Полная версия

Главная arrow Экономика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛЕКЦИЯ IX. ДЭВИД РИКАРДО, ТОМАС МАЛЬТУС, КАРЛ МАРКС И ФРИДРИХ ЛИСТ

Дэвид Рикардо и Томас Мальтус стали двумя самыми влиятельными классическими экономистами Британии в поколении, пришедшем на смену Смиту. Влияние Рикардо и Мальтуса на экономистов сохраняется и в наши дни. Подобно Иеремии Бентаму, и Мальус, и Рикардо сочетали социабельную и профессиональную экономические модели. Напротив, Карл Маркс (1818-1893) и Фридрих Лист (1789- 1846) были сформированы немецкой моделью экономики. Ни Маркс, ни Лист не следовали социабельной модели. Лист уехал в Америку. Маркс перебрался в Лондон, но там ни заработать состояния, ни пройти в парламент ему не удалось. Тем не менее и Маркс, и Лист оказали непосредственное воздействие на европейскую политику в большей мере, чем Рикардо или Мальтус.

Рикардо подражал аристократическому стилю. В этом отношении вы можете обнаружить влияние, которое оказал на Рикардо Бентам. С одной стороны, Рикардо писал книги, которые, без сомнения, были трудами ученого-экономиста, но, с другой стороны, он стал членом парламента и оказывал влияние на государственную политику. Иудей по рождению и иностранец, как написано на его надгробии, Рикардо заработал миллион фунтов на спекуляциях непосредственно после великой победы британцев при Ватерлоо в 1815 году. Он пользовался инсайдерской информацией, т.е. делал то, что в наше время было бы сочтено противозаконным. Но не в те времена. Он удалился от дел, чтобы вести жизнь богатого помещика, став образцовым английским джентльменом, и был избран в палату общин. Рикардо был тихим и учтивым членом парламента, редко выступавшим перед всей палатой и предпочитавшим укреплять свое влияние, действуя закулисно.

В отличие от Рикардо, Карл Маркс и Фридрих Лист не подражали социабельному стилю. Оба были немецкими эмигрантами, представлявшими собой образцы немецкого научного профессионального стиля. Разочарованный неудачей, постигшей движение за политическую реформу в Германии, Маркс полагал, что экономические перемены станут двигателем политической революции. Уроженец Рейнской области, по-романтически реагировавший на классицизм, Маркс уехал в Лондон. Там он увлекся диалектикой Гегеля. Маркс переработал диалектику Гегеля на основе древнегреческих атомистических теорий. Гегель полагал, что диалектика — это духовный процесс. А Маркс трансформировал диалектику, сделав ее материалистической. Работая на докторской диссертацией, посвященной древнегреческому атомизму, он впитал в себя греческие теории, которые отрицали существование какой бы то ни было духовной реальности. Не существовало ничего, кроме атомов и пустоты, гласили эти теории. Маркс соединил Гегеля с этим материализмом.

Лист настаивал на государственном регулировании торговли, особенно внешней. Иными словами, он был поборником модифицированного меркантилизма. Когда он эмигрировал из Германии в Пенсильванию, на него оказали большое влияние наследие Войны за независимость США и политика Александра Гамильтона (1755-1804), некоторое время занимавшего пост министра финансов США.

В те времена в Америке шли ожесточенные дебаты между сторонниками и противниками пошлин. Лист выступал за пошлины. Поэтому, разумеется, он выступал против Рикардо и других поборников свободной торговли. Широко известно высказывание Рикардо о том, что государство должно разрешить свободное завоевание своих рынков иностранными поставщиками, даже если в результате этого несет убытки его собственная промышленность. Например, Португалии следует разрешить свободный импорт британских шерстяных тканей, даже если бы это привело к уничтожению ее собственного производства шерстяных тканей, которое было вполне жизнеспособным при отсутствии конкуренции. Лист выступал против этого. Подобно предшествовавшим ему поборникам меркантилизма, он полагал, что правительство должно вмешиваться во внешнюю торговлю, когда это требуется для обеспечения безопасности и процветания государства. Поэтому он поддерживал американские пошлины — они были необходимы для развития страны, — а его последователи равным образом поддерживали немецкий тарифный протекционизм. Эти последователи повлияли и на германскую политику — до и особенно после того, как в 1871 году князь Отто фон Бисмарк объединил германские государства. Теории Листа также повлияли на российскую и японскую политику конца XIX века. Китай, Япония и Южная Корея до наших дней придерживаются политики, в основе которой лежат идеи Листа. Иными словами, идеи современного меркантилизма. Неолиберальные экономисты, напротив, по-прежнему осуждают меркантилизм и во внешней торговле рекомендуют строго придерживаться политики свободной торговли, предложенной Рикардо.

