ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ СОТРУДНИКОВ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Статья посвящена выяснению отдельных аспектов охраны жизни и здоровья сотрудников исправительных учреждений. Рассмотрены мнения различных ученых, касающихся дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, а также проблемы при квалификации деяний, посягающих на жизнь и здоровье сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Работа в исправительном учреждении (ИУ) является экстремальной и крайне опасной, так как сотрудники постоянно прибывают в состоянии напряженности, стресса, боязни за себя и своих близких.

Нормы об уголовной ответственности осужденных за причинение вреда здоровью сотруднику УИС недостаточно проработаны. Считаем, что изменив законодательный подход к решению данной проблемы и ужесточив санкции за подобные преступления, возможно снижение насильственных пенитенциарных преступлений, что само по себе позволит обеспечить безопасность сотрудников и членов их семей на должном уровне.

Ведя речь об охране деятельности исправительных учреждений, стоит отметить, что на сегодняшний день единственным составом, позволяющим привлечь виновного за посягательство на жизнь и здоровье сотрудника УИС, является преступление, предусмотренное от. 321 УК РФ. Поэтому возникает необходимость более подробного анализа содержания нормальной деятельности данных учреждений и их правового обеспечения.

Во-первых, отметим, что преступление, предусмотренное от. 321 УК РФ, посягает на порядок управления. Посягательство же на личность нельзя квалифицировать по указанной норме.

А. В. Щербаков указывает, что «под нормальным функционированием учреждений и органов уголовно-исполнительной системы следует понимать установленный законом порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий права и законные интересы, личную безопасность осужденных и персонала (и их близких), а также исполнение ими возложенных на них нормативными актами обязанностей»1.

С субъективной стороны виновный должен преследовать указанную в от. 321 УК РФ цель либо руководствоваться указанным в статье мотивом.

С. В. Назаров подчеркивает, что насилие, обусловленное личными взаимоотношениями виновного с потерпевшим, исключает ответственность по ст. 321 УК РФ. В этих случаях действия виновных надо квалифицировать исходя из мотива или цели по другим статьям УК[1]. Также не подлежат квалификации по ст. 321 УК РФ названные действия в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей, если они совершены в связи с его неслужебной либо незаконной деятельностью.

За пределами состава преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ, находится причинение смерти потерпевшему. В подобном случае вред превышает тот, который был учтен законодателем при конструировании рассматриваемой уголовно-правовой нормы. По мнению В. С. Ишигеева, это служит основанием для дополнительной квалификации содеянного.

Такие разъяснения даны и Пленумом Верховного суда РФ в п. 19 постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». Убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы или содержащимся под стражей, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 105 УК РФ, по ст. 321 УК РФ, предусматривающей ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. С названными правилами квалификации соглашается большинство правоведов.

Однако Пленум оставил без ответа вопрос, по какой именно части ст. 105 УК РФ либо пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать такое убийство в зависимости от признаков специального потерпевшего.

Применительно к ИУ потерпевшими при убийстве могут быть две категории лиц. Первая категория - это сотрудники учреждений УИС, осуществляющие установленную законом служебную деятельность по исполнению уголовного наказания в виде лишения свободы. В этом случае лишение жизни сотрудника в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в результате которого сотрудник ИУ умышленно лишается жизни, с учетом мотива и цели преступления должно квалифицироваться по совокупности ч. 3 ст. 321 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Некоторые ученые придерживаются мнения, что убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей должно квалифицироваться по совокупности ст. 317 УК РФ и ч. 3 ст. 321 УК РФ.

Сложными являются ситуации, в которых посягательство на потерпевших - сотрудников правоохранительных органов - осуществлялось в связи с деятельностью по охране общественного порядка, но не входившей в должностные обязанности лица.

3

Ведомственные нормативные акты и судебная практика указывают на то, что сотрудники УИС не относятся к сотрудникам правоохранительных органов в том контексте, в котором это указано в ст. 317 УК РФ. В их прямые должностные обязанности не входит охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности.

Если виновный преследует цель пресечь, воспрепятствовать общественно полезной деятельности сотрудника, но не связанной с охраной общественного порядка и обеспечением общественной безопасности, или желает отомстить за такую деятельность, то в таких случаях ответственность должна наступать по совокупности п. «б» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 321 УК РФ.

Для привлечения виновного к уголовной ответственности по ст. 317 УК РФ необходимо четкое осознание виновным мотива, цели, а также того обстоятельства, кому причиняется смерть. В этом случае не будет иметь значение, находился ли сотрудник в форменной одежде или нет.

Все сказанное подтверждает, что покушение на убийство или убийство сотрудника УИС могут квалифицироваться по ст. 317 УК РФ только в тех случаях, когда потерпевший привлекается к охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности ИУ, например, при предотвращении или пресечении противоправных действий со стороны осужденных.

Считаем недостатком, что уголовный закон не предусматривает состава преступления, в котором бы содержались признаки посягательства на жизнь сотрудника УИС в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких. Опрос сотрудников, замещающих должности в различных структурных подразделениях УИС показал, что большинство (93 % опрошенных) высказали мнение о необходимости изменения уголовного законодательства в этой области.

Предполагаем, что УК РФ нуждается в отдельной норме об ответственности за применение насилия или угрозу применения насилия в отношении сотрудника УИС и норме об ответственности за покушение на убийство и убийство сотрудника УИС. Предлагается следующая их редакция:

«Ст. 3171. Посягательство на жизнь сотрудника уголовно-исполнительной системы

Посягательство на жизнь сотрудника уголовно-исполнительной системы, совершенное в целях воспрепятствования законной служебной деятельности этого лица либо из мести за такую деятельность, -

наказывается...».

«Ст. 3181. Применение насилия в отношении сотрудника уголовно-исполнительной системы

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении сотрудника уголовно-исполнительной системы или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, -

наказываются...

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, - наказывается...»

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >