Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Гуманитарный вектор, 2015, вып. 2(42) -

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛЬНОСТИ И ЕЁ ОТРАЖЕНИЯ

THE PROBLEM OF REALITY AND ITS REFLECTION

УДК 211 ББК Ю937

Юлия Викторовна Гаврилова,

кандидат философских наук, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30)

e-mail: julia. Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Синкретизм как фактор формирования и эволюции социальной реальности

Автор предлагает рассматривать явление синкретизма в качестве фактора, способствующего формированию и развитию определённых сфер социального бытия. Указывая на необходимость исследования синкретизма как самостоятельного феномена через выявление причин его зарождения, структурных особенностей и механизмов воздействия на социальную реальность, акцентируется внимание на роли процессов синкретизации в различных сферах социума. В статье обосновывается результативность данного подхода. Синкретизм в своём развитии прошёл несколько этапов - от нерасчленённости определённых элементов социальных явлений и процессов в первобытнообщинную эпоху, через неорганизованное, искусственное единство разнородных элементов к их хорошо структурированному интеграционному единству. Исследуя этапы развития синкретизма, предпринимается попытка выявить специфические особенности, присущие синкретизму на каждом из этапов. Отмечается, что синкретизм может проявляться не только в культуре и религии, но и затрагивать практически все сферы социума. Одной из важнейших особенностей синкретизма является его функционирование в качестве процесса, приводящего к трансформациям, гибели одних и формированию других, новых систем. Одновременно синкретизм выступает результатом данного процесса. Выявление и исследование причин проявления синкретизма в различных сферах социального бытия необходимо для всестороннего понимания структурных особенностей синкретичных систем, возможности прогнозирования их трансформаций, дальнейшей эволюции и предотвращения негативных воздействий на индивида и социальные группы.

Ключевые слова: синкретизм, фактор, социальная реальность, функции, социальные сферы, процессы синкретизации.

Yulia Victorovna Gavrilova,

Candidate of Philosophy, Associate Professor, Transbaikal State University (30 Alexandro-Zavodskaya St., Chita, Russia, 672039) e-mail: julia. voitsuk@yandex. ru

Syncretism as a Factor of Formation and Evolution of Social Reality

The author proposes to consider the phenomenon of syncretism as a factor contributing to the formation and development of certain spheres of social life. It’s necessary to study syncretism as an independent phenomenon, through the identification of the causes of its origin, structural features and mechanisms of influence on social reality. The role of syncretization processes in various spheres of society is emphasized in the article. The article proves the effectiveness of this approach. Syncretism in its development has gone through several stages: from the indivisibility of certain elements of social phenomena and processes in the primitive communal era, through the disorganized, artificial unity of diverse elements to their well-structured integration unity. Investigating the development stages of syncretism, the author makes an attempt to identify the specific characteristics essential to syncretism at each stage. It is noted that syncretism can manifest itself not only in culture and religion, but also affect almost all spheres of society.. One of the most important features of syncretism is its functioning as a process that leads to transformation, the death of one and the formation of other new systems. At the same time syncretism appears as a result of this process. Identification and study of the causes of manifestation of syncretism in various

29

© Гаврилова Ю. В., 2015

spheres of social life is necessary for a full understanding of the structural features of syncretic systems, capability to predict their transformations, further evolution and prevention of negative impacts on an individual and social group.

Keywords: syncretism, factor, social reality, functions, social services, syncretization processes.

С момента зарождения социума и до настоящего времени специфику функционирования многих структурных элементов социальной реальности определяет синкретизм. Процессы синкретизации проявляются почти во всех сферах социальной реальности. С различной степенью интенсивности они затрагивают уровни индивидуального и общественного сознания, а также находят выражение в материальной сфере жизнедеятельности общества и человека. Например, синкретизации подвержены мышление человека, религия, литература, искусство, духовная и материальная культура в целом. Кроме того, процессы синкретизации оказывают большое влияние на трансформацию вышеперечисленных сфер социума. В связи с этим можно предположить, что синкретизм выполняет функцию изменения прежних, а иногда и образования качественно новых структурных компонентов социальной реальности. Это вызывает необходимость исследования синкретизма как одного из факторов конструирования и эволюции социальной реальности. В рамках данной проблемы особый интерес представляют причины синкретизации тех или иных компонентов социума, механизмы работы синкретизма и сферы его функционирования.

Несмотря на значительную роль синкретизма в процессах формирования и эволюции социальной реальности, работ, посвящённых исследованиям проблем данного явления, не так много. Значительный вклад учёные внесли в изучение особенностей проявления синкретизма в конкретных сферах социальной реальности. Например, синкретичность сознания, а именно мышления и восприятия у детей, рассматривается в работах отечественных и зарубежных психологов, таких как Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, Э. Клапаред и др. Проблемам синкретизма в духовной и материальной культуре, особенно на ранних стадиях её развития, посвящены труды Э. Тейлора, Дж. Фрезера, Э. Дюркгейма, Л. Леви- Брюля, В. Кабо, А. Н. Веселовского и многих других. Формирование и эволюция религий под воздействием синкретизма и специфика их синкретизации рассмотрены в работах Н. С. Капустина, Л. Г. Лемешко, Н. М. Материна, Т. В. Бернюкевич и др. Однако такие основополагающие характеристики синкретизма, как его структура, функции, факторы, механизмы и последствия проявления, остаются не до конца изученными.

Современная наука определяет значение термина «синкретизм» в нескольких аспектах. Во-первых, под синкретизмом понимают «нерасчленённость, характерную для первоначального состояния в развитии чего-нибудь» [6, с. 786]. Данный аспект понятия «синкретизм» позволяет исследователям выявлять особенности функционирования различных социальных процессов и явлений на ранних ступенях их развития. Так, например, исследователь истории литературы А. Н. Веселовский, рассматривая генезис и эволюцию поэзии в первобытном обществе, отмечал её синкретичный характер. Синкретизм поэзии, по мнению учёного, заключался в нерасчленённости ритма, «песни-музыки» и элементов слов. С течением времени, считал А. Н. Веселовский, «...новые синкретические формы вырастут из среды старых, некоторое время уживаясь с ними, либо их устраняя. Содержание станет разнообразнее в соответствии с дифференциацией бытовых отношений, а когда у народа явится и раздельная память прошлого, создастся и поэтическое предание, чередуясь со старой импровизацией; песня станет переходить из рода в род, от одной народности к другой, не только как мелодия, но как сам по себе интересующий текст» [2]. Следовательно, синкретизм способен развиваться и приобретать разные формы, способствуя переходу тех или иных социальных явлений и процессов на качественно новые уровни развития.

Таким образом, синкретизм в качестве недифференцированности определённых структурных элементов характеризует различные компоненты социальной реальности на стадии их генезиса, которая хронологически может совпадать с периодом первобытнообщинного строя.

На ранних этапах существования общества «нерасчленённость» проявляется как на уровне сознания отдельного индивида и групп людей, так и на уровне их предметно-практической деятельности. Не только мышление человека, мифология, религия, искусство и другие сферы духовной культуры характеризуются синкретизмом, но и сфера материального, примитивного тогда ещё производства и распределения. В первобытнообщинный период отсутствовала специализация по производству орудий труда, первоначально не было и специализации самих орудий. По мнению исследователей, только в начале эпохи позднего палеолита начались процессы специализации: «Подъём производительных сил сказался, прежде всего, в технике обработки камня. <...> Новая техника позволяла создавать специализированные орудия - скребки, резцы, острия с затупленным краем, скобели, ножи, острые и лёгкие наконечники метательных копий. Процесс дифференциации орудий производства пошёл ускоренными темпами» [5, с. 73]. Также внутри социума отсутствовала дифференциация по имущественным и социальным признакам. Общество было единым, нерасчленённым.

Следовательно, синкретизм в понимании нерасчленённости и слитности проявляется во всех сферах общества на самых ранних ступенях его развития. Кроме того, синкретизм первобытной эпохи характеризует единство духовной и материальной сфер социума, слитность в процессе их становления. Поэтому синкретизм первобытного общества следует считать «стадиальным явлением», то есть характерным для конкретной стадии развития социума. В данном случае - стадии генезиса социальных сфер и их структур. Так, исследователь религии и искусства первобытного общества В. Р. Кабо справедливо отмечает, что «...различные сферы общественного сознания переплетены между собой и с жизнью общества в целом не только в условиях первобытного общества, но и на более высоких уровнях развития; но в первобытном обществе это взаимопереплетение достигает наибольшей, максимальной степени, иными словами - представляет собою явление стадиальное» [3].

С течением времени в постпервобытную эпоху синкретизм не исчезает. Он проявляется в новых формах внутри сформированных и дифференцированных, отдельных сферах и структурах социальной реальности. В период истории первобытного общества синкретизм не только определял специфику социума в целом, но и выступал основанием дифференциации конкретных сфер бытия. С оформлением и усложнением социальных структур явление синкретизма приобретает новое качественное своеобразие. Усложняются факторы синкретизации различных социальных сфер. Можно предположить, что синкретизм приобретает специфику в зависимости от сфер воздействия и географических зон проявления, обладает различной степенью интенсивности и может оформляться в различные виды и формы. Таким образом, функции синкретизма разветвляются и усложняются и его роль как фактора конструирования и эволюции социальной реальности возрастает.

Проявление синкретизма на более поздних ступенях развития социума, по сравнению с первобытнообщинным периодом, приобретает иную специфику и трактуется как смешение, соединение, слияние различного рода элементов, обладающих чёткими «границами» и своеобразием. В этом состоит другой аспект понимания синкретизма.

В условиях функционирования развитых структурных компонентов социальной реальности процессы синкретизации приобретают два вектора направленности. Один вектор, как отмечается в культурологическом словаре, представляет «неорганическое слияние разнородных элементов», другой, напротив, «органическое сочетание разных элементов» [6].

Синкретизм в понимании «неорганического слияния разнородных элементов» трактуется, как чисто механическое соединение разнофункциональных компонентов тех или иных явлений и процессов. Результатом такого типа синкретизации может являться возникновение новых систем, обладающих качественно своеобразной структурой. Системы, возникшие в результате механического, «принудительного» соединения, неоднородны, зачастую лишены внутренней целостности, а следовательно, неустойчивы. Такие системы обладают повышенной чувствительностью к трансформациям и способностью к быстрому разрушению, что приводит к достаточно редким проявлениям данного вектора синкретизации. Однако при проявлениях синкретизации как «неорганического слияния разнородных элементов» функция синкретизма быть фактором конструирования и эволюции социальной реальности сохраняется, так как продолжают формироваться новые, пусть и неустойчивого характера, системы.

Ярким примером механического, зачастую искусственного слияния, разнородных и разнофункциональных элементов служит система общественного сознания в период истории Римской империи (I-III вв. н. э.). Не только культура, политика, религия, идеология, но и территориальное устройство, экономика и всё Римское государство в целом пронизано явлениями и процессами синкретизации. Например, религиозная система Римской империи представляла сложное сплетение структурных компонентов религиозно-мифологических систем италиков, греков, восточных народов и варварских племён. Конгломерат элементов различной природы и функциональной направленности существовал как на уровне индивидуального и общественного религиозного сознания, так и на уровне культовой практики. Особенно синкретизация неорганического характера выражалась в процессах включения отдельных элементов монотеизма в политеистическую религиозную систему. Однако о полном соединении политеистических и монотеистических систем говорить не приходится в связи с их структурной несовместимостью. Возможным было только их сосуществование и в редких случаях взаимодействие. Римская политеистическая религия постоянно «разрасталась» и «разветвлялась» за счёт включения в культовую практику новых религиозно-мистических традиций и обрядов завоёванных и присоединённых народов. Пантеон римских богов также постоянно пополнялся новыми «иноземными» божествами, либо искусственно созданными, подобно египетско- греческому Серапису. Однако иудейская вера в Единого Бога Яхве и обожествление императоров выделяются из всей религиозной системы Рима. Эти культы характеризуются относительной замкнутостью и устойчивостью и представляют монотеизм в «эпицентре» динамичного, постоянно трансформирующегося политеизма.

Таким образом, синкретизм как неорганическое слияние разнородных элементов может проявляться во всех структурных компонентах социальной реальности, способствовать их эволюции, создавая относительно неустойчивые системы.

Синкретизм в качестве механического слияния разнородных элементов - явление скорее исторического характера, присущее переходным и кризисным эпохам. В современном обществе действие данного вектора синкретизации наиболее заметно в абстрактном искусстве. Для других компонентов социального бытия характерен синкретизм, определяемый как целостное, интегративное соединение в системы с устойчивыми структурами. В этой связи нельзя согласиться с Ю. В. Крайко, которая, характеризуя современную нетрадиционную религиозность, утверждает, что «если прежде в результате соединения различных по происхождению религиозных верований формировалась новая целостная система, элементы которой образовывали закономерно упорядоченную структуру, то современный синкретизм принципиально бесструктурен» [4]. Напротив, современный синкретизм отличается син- тезированностью, интегративностью компонентов, их «органическим» соединением и образованием устойчивых систем со сложной структурой. Ярким примером такого рода синкретизма может служить возникновение монолитности двух «стадиально» разных религиозных систем - шаманизма и буддизма. Синкретическая слитность данных религиозных систем образовалась безболезненно ввиду того, что эти системы в ходе эволюции приобрели определённое структурно-содержательное единство. В итоге сформировалась устойчивая, существующая на протяжении нескольких веков, система особого, единого миропонимания, мироощущения и мироосвоения, причём не только религиозного характера. В современном мире «принципиально бесструктурный» синкретизм встречается нечасто.

Специфика синкретизма как органического слияния разнородных элементов заключается, на наш взгляд, во-первых, в том, что он возникает в развитых устойчивых структурах социальной реальности, характеризующихся стабильным функционированием. Структурам, находящимся в состоянии кризиса и дестабилизации, присущ синкретизм «неорганического» характера.

Во-вторых, проявление «органического» синкретизма приводит к образованию новых целостных, монолитных систем, каждый элемент которых сохраняет своё качественное своеобразие. Единство разнородных, специфических элементов такого рода синкретических явлений и процессов устойчиво и малодинамично. С течением времени синкретичные компоненты систем под влиянием определённых факторов либо интегрируются и их единство укрепляется, либо превращаются в самостоятельные раздробленные сущности, что приводит к трансформациям систем.

Синкретизм, какова бы ни была его природа, необходимо рассматривать в качестве фактора формирования и эволюции социальной реальности. Генезис и дальнейшая трансформация определённых структурных элементов социальных систем и их подсистем зачастую обусловлены процессами синкретизации. Будучи сложным и многогранным явлением, синкретизм интересен для исследователей, прежде всего, своей структурой, особенностями и механизмами функционирования. Однако рассмотрение синкретизма как фактора формирования и развития тех или иных социальных процессов и явлений будет способствовать комплексному его исследованию.

Так, например, Т. В. Бернюкевич, изучая особенности взаимодействия буддийских и добуддийских верований народов России, говорит о необходимости исследования синкретизма с позиций эволюционизма. Она пишет: «Вероятно, при анализе конкретно-исторических форм буддизма следует не просто описывать элементы взаимопроникновения или сосуществования элементов буддизма, этнических верований и других мировых религий (например, христианства), но и пытаться увидеть за этим определённый механизм эволюции религий, неслучайный характер этих “наслоений”. Этот подход, на наш взгляд, будет способствовать определению особенностей развития определённой религии (в данном случае речь идёт о буддизме), её адаптивных и адаптирующих способностей и специфики развития этнокультур в контексте развития всей мировой цивилизации» [1, с.19]. Данное утверждение правомерно для исследования процессов синкретизации не только в сфере религии, но и для всех других явлений, подверженных синкретизму. Таким образом, синкретизм необходимо рассматривать, с одной стороны, «изнутри», то есть исследовать его структуру, специфику, механизмы проявления, с другой - как фактор формирования и эволюции социальной реальности.

Исследование синкретизма в качестве движущих сил развития определённых сфер социального бытия предполагает использование понятия «фактор». Иными словами, необходимо рассматривать синкретизм в качестве активности комплекса факторов, способствующих формированию и развитию тех или иных социальных процессов и явлений.

В отечественных философских, социологических и энциклопедических словарях, как современных, так и советского периода, понятие «фактор» встречается редко. Так, например, философский словарь 2006 года трактует понятие «фактор» как «деятельную силу, причину, момент, условие и существенное обстоятельство какого-либо процесса и явления» [8, с. 844]. Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова предлагает следующее определение данного понятия: «фактор - момент, существенное обстоятельство в каком-нибудь процессе, явлении» [7, с. 692]. Однако, на наш взгляд, для более результативного исследования синкретизма как фактора генезиса и эволюции отдельных сфер социума под «фактором» необходимо понимать, прежде всего, исторически сложившийся комплекс предпосылок, причин и механизмов, способных в совокупности влиять на формирование и функционирование тех или иных процессов и явлений в данный исторический период.

Понятие «фактор» носит широкий характер. Фактор складывается из отдельных частей, в целом составляющих его структуру. В структуру факторов, по нашему убеждению, следует включать такие элементы, как предпосылки, причины и механизмы.

Философский энциклопедический словарь трактует «причину» как особую силу, «...как способность вещи вызывать нечто, то есть производить в результате своей деятельности изменения» [9, с. 365]. Причине всегда предшествуют предпосылки. В философском энциклопедическом словаре, изданном в 2006 году, на наш взгляд, не совсем верно предпосылка отождествляется с условием: «предпосылка - то, что является условием другого» [9, с. 361]. По нашему мнению, предпосылка может содержать комплекс условий и механизмов, порождающих причину того или иного явления.

«Причина» отличается от условия тем, что с неизбежностью порождает что-либо. Одновременно «условие» - это «то, от чего зависит нечто другое (обусловленное), что делает возможным наличие вещи, состояния, процесса» [9, с. 469]. Причём условие, на наш взгляд, может влиять на процесс возникновения и изменения какого-либо явления как в составе предпосылок, так и самостоятельно, то есть неопосредованно.

Значительное место в ходе исследования синкретизма необходимо отводить ряду механизмов его воздействия, приводящих в действие процесс генезиса и дальнейшей эволюции отдельных элементов социальной реальности. Механизмы могут рассматриваться как самостоятельные факторы. Под механизмом понимается «...система движений или событий, а также устройство или приспособление, в котором или посредством которого совершаются эти движения, определяемые законами природы» [9, с. 266].

Таким образом, для анализа роли синкретизма применяется определение «фактора» как единства предпосылок, причин и механизмов, а также их соотношение. Иными словами, синкретизм следует рассматривать как совокупность предпосылок, причин и механизмов, структурированных особым образом, обладающих специфическим характером и занимающих определённое место в процессах конструирования и эволюции социальной реальности.

Синкретизм необходимо рассматривать как процесс и одновременно как результат данного процесса, единство которых представляет сложный социо-культурный феномен. Например, религиозный синкретизм представляет собой процесс взаимодействия и взаимовлияния различных религий, характеризующийся соединением, смешением, «переплетением» структурно-содержательных компонентов религиозного сознания (образов, идей, представлений, верований), культово-обрядовых практик и доктрин, входящих в область функционирования различных культурно-религиозных комплексов. Действие механизмов синкретизма также проявляется в трансформациях, гибели одних и формировании на их основе других, более крепких, устойчивых религиозных систем. Данные религиозные системы, сформированные в результате синтеза религий разной функциональной, стадиально-временной, этнонациональной, культурно-исторической специфики, приобретают синкретический характер и носят название религиозных синкретических систем.

Синкретизм является специфической чертой функционирования тех или иных сфер социальной реальности в определённые периоды исторического развития. Проявляясь в разных формах и механизмах, синкретизм воздействует на социальную реальность с неодинаковой степенью интенсивности. Однако результатом такого воздействия является образование и трансформации качественно новых структурных элементов социальных систем. Это позволяет рассматривать синкретизм как фактор формирования и эволюции социальной реальности.