Я не даю вам задания познакомиться с трудами Листа, но настоятельно рекомендую прочитать «Оценку сравнительного преимущества Великобритании», автором которой является шотландский антиквар Джордж Чальмерс (1742-1825). Возможно, из-за того что я занимаюсь историей Британии, эта книга кажется мне более интересной, чем может показаться другим, но я читал ее очень внимательно. Предвосхищая Листа, Чальмерс прочитал Смита и одобрил его критику ограничений, накладываемых Британией на колониальную торговлю, но затем Чальмерс предложил ограничить политику свободой торговли торговлей между Британией и ее заморскими колониями. Британия не должна была накладывать ограничения на торговлю со своими колониями до Войны за независимость Соединенных Штатов, и теперь ей не следует накладывать ограничения на торговлю с оставшимися у нее колониями, но пошлины должны по-прежнему защищать Британскую империю от иностранных государств, укрепляя ее положение в конкурентной борьбе. Впоследствии такая политика получит название имперские преференции.

Обратите внимание, что Чальмерс связывал вопрос о пошлинах с традиционными философскими понятиями свободы и ее ограничителей. Он приводил доводы в пользу естественной свободы в одной области, в данном случае в особой сфере торговли, а затем приводил доводы в пользу гражданских и моральных ограничений в более широкой области, в которую входила область более узкая. В ней отсутствовали какие бы то ни было естественные ограничения, поэтому государство было обязано ввести их. Он утверждал, что государство должно действовать в целях защиты страны и общего блага.

А теперь я спрашиваю: «Насколько правильно Чальмерс воспринял “Богатство народов” Смита?» Маленький полезный совет. Не стоит читать в оригинале ни Бентама, ни Рикардо, ни Мальтуса, ни Маркса, ни Листа. Поэтому отложите их в сторону и прочтите «Богатство народов» Смита. Я также предложил бы прочитать два образцовых комментария к Смиту. Автором одного из них является Эмма Ротшильд, автором другого — Этол Фицгиббонс. Пожалуйста, внимательно прочтите весь текст «Богатства народов». Надеюсь, что вы уже прочли «Теорию нравственных чувств». Если нет, то, пожалуйста, сделайте это сейчас. А потом прочтите «Богатство народов». Затем, если потребуется, познакомьтесь с упомянутыми комментариями к нему.

Сначала прочтите Смита. Читая комментарии, сравнивайте их с тем, что мы говорили ранее по поводу социабель- ности. Обе эти книги обладают высочайшими научными достоинствами. Обратите внимание на то, как гладко и изящно написаны оба этих труда. В них не найти ни единого противоречия. Ни одного пристрастного суждения.

С моей точки зрения, оба комментария полезны, но еще раз подчеркну, что гораздо важнее, чтобы вы внимательно прочли самого Смита. Сравните эти комментарии с расследованием убийств, если, конечно, вы любите детективы. Мы с вами упоминали Агату Кристи. Одна из лучших мастеров этого жанра, она следовала примеру Уильяма Годвина, который был создателем «Калеба Уильямса» — первого настоящего романа о расследовании убийства. Годвин сначала написал конец книги, а затем — остальную часть, тщательно маскируя все подсказки. Если вам по душе детективы, то, возможно, вы заметите, что в этих двух научных комментариях есть нечто их напоминающее. Поэтому вы можете начать читать их с конца, а затем проследить, на основе каких положений они создавались. Обратите также пристальное внимание на то, как начинаются эти две книги. Однако не стоит таким образом читать самого Смита. Его по-настоящему великие труды требуют иного подхода, чем тот, который вам следует применить к комментариям. Или к детективам. Или, разумеется, к учебникам. Вот почему чтение этого пособия не заменит вам личного присутствия на занