический имиджмейкинг, политический брендинг и спин-докторинг, которые только набирают политтехнологическую силу. При этом наиболее институализированный и мощный сегмент российского политического консалтинга - PR-менеджмент сильно трансформировался, поэтому в диссертации будут анализироваться два его подвида - частный и внутрикорпоративный, занявшие собственные ниши и консьюмеризирующиеся по-своему.

Структура института политических консультантов не так проста, как может показаться в начале. Она предполагает не только различные виды самих политических консультантов, но и их профессиональные объединения - мирового, локального и национального уровней, а также модели политтехнологической деятельности.

Феномен усложнения института политических консультантов обеспечивается за счёт появления профессиональных сообществ по различным видам деятельности политтехнологов. Например, современный рынок политического консультирования довольно насыщен профессиональными сообществами политических PR-менеджеров. Формируются ассоциации консультантов по имиджмейкингу, брендингу и фандрайзингу, куда входят профильные фирмы с целью защиты своих интересов.

Процесс институционализации политических консультантов стартовал в США. Здесь в конце 1960-х гг. была создана Американская ассоциация политического консультирования1. Практически параллельно начал оформляться и глобальный институт политического консультирования. Так, в 1968 году в Париже при участии американского политического консультанта Дж. Наполитана и французского политтехнолога М. Бонграна была основана Международная ассоциация политических консультантов (The International Association of Political Consultants)[35] [36].

Членами ассоциации являются политические консультанты из США, Франции, ФРГ, Швеции, Австралии, Италии, Венесуэлы, Аргентины, Австрии, Канады, Коста-Рики, Израиля, Японии, Пуэрто-Рико, ЮАР, Испании, Швейцарии, Турции и России[37].

Но наиболее сильные политико-консалтинговые профессиональные сообщества возникли сфере связей с общественностью, т.е. в PR- менеджменте. Среди них: основанная в 1986 году и включающая 1500 PR- фирм Международная организация консультантов по связям с общественностью (International Communications Consultancy Organisation); появившаяся 1 мая 1955 года Международная ассоциация по связям с общественностью (International Public Relations Association) и т.д[38].

Мировые сообщества по фандрайзингу и имиджмейкингу менее распространены, чем PR-организации. Крупнейшими из них являются Ассоциация специалистов по фандрайзингу (Association of Fundraising Professionals); Ресурсный Альянс (The Resource Alliance); Директ- маркетинговая ассоциация фандрайзеров (Direct Marketing Fundraisers Association) и Международная ассоциация консультантов в имиджмейкинге (Association of Image Consultants International)[39].

Важно отметить тот факт, что национальные институты политического консалтинга в разных странах начали зарождаться позже того времени, когда уже возник мировой институт политических советников. Следовательно, американская модель политтехнологической деятельности оказывала определённое влияние на появление политико-консалтинговых рынков в других странах. Между тем, многие специалисты быстро осознали, что полностью применять американскую модель политтехнологической деятельности не представляется возможным по причине того, что политические консультанты вынуждены постоянно приспосабливаться к национальным особенностям политики различных стран.

Гораздо позже стали складываться локальные рынки политикоконсультационных услуг в странах Европы и Латинской Америки. В 1996 г. была основана Европейская ассоциация политических консультантов1. Также в 1990-х гг. создаётся Латиноамериканская ассоциации политических консультантов.

Крупнейшим видом политико-консалтинговых профессиональных сообществ на локальном уровне также остаётся PR-сегмент. Это, прежде всего, основанная ещё в 1959 году Европейская конфедерация по связям с общественностью (European Public Relations Confederation), созданное в 1947 году и состоящее из 20000 членов Американское общество по связям с общественностью (Public Relations Society of America) и т.д[40] [41] [42].

Важнейшее значение для институционализации европейского локального уровня рынка политического консалтинга имеет подписанный 18 национальными PR-ассоциациями в апреле 1978 года в Лиссабоне Европейский кодекс профессионального поведения в области PR

(Лиссабонский кодекс)1. Этот документ предписывает для консультантов критерии и нормы профессиональной квалификации практических PR- работников, подробно обозначает не только общие, но и специальные профессиональные обязанности по отношению к заказчикам, коллегам и собственной профессии.

Азиатский локальный политико-консалтинговый рынок получил новый импульс своего развития с декабря 2005 года, когда образовалась Азиатско- Тихоокеанская ассоциация политических консультантов (АР APS).

