Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Вестник охотоведения, 2014, Том 11. Номер 2. Июль

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

К ВОПРОСУ О СТАТУСЕ СЕВЕРНОГО ОЛЕНЯ ПРИБЕЛОМОРЬЯ

О 2014 г. Д.В. Панченко, П.И. Данилов, К.Ф. Тирронен, Л.В. Блюдник

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биологии Карельского научного центра Российской академии наук (ИБ КарНЦ РАН), ул. Пушкинская 11, Петрозаводск. 185910, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Дикий северный олень (Rangifer tarandus L.) - исконный представитель фауны Европейского Севера России, обитающий здесь со времени отступления последнего ледника (Верещагин,

1979). Вследствие антропогенной трансформации среды обитания, прямого преследования человеком, ареал и численность дикого северного оленя в течение последнего столетия значительно сократились. В результате гибридизации диких и одомашненных тундровых оленей ижемского типа (Семенов-Тян-Шанский, 1989) увеличилась неопределенность таксономической принадлежности коренной формы оленя Мурманской области (Семенов-Тян- Шанский, 1989; Макарова, 1989). Для анализа современного состояния этого вида в Карелии и восточной части Кольского полуострова использованы материалы Зимнего маршрутного учета, авиаучетов, полевых наблюдений. Предложены необходимые мероприятия по сохранению подвида.

Ключевые слова: северный олень, зимний маршрутный учет (ЗМУ), ареал, территориальное распределение, стадность, браконьерство.

ВВЕДЕНИЕ

Подтверждением обитания северного оленя на территории Европейского Севера России в далеком прошлом служат археологические находки на стоянках и в могильниках неолитического человека: остатки костей и изделия из них, а также наскальные рисунки. Вид занимал важное место в жизни древних людей, обеспечивая их пищей и материалом для изготовления одежды, различных орудий труда. Встречаемость костных останков северного оленя в мезолитических поселениях человека на этих территориях почти вдвое превышала этот показатель для лося (Верещагин, 1979). Наскальные рисунки (петроглифы) этого вида на Белом море (Карелия) численно преобладают над изображениями других животных (Савватеев, 1983). Вследствие антропогенной трансформации среды обитания, прямого преследования человеком, ареал и численность дикого северного оленя в течение последнего столетия на Европейском Севере претерпевали значительные изменения от катастрофических сокращений поголовья до значительного подъема численности. Целью данной работы было изучение современного состояния - численности и области распространения вида в Прибеломорье - территории, имеющей важное значение в жизни диких оленей летом, но особенно (карельское побережье) зимой.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Материал настоящей работы собран в процессе полевых исследований 2012-14 гг. в Карелии и Мурманской области. Для оценки численности и распределения северного оленя по изучаемой территории использованы материалы Зимнего маршрутного учета (ЗМУ) и специальных учетов, архивные и ведомственные материалы лаборатории зоологии ИБ КарНЦ РАН, Карельского и Мурманского охоту правлений. Для изучения и мониторинга распространения животных и слежения за динамикой их распределения по территории использовался главный элемент ЗМУ - показатель учета.

Материалы учетов представлены в виде картограмм, составленных по административно-территориальному делению и в системе прямоугольных координат 50x50 км, что позволяет получать более детальную информацию о распределении животных, чем при анализе материала, обработанного по административным единицам, и территориально дифференцировать полученные данные, а также обсуждать ситуацию в связи с природными и антропогенными особенностями этих участков.

Картирование относительной численности оленей в пределах квадратов позволяет установить географические координаты всех встреч следов оленей, южную границу распространения, определить характер распределения животных зимой (места зимних концентраций) (Данилов и др., в печати).

При изучении сезонных перемещений дикого северного оленя и размера их стад использованы данные авиаучетов, ЗМУ, анкетных опросов, лицензионного отстрела, архивов лаборатории зоологии ИБ КарНЦ РАН, Карельского и Мурманского охотуправлений и собственные материалы полевых наблюдений последних лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

В течение прошлого столетия происходили значительные изменения численности и области распространения северного оленя на всем Европейском Севере России. В результате современный ареал вида представляет собой разрозненные очаги разного размера как по числу составляющих их животных, так и занимаемой ими территории (Семенов-Тян-Шанский, 1948, 1989; Данилов и др., 1986; Данилов, 2005, 2008; Ермолаев и др., 2003; Корепанов и др., 2003; Мамонтов, 2011; Королев и др., 2009).