Список литературы

  • 1. Бернюкевич Т. В. Об особенностях взаимодействия буддийских и добуддийских верований у народов России в контексте концепции религиозного синкретизма // Ученые записки Забайкал. гос. ун-та. Серия: Философия. Культурология. Социология. Социальная работа. 2010. № 4. С. 17-27.
  • 2. Веселовский А. Н. Три главы из истории поэтики [Электронный ресурс]. URL: http://az.lib.ru/w / weselowskij_a_n /text_0080.shtml / (дата обращения: 18.01.2015).
  • 3. Кабо В. Круг и крест: размышления этнолога о первобытной духовности [Электронный ресурс]. Канберра: Алчергина, 2002. URL: http://vladimirkabo.com /cc.htm / (дата обращения: 24.12.2014).
  • 4. Крайко Ю. В. Нетрадиционная религиозность как феномен эпохи глобализации [Электронный ресурс]//АНО ВПО «Евразийский открытый институт», г. Москва// URL: http://gigabaza.ru/doc/129223.html/ (дата обращения: 26.12.2014).
  • 5. Першиц А. И., Монгайт А. П, Алексеев В. П. История первобытного общества: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Высш. школа, 1982. 223 с.

Источники

  • 6. Культурологический словарь [Электронный ресурс]. URL: http://sbiblio.com/BIBLIO/content. aspx?dictid=5&wordid=72644 / (дата обращения: 12.12.2014).
  • 7. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова; РАН, Ин-т. русск. яз. 4-е изд. доп. / М: Азбуковник, 1997. 944 с.
  • 8. Философский словарь. М.: А С К., 2006. 1056 с.
  • 9. Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М., 2006. 576 с.

References

  • 1. Bernyukevich Т. V. Ob osobennostyakh vzaimodeistviya buddiiskikh i dobuddiiskikh verovanii u narodov Rossii v kontekste kontseptsii religioznogo sinkretizma // Uchenye zapiski Zabaikal. gos. un-ta. Seriya: Filosofiya. Kul’turologiya. Sotsiologiya. Sotsial’naya rabota. 2010. № 4. S. 17-27.
  • 2. Veselovskii A. N. Tri glavy iz istorii poetiki [Elektronnyi resurs]. URL: http://az.lib.ru /w /weselowskij_a_n / text_0080.shtml / (data obrashcheniya: 18.01.2015).
  • 3. Kabo V. Krug i krest: razmyshleniya etnologa о pervobytnoi dukhovnosti [Elektronnyi resurs]. Kanberra: Alchergina, 2002. URL: http://vladimirkabo.com /cc.htm / (data obrashcheniya: 24.12.2014).
  • 4. Kraiko Yu. V. Netraditsionnaya religioznost’ kak fenomen epokhi globalizatsii [Elektronnyi resurs] // ANO VPO «Evraziiskii otkrytyi institut», g. Moskva// URL: http://gigabaza.ru/doc/129223.html/ (data obrashcheniya: 26.12.2014).
  • 5. Pershits A. I., Mongait A. P., Alekseev V. P. Istoriya pervobytnogo obshchestva: uchebnik. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Vyssh. shkola, 1982. 223 s.

Istochniki

6. Kul’turologicheskii slovar’ [Elektronnyi resurs]. URL: http://sbiblio.com/BIBLIO/content.

aspx?dictid=5&wordid=72644 / (data obrashcheniya: 12. 12. 2014).

  • 7. Ozhegov S. I. Tolkovyi slovar’ russkogo yazyka: 80000 slov i frazeologicheskikh vyrazhenii / S. I. Ozhegov, N. Yu. Shvedova; RAN, In-t. russk. yaz. 4-e izd. dop. / M: Azbukovnik, 1997. 944 s.
  • 8. Filosofskii slovar’. M.: A S K., 2006. 1056 s.
  • 9. Filosofskii entsiklopedicheskii slovar’. M.: INFRA-M., 2006. 576 s.

Статья поступила в редакцию 10.03.2015

УДК 008 ББК71

Дмитрий Валентинович Сергеев,

кандидат культурологии, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30)

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>