Желающие вступить в ассоциацию должны принять Кодекс профессиональной этики, который полностью соответствует аналогичному документу у Американской ассоциации политических консультантов (ААРС)[43] [44]. Согласно этому Кодексу член ассоциации должен соблюдать следующие важнейшие принципы профессиональной этики политического консультанта[45]:

  • 1. Запрет на занятие деятельностью, которая может нанести вред институту политического консалтинга.
  • 2. Уважительное отношение к коллегам и клиентам, запрет на нанесение вреда их профессиональной и личной репутации.
  • 3. Сохранение доверительных отношений с клиентом, сохранение конфиденциальной или секретной информации, полученной в ходе профессиональных отношений.
  • 4. Запрет на использование методов работы с избирателями, основанных на расизме, сексизме, религиозной нетерпимости или любой другой форме незаконной дискриминации, осуждение тех, кто использует подобную практику. Борьба за равные избирательные права и привилегии для всех граждан.
  • 5. Неиспользование ложных или вводящих в заблуждение технологий борьбы с противником и членами его семьи. Предотвращение использования другими лицами такой тактики.
  • 6. Точное и полное документирование любой критики оппонента и его выступлений.
  • 7. Искренность в отношениях со СМИ. Дача правдивых ответов в тех случаях, когда есть такое право.
  • 8. Использование любых средств, которые поступают от клиентов или от имени клиентов, только со счетами в письменной форме.
  • 9. Запрет поддержки любого лица или организации, которые прибегают к практике, запрещенной настоящим Кодексом.

Аналогичного Кодекса профессиональной этики придерживается и Канадская ассоциация политических консультантов1. Таким образом, систему национальных и локальных политико-консалтинговых ассоциаций можно назвать сложившимся глобальным институтом политических консультантов, основанным на единых принципах Кодекса

профессиональной этики.

Данными процедурами институционализации политико-консалтинговые организации, с одной стороны, стремятся отказаться от политических технологий, основанных на клевете и дискредитации оппонента. С другой стороны, институционализация рынка политических консультантов призвана защитить их права как нового сегмента гражданского общества.

Виды других сообществ консультантов локального уровня также менее распространены, чем PR-ассоциации. Виднейшей фандрайзинговой профессиональной организацией локального уровня является Европейская фандрайзинговая ассоциация (European Fundraising Association) . [46] [47]

Развиваются не только мировые и локальные, но и национальные институты политического консалтинга. В современной Великобритании действует Ассоциация профессиональных политических консультантов, насчитывающая по состоянию на 2012 год 73 фирм, предоставляющих услуги в области политической коммуникации и лоббизма1.

Большое значение для институционализации британского национального рынка политического консалтинга имеет принятый в 1963 году и пересмотренный в 1985 году Кодекс профессионального поведения Британского института PR[48] [49]. Данный документ предусматривает нормы профессионального поведения консультанта, отношения с клиентами, СМИ и другими организациями, рекомендует правила в сфере кадровой политики, вознаграждения, конфиденциальности информации, повышения

квалификации, оговаривает вопрос репутации профессии.

В 2002 году была основана Германская ассоциация политических консультантов, включающая несколько десятков наиболее активных профессионалов[50]. Примеры других складывающихся институтов

политтехнологов можно видеть в деятельности Бразильской ассоциации политических консультантов[51] и появлении РАПК - Российской ассоциации политических консультантов, созданной 22 марта 2014 г. В списке учредителей РАПК - основатель «Минченко GR-консалтинг» Е. Минченко и вице-президент Российской ассоциации по связям с общественностью И. Минтусов[52].

Наиболее влиятельными политике-консалтинговыми сообществами на национальном уровне являются именно PR-организации. К ним можно отнести следующие1: основанный в 1969 году Швейцарский институт по связям с общественностью (Swiss Public Relations Institute), Ассоциация консультантов по связям с общественностью, Украинская ассоциация по связям с общественностью, Российская ассоциация по связям с общественностью.

Национальных сообществ в сфере фандрайзинга, имиджмейкинга и брендинга намного меньше, чем профессиональных ассоциаций аналогичного уровня в сфере PR. Наиболее известными национальными профессиональными сообществами являются: основанный в 1968 году Австралийский институт фандрайзинга (Fundraising Institute Australia), Южно-африканский институт фандрайзинга[53] [54].

Особенно важно подчеркнуть, что не так давно в США появилось сообщество спин-докторов, которое было создано на фоне противостояния и конфликта крупного блока из бизнес-корпораций MasterCard International, Visa International и Visa USA c American Express[55].

Кроме того, активно развивается и региональный уровень политико- консалтингового рынка. Внутри стран, помимо национальных организаций, появляются политтехнологические сообщества местного значения. В качестве примеров можно назвать Крымскую ассоциацию маркетинга, основанную в 1938 году Ассоциацию паблик рилейшенз штата Флорида (Florida Public Relations Association), Ассоциацию паблик рилейшенз штата Миссиссиппи (Mississippi Public Relations Association), Майнский совет по паблик рилейшенз, Техасскую ассоциацию паблик рилейшенз. В России это Гильдия уральских политических консультантов, Омская региональная общественная организация «ПаРи» и др1.

Формирование профессиональных сообществ реально отражает институционализацию рынка политико-консалтинговых услуг. С этим фактором связано развитие так называемых моделей политического консалтинга.

Хотя импульс развитию глобального рынка политических консультантов и задали американские политтехнологические сообщества, в скором времени французские, немецкие, итальянские, российские и другие специалисты национального уровня прагматично осознали, что американская модель политического менеджмента далеко не всегда подходит для страновой специфики.

Объяснить изначальное распространение американских политтехнологий политического консультирования по всему миру можно тем, что выборы в Палату представителей Конгресса США проводятся раз в два года, а не в четыре, как в большинстве демократических стран мира. Однако, такое соотношение сил политических консультантов по всему миру уже не сохраняется в пользу американцев.

Известный немецкий политический консультант и организатор выборных кампаний партии ХДС П. Радунски предложил свою классификацию национальных моделей политического консалтинга, исходящую из принципа специфики взаимодействия политических советников со структурами политических партий[56] [57]:

  • 1. Американская модель характеризуется тем, что проведением политических кампаний занимаются политико-консалтинговые фирмы, специализирующиеся на продвижении отдельных кандидатов. Американские политические консультанты практикуют не только сам консалтинг, но и политический менеджмент избирательных кампаний.
  • 2. Германская модель отличается от американской феноменом работы политических консультантов в аппарате самих политических партий. Большое значение получают специалисты в конкретной области политической коммуникации.
  • 3. Смешанная (французская) модель предполагает, что политические консультанты могут быть как экспертами, непосредственно работающими на кандидата, так и сотрудниками аппарата политической партии.

Тем не менее, классификация П. Радунски излишне императивна и не может служить рабочей схемой для исследования специфики национального института российских политических консультантов, где есть отличия от американской, германской и французской модели. На взгляд автора, более операционную типологию национальных моделей политического консалтинга предлагает российский исследователь из Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права В.Э. Гончаров Он сводит все так называемые национальные модели политического консалтинга к двум типам: внутреннему (когда политический консультант работает в партийном аппарате на постоянной, штатной основе) и внешнему (когда политический консультант привлекается к работе на контрактной основе только на этап избирательной кампании).

В любой национальной модели политического консалтинга обычно учитываются определённые функции политтехнолога в работе с клиентом. Российские исследователи из Пензенского государственного университета

В.Ю. Соловьёв и А.М. Пронин в своей работе описывают следующие функции современного политического консультанта :

  • 1) анализ политической ситуации;
  • 2) разработка стратегии клиента; [58] [59]
  • 3) эмоциональная поддержка заказчика;
  • 4) обеспечение заказчика интересующей его политической

информацией;

  • 5) выполнение миссии доверенного лица;
  • 6) снижение давления на клиента;
  • 7) анализ и проверка различных идей самого клиента.

Можно согласиться с тем, что предложенные авторами принципы являются универсальными и приемлемы для всех основных видов политических консультантов: PR-менеджеров, GR-менеджеров, спин-

докторов, спичрайтеров, фандрайзеров, имиджмейкеров и брендологов.

Другие отечественные исследователи в области политических

технологий Е.Б. Малкин и Е.Б. Сучков разработали специальную формулу, по которой можно оценить коэффициент полезного действия (КПД) политического консультанта по итогу избирательной кампании[60]:

Под параметром R в формуле понимается результат голосования за кандидата. Тогда как показатель И - это итоговый рейтинг, рассчитанный на основании данных базового замера, совершённого за 2-3 месяца до дня голосования.

Другими словами, если КПД политического консультанта равен или близок к нулю, это означает, что от него в ходе избирательной кампании ни особого вреда, но и практической пользы не было. Положительное значение КПД осмысливается как эффективная работа политического консультанта на своего клиента, даже если сама избирательная кампания и не выиграна. Но, если значение КПД отрицательное, то ничего, кроме вреда для своего клиента, политический консультант не сделал.