Мы попытались проследить современное состояние популяции дикого северного оленя в При- беломорье. На Кольском полуострове в эту зону входит Терский район и часть Кандалакшского района. В Карелии она включает части Лоухского, Кемского и Беломорского районов.

На территории Терского района обитает так называемая восточная популяция Кольского полуострова. По сведениям, приводимым в Докладах о состоянии среды в Мурманской области, ее состояние оценивается как стабильное и составляет около 6000 особей. Однако, по данным анкетного опроса, проведенного О.А. Макаровой с коллегами, и сведениям, полученным нами от местного населения в процессе полевых исследований, численность дикого оленя за последние годы в районе значительно сократилась. Основная причина этого - браконьерство, усилившееся с появлением у охотников вездеходной техники, а также ростом числа туристов, приезжающих в эти места, в том числе и для охоты. Преследование животных на снегоходах повлияло на их распределение и в зимний период - олени теперь предпочитают не открытые участки лишайниковых болот, а возобновляющиеся вырубки, где жердняки мешают передвижению снегохода. В прибрежной зоне Белого моря между п. Умба и д. Варзуга, где еще в 90-х гг. прошлого столетия из-за многочисленных копок оленей, добывающих ягель, было сложно передвигаться даже на снегоходной технике, встречи животных зимой стали редки. Полевые исследования, выполненные также в летний и осенний сезоны, показали, что на этом участке побережья олени встречаются очень редко, и трудно найти даже следы их пребывания (экскременты, следы и др.).

По данным Зимнего маршрутного учета, наибольшая численность оленя в Прибеломорье Кольского полуострова отмечается в Терском районе, в окрестностях озер Канозеро и Вялозера (рис. 1). В Карелии высокие показатели численности лесного северного оленя регистрируются в Кемском районе (р. Воньга, р. Поньгома, р. Кузема). В восточной части Беломорского района следы оленей в приморской зоне очень редки и регистрируются не ежегодно. В марте 2014 г. мы провели авиаучет лесного северного оленя в Карелии, в том числе и на побережье Белого моря. В этой зоне в Кемском районе, где прежде находились места зимних концентраций животных и встречались стада по 100 и более оленей, нами были отмечены всего три группы животных (16, 8 и 8 зверей). Следы оленей были также довольно многочисленными в районах рек Воньга и Кузема. При обследовании территории Беломорского района следов оленей не было встречено, хотя прежде здесь регулярно отмечались стада по 20 и 30 голов. В процессе проведения работ отмечено большое число следов снегоходов на болотах, вдоль рек и по границе леса - очевидно, что браконьеры в поисках оленей «обрезают» излюбленные места их пребывания.

Для оценки состояния популяции диких оленей на изучаемой территории мы также использовали размер стад животных (рис. 2). Сравнение этих данных, полученных в Карелии в процессе авиаучетов 80-х гг., когда численность лесного северного оленя была наибольшей за годы наблюдений, с материалами последних лет показало значительное уменьшение этого показателя: в Карелии он сократился почти в два раза: в Лоухском, Кемском, Беломорском районах в среднем (данные ЗМУ 2004-13 гг.) составил 8,8, 14,8, 12,1 соответственно, а средний размер стад в Терском и Кандалакшском районах Мурманской области (данные ЗМУ 2002-11 гг.) - 18,9 и 13 особи, соответственно.

Серьезное влияние на существование диких оленей во все годы оказывало домашнее оленеводство. Появление коми-ижемцев на полуострове в конце 19-го века (Чарнолуский, 1930) привело к широкому распространению и резкому увеличению стад одомашненного тундрового оленя, что сказалось на условиях обитания и численности Шанский, 1989), что увеличило неопределенность диких зверей. С появлением коми-ижемских оле- таксономической принадлежности дикой формы ней началась их гибридизация с местными одо- (Семенов-Тян-Шанский, 1989; Макарова, 1989). машненными и дикими оленями (Семенов-Тян-

Численность и распространение дикого северного оленя в Мурманской области (ЗМУ 2002-11 гг.) и Республике Карелия (ЗМУ 2004-13 гг.) (обработка данных по квадратам 50x50 км)

Рис. 1. Численность и распространение дикого северного оленя в Мурманской области (ЗМУ 2002-11 гг.) и Республике Карелия (ЗМУ 2004-13 гг.) (обработка данных по квадратам 50x50 км): 1 - показатель учета, следов на 10 км, 2 - нет учетов, 3 - область распространения дикого северного оленя в Мурманской области (по: Макарова, 2011), 4 - места встреч стад лесного северного оленя в Прибеломорье (авиаучет) 2014 г.

Стадность северного оленя, %

Рис. 2. Стадность северного оленя, %: 1 - Терский, 2 - Кандалакшский, 3 - Лоухский, 4 - Кемский, 5 - Беломорский районы. По оси абсцисс: размер стад (экз.).

Сейчас в Ловозерском районе функционируют два крупных оленеводческих кооператива: «Тундра» и «Оленевод». Отмечаются перемещения стад домашних оленей на юг в Терский район за пределы зоны оленеводства (ее граница условно проходит по реке Поной). Так в мае 2014 г. около 1500 оленей перешло р. Стрельну на долготе с. Чаваньга.

В Карелии разведение оленей никогда не носило характера развитого товарного оленеводства. Олени содержались местным населением главным образом для транспортных и бытовых нужд. Их поголовье было невелико и даже в предвоенные годы (время расцвета оленеводства в Карелии) не превышало 12000 оленей (Сегаль, 1962). Исходным материалом для разведения были местные лесные олени. Однако в 50-х годах XX века для пополнения стада колхозных оленей из Мурманской области дважды пригоняли тундровых коми- ижемских оленей. После развала домашнего оленеводства в Карелии в середине 60-х гг. часть этих животных одичала и смешалась с дикими оленями.

Другой вид использования северного оленя - охота. В Мурманской области с начала тысячелетия в год добывалось около 300-400 экз. В апреле 2014 г. западная популяция была внесена в Красную Книгу Мурманской области, а ранее - в 2013 году была закрыта охота в Ловозерском районе. В Карелии охоту на северного оленя возобновили только в конце 70-х гг., когда численность вида в Республике превысила 5 тыс. экз. Животных добывали в основном, в районах с высокой плотностью населения вида (Лоухский, Капевальский, Кемский). Добыча была невелика - в среднем отстреливалось немногим более 100 животных в год (Данилов и др., 1986, 2005). Снижение численности вызвало необходимость закрыть охоту в 2002 г. уже по всей Республике.

Несмотря на то, что лесной северный олень внесен в Красную книгу Республики Карелия, браконьерство остается одним из основных факторов, сдерживающих восстановление популяции. В Карелии ежегодно регистрируют 5-6 случаев нелегальной добычи зверей, однако, как показывает опрос местных жителей в разных частях Республики, реально отстреливается значительно большее число животных.

Для сохранения вида целесообразно на территориях зимних концентраций и в основных местах отела оленей создать охраняемые природные территории. Для обеспечения безопасности миграций животных сформировать вдоль их путей так называемые «зеленые коридоры» с особым режимом хозяйственного использования, утвержденного на региональном уровне, связав ими существующие федеральные ООПТ.

Завершая этот краткий обзор состояния северного оленя в Прибеломорье, можно заключить, что на изучаемой территории вид продолжает испытывать тяжелый пресс человеческой деятельности. Для его сохранения необходимо усиление охраны и снижение незаконной добычи оленей, вплоть до создания специальных отрядов по охране оленя, как это практиковалось в Карелии в 70- 80-е годы прошлого столетия.

Работа выполнялась при поддержке грантов РФФИ (№14-05-00439, № 14-04-31770) и Программы ЕИСП ПГС Карелия 2007-2013 (№ КА518).

ЛИТЕРАТУРА

Верещагин Н.К. Копытные звери Северо-Запада России в четвертичном периоде // Копытные Северо-Запада СССР. Л.: Наука, 1979. 309 с.

Данилов П.И. Охотничьи звери Карелии. Экология, ресурсы, управления, охрана. М.: Наука, 2005. 342 с.

Данилов П.И. Европейский лесной северный олень - его прошлое, настоящее и будущее. Вестник охотоведения. 2008. Т. 5, № 3. С. 205-219.

Данилов П.И., Пуллиайнен Э., Хейкура К. и др. Лесной северный олень Восточной Фенно- скандии // Экология наземных позвоночных Северо-Запада СССР. Петрозаводск, 1986. С. 124-138.

Ермолаев В.Т., Макарова О.А., Новиков Б.В., Тихонов А.А. Северный олень Кольского полуострова в конце XX - начале XXI века // Северный олень в России 1982-2002 гг. М.: «Брифстиль», 2003. С. 81-91.

Корепанов В.И., Плешак Т.В., Коленкина З.А. Дикий северный олень Архангельской области // Северный олень в России 1982- 2002. М., 2003. С. 98-112.

Королев А.Н., Кочанов С.К., Порошин Е.А., Бату- ла Г.В., Петров А.Н. Дикий северный олень (Rangifer tarandus L.) в Республике Коми: многолетняя динамика и современное состояние популяций // Научные достижения

- практике Сыктывкар, Коми научный центр УрО РАН. 2009. Вып. 125.40с.

Макарова О.А. К систематическому положению дикого северного оленя Кольского полуострова // Лесной северный олень Фенноскандии. Петрозаводск, 1989. С. 19- 26.

Макарова О.А. Размещение копытных зверей в Мурманской области в начале XXI века // Поведение, экология и эволюция животных: монографии, статьи, сообщения. Ред. В.М. Константинова. Рязань: НП «Голос губернии», 2011. Т. 2. С. 185-195.

Мамонтов В.Н., Ефимов В.А. Экологические и этологические особенности изолированных группировок лесного северного оленя в Архангельской области // Вестник охотоведения. 2011. Т.8, № 2. С. 139-147.

Савватеев Ю.А. Наскальные рисунки Карелии. Петрозаводск: Карелия, 1983. 216 с.

Сегаль А.Н. История северного оленя и оленеводства в Карелии // Северный олень в Карельской АССР. Глава III. М.-Л., 1962. С. 41-57.

Семенов-Тян-Шанский О.И. Дикий северный олень на Кольском полуострове // Тр. Лапландского зап-ка. М., 1948. С. 3-90.

Семенов-Тян-Шанский О.И. История дикого северного оленя на Кольском полуострове // Лесной северный олень Фенноскандии. Матер. I совет.-финл. симп. Петрозаводск, 1989. С. 15-19.

Чарнолуский В.В. Заметки о пастьбе и организации стада у лопарей // Мате, комиссии экспедиционных исследований. Кольский сборник. Ленинград: изд-во Академии наук, 1930. 74 с.

ON THE PROBLEM OF THE STATUS OF REINDEER IN THE WHITE SEA AREA

D.V. Panchenko, P.I. Danilov, K.F. Tirronen, L.V. Bljudnik

Institute of Biology, Karelian Research Centre, Russian Academy of Science, Petrozavodsk, 185910, 11 Pushkinskaya Str. E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Wild reindeer (Rangifer tarandus L.) - aboriginal representative of the fauna of Russian European North. It inhabits this territory since the retreat of the last glacier (Vereshchagin, 1979; Rankama, 2001; Sorensen et al., 2007). The range and number of wild reindeer during the last century has declined significantly due to anthropogenic impact on habitats, direct persecution by man, As a result of the hybridization of local wild and domesticated komi-izma’s type reindeer (Semenov-Tyan-Shan, 1989) increased the uncertainty of taxonomic location of reindeer Murmansk region (Semenov- Tyan-Shan, 1989; Makarova, 1989). The data of Winter route count of last years, aerial surveys, field observations and questionaries were used for the analysis of the current status of the species in the eastern part of the Republic of Karelia and the Kola Peninsula. The reindeer number have dropped significantly since beginning of new millennium. Measures to conserve the species are suggested.

Key words: reindeer, winter track count, range, spatial distribution, flock size, poaching.

ВЕСТНИК ОХОТОВЕДЕНИЯ, 2014, том 11, №2, стр. 176-180

тспмлплгмп

УДК 639.11/16

Поступила в редакцию 03.07.2014 г.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>