Предлагаемая формула не является абсолютным показателем. Однако, она намного объективнее тех систем оценок политических консультантов, которые сейчас распространены.

Подводя предварительные итоги, можно отметить некоторые достижения теоретического анализа, в ходе которого выяснилось, что под политическим консалтингом можно понимать профессиональную помощь и оказание услуг клиенту в политической сфере. Определение основано на двух следующих допущениях. Во-первых, саму политику можно определить, как отношения между политическими акторами (политиками, политическими партиями, государствами и их блоками) по поводу государственной власти. Во-вторых, под консультированием (консалтингом) логично понимать специализированную деятельность по оказанию помощи клиенту в различных услугах на профессиональном уровне.

Авторская трактовка политического консультирования является операционной, так как он определяется именно как профессиональная деятельность. При составлении определения пришлось отказаться от довольно узкого критерия избирательного цикла, по причине того, что на практике политический консультант может консультировать в любое время публичных политиков, чиновников и бизнесменов.

Кроме того, рассмотрен процесс формирования и трансформации института политических консультантов, который берёт своё начало от советников древнейших правителей. В ходе исследования выяснено, что глобальный рынок политических консультантов складывался неоднородно, изначально разделившись на разные уровни: мировой, локальный, национальный и региональный.

Сделано важное наблюдение, что, хотя, пионерами в создании мирового института политических консультантов были американские политтехнологи, но через некоторое время специалисты из разных стран осознали малую эффективность не апробированного применения американской политикоконсалтинговой модели у себя в странах, где есть своя специфика.

Проанализированы как зарубежные, так и отечественные типологии политических консультантов. При этом дана авторская классификация политических консультантов, куда вошли наиболее востребованные на современном политическом рынке специалисты:

  • 1. частный политический консалтинг (PR-менеджмент, GR- менеджмент);
  • 2. внутрикорпоративный политический консалтинг (PR-менеджмент, политический спичрайтинг, политический фандрайзинг (FR-менеджмент).

Подробно рассмотрены профессиональные сообщества политических консультантов на мировом, локальном, национальном и региональном уровнях. Сделан вывод, что наиболее распространены и влиятельны во всём мире именно PR-консалтинговые организации. За ними по степени влияния на политическом рынке следуют фандрайзинговые, имиджмейкинговые и брендинговые профессиональные общества разных уровней. Параллельно установлен тот факт, что политико-консалтинговые организации стараются придерживаться Кодекса профессиональной этики и других этических документов, регулирующих деятельность института политического консалтинга.

Также нами были выявлены основные современные политикоконсалтинговые модели и обозначены функции политического консультанта как профессионала.

  • [1] Федорченко С.Н. Искусство политического менеджмента. М.: ИИУ МГОУ, 2013. С. 5-10.
  • [2] Гуськов А.В. К определению понятия «политическое консультирование» //Политика и политология:актуальный ракурс. М.,-Тула, 2005; Medvic St. Professional Political Consultants: An Operational Definition//Politics, 2003. Vol. 23. Issue 2, P.l 19-127.
  • [3] Sabato L. The rise of political consultants: new ways of winnings elections. N.-Y., 1981, P.l 1.
  • [4] Nimmo D. The Political Persuaders: The Techniques of Modern Election Campaigns. Englewood Cliff, N.J.:Prentice-Hall, 1970. P. 35.
  • [5] Leuthold D. Electioneering in a democracy: Campaigns for Congress. N.Y.: John Wiley and Sons, Inc.,1968 P. 9.
  • [6] Medvic St. Professional Political Consultants: An Operational Definition. //Politics, 2003. Vol. 23. Issue 2, P.119-127.
  • [7] Гончаров В.Э. Современное политическое консультирование. СПб.: СПбИВЭСЭП, 2007. С. 7.
  • [8] Морозова Е.Г. От кустарничества к профессионализму: из опыта зарубежного политическогоконсультирования //Политая, 1999. № 2(12).
  • [9] Юханов Н.С. PR-технологии и политическое консультирование в российской политике. М.: РУДН, 2008. С.
  • [10] Андросова Л.А., Сиушкин А.Е. Политический консалтинг. Пенза: Изд. Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 7.
  • [11] Ольшанский Д.В., Пеньков В.Ф. Политический консалтинг. СПб.: Питер, 2005. С. 8.
  • [12] Ситников А.П., Огарь И.В., Бахвалова Н.С. Политический консалтинг. М.: ГУ ВШЭ, 2004. С. 17.
  • [13] Морозова Е.Г. Политическое консультирование и избирательный процесс. М.: РЦОИТ, 2001. С. 7.
  • [14] Соловьёв А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М.: Ампект-Пресс, 2000. С.311.
  • [15] Гончаров В.Э. Современное политическое консультирование. СПб.: СПбИВЭСЭП, 2007. С. 7.
  • [16] Там же.
  • [17] Шабров О.Ф. Политическое управление. М., 1997. С. 9-15.
  • [18] Володенков С.В. Управление современными политическими кампаниями. М. МГУ, 2012. С. 14.
  • [19] Консалтинг в России: Введение в профессиональные методы работы. /Под ред. А.П. Посадского. М.:Национальный фонд подготовки кадров, 1998. С. 11.
  • [20] Ситников А.П., Огарь И.В., Бахвалова Н.С. Политический консалтинг. М.: ГУ ВШЭ, 2004. С. 16.
  • [21] Андросова Л.А., Сиушкин А.Е. Политический консалтинг. Пенза: Изд. Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 7.
  • [22] Горемыкина T.K., Осипенкова О.Ю. Международные стандарты аудита. М: Издательство МГИУ, 2007.С. 179.
  • [23] Nimmo D. The Political Persuaders: The Techniques of Modern Election Campaigns. Englewood Cliff, N.J.:Prentice-Hall, 1970. P. 35.
  • [24] O’Shaughnessy N. High Priesthood, Low Priestcraft: The Role of Political Consultants //European Journal ofMarketing, 1990. Vol. 24. №2. P. 22.
  • [25] Thurber J. (ed.) Campaign Elites: The Attitudes and Roles of Professional Political Consultants. Washington:Campaign Management Institute, 2000. P. 18.
  • [26] Medvic S., Lenart S. The influence of Political Consultants in the 1992 Congressional Elections //LegislativeStudies Quarterly, 1997. Vol.22. P. 61-77.
  • [27] Magleby D., Patterson K. Consultants and Direct Democracy //PS: Political Science & Politics, June 1998, P.160-169.
  • [28] Farrell D., Kolodny R., Medvic St. Parties and Campaign Professionals in a Digital Age: Political Consultants inthe United States and Their Counterparts Overseas //Harvard International Journal of Press/Politics. Fall 2001. Vol.6. Issue 4. P.13-14.
  • [29] Андросова Л.А., Сиушкин А.Е. Политический консалтинг. Пенза: Изд. Пенз. гос. ун-та, 2007. С. 14. 28
  • [30] Ситников А.П., Огарь И.В., Бахвалова Н.С. Политический консалтинг. М.: ГУ ВШЭ, 2004. С. 37-38. 29
  • [31] Юханов Н.С. PR-технологии и политическое консультирование в российской политике. М.: РУДН, 2008. С.43-54.
  • [32] Ольшанский Д.В., Пеньков В.Ф. Политический консалтинг. СПб.: Питер, 2005. С. 4-5.
  • [33] Даченков И. Тенденции и перспективы политического консалтинга в России [Электронный ресурс]//РЕГИОН МЕДИА [Сайт]. URL: http://www.re- media.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=36:2010-03-24-07-35-27&catid=2:2010-02-01-00-10-20&Itemid=7 (дата обращения: 08.07.2012).
  • [34] Дмитриев А.Е., Журавлёва Л.В., Федорченко С.Н. Проблема классификации политических консультантов всовременной России //Известия МГТУ «МАМИ». 2011. №2 (12).
  • [35] Гончаров В.Э. Современное политическое консультирование. СПб.: СПбИВЭСЭП, 2007. С. 13.
  • [36] Морозова Е.Г. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии. М.:РОССПЭН, 1998. С.95.
  • [37] Марченко Г. Политическое консультирование в контексте интернационализации //Космополис, 2005. №2(12.). С. 147.
  • [38] Сообщество в Интернете [Электронный ресурс] //PROnAT АНДА [Сайт]. URL: http://www.propaganda.ru/ru/community/intemet_community/artidel/ (дата обращения: 11.07.2012).
  • [39] Association of Fundraising Professionals [Сайт]. URL: http://www.afpnet.org/; The Resource Alliance [Сайт].URL: http://www.resource-alliance.org/index.php; Direct Marketing Fundraisers Association [Сайт]. URL:
  • [40] http://www.dmfa.org/ Association of Image Consultants International [Сайт]. URL: http://www.aici.org/ (датаобращения: 08.07.2012).
  • [41] European association of political consultants [Сайт]. URL: http://www.eapc.eu/ (дата обращения: 08.07.2012).
  • [42] Сообщество в Интернете [Электронный ресурс] //PROnATAE[0[A [Сайт]. URL:http://www.propaganda.ru/ru/community/internet_community/articlel/ (дата обращения: 11.07.2012).
  • [43] Этика PR [Электронный ресурс] //WEB-3 [Сайт]. URL: http://pr.web-3.ru/ethics/ (дата обращения:08.07.2012).
  • [44] ААРС Code of Professional Ethics [Электронный ресурс] //American Association of Political Consultants[Сайт]. URL: http://www.theaapc.org/default.asp?contentID=701 (дата обращения: 08.07.2012).
  • [45] Code of Ethics [Электронный ресурс] //The Asia Pacific Association of Political Consultants [Сайт]. URL:http://www.apapc.com/member/codeofethics (дата обращения: 08.07.2012).
  • [46] Code of Ethics [Электронный ресурс] //Canadian Association of Political Consultants [Сайт]. URL:http://thecapc.ca/aboutus.html (дата обращения: 08.07.2012).
  • [47] European Fundraising Association [Сайт]. URL: http://www.efa-net.eu/; Latin American Private Equity & VentureCapital Association [Сайт]. URL: http://lavca.org/ (дата обращения: 08.07.2012).
  • [48] Association of Professional Political Consultants [Сайт]. URL: http://www.appc.org.uk/ (дата обращения: 08.07.2012) .
  • [49] Этика PR [Электронный ресурс] //WEB-3 [Сайт]. URL: http://pr.web-3.ru/ethics/ (дата обращения: 08.07.2012) .
  • [50] Deutsche Gesellschaft fur Politikberatung e.V. [Сайт]. URL: http://www.degepol.de/ (дата обращения: 08.07.2012) .
  • [51] Associacao Brasileira de Consultores Politicos [Сайт]. URL: http://www.abcop.com.br/a/index.asp (датаобращения: 08.07.2012).
  • [52] Чудеса. Они объединятся и утвердят правила «боя». Политические консультанты создают ассоциацию[Электронный ресурс].URL: http://ura.ru/content/svrd/22-03-2014/news/1052177465.html (дата обращения:29.03.2014).
  • [53] Сообщество в Интернете [Электронный ресурс] //РШЭПАГ АНДА [Сайт]. URL: http://www.propaganda.ru/ru/community/internet_community/articlel/ (дата обращения: 11.07.2012).
  • [54] Fundraising Institute Australia [Сайт]. URL: http://www.fia.org.au/index.php; The Southern Africa Institute of Fundraising [Сайт]. URL: http://www.saifundraising.org.za/casestatement.htm; Japan FundraisingAssociation [Сайт]. URL: http://jfra.jp/en/; American Branding Association [Сайт]. URL: http://seattlebranding.org/; Branding Association of Malaysia [Сайт]. URL: http://www.brandingmalaysia.com/;Association Francaise pour l'lmage Personnelle et Professionnelle [Сайт]. URL: http://www.afipp.org/home.html(дата обращения: 11.07.2012).
  • [55] Association Spin Doctors Launch a Blitz [Электронный ресурс] //Highbeam Business [Сайт]. URL: http://business.highbeam.com/137021/article-lGl-64780019/association-spin-doctors-launch-blitz (дата обращения: 11.07.2012).
  • [56] Acronyms with RELATIONS [Сайт]. URL: http://www.globalacronyms.com/DEF-Relations (дата обращения: 11.07.2012).
  • [57] Радунски П. Ведение избирательной кампании - форма политической коммуникации //Политическиепартии в условиях демократии. Санкт Аугустин: Фонд Конрада Аденауэра, 1995. С.440-496.
  • [58] Гончаров В.Э. Современное политическое консультирование. СПб.: СПбИВЭСЭП, 2007. С. 86.
  • [59] Соловьёв В.Ю., Пронин А.М. Введение в основы политического консалтинга. Пенза: Изд-во Пенз. гос. унта, 2004. С. 18.
  • [60] Малкин Е., Сучков Е. Политические технологии. М.: Русская панорама, 2006. С. 323. 41
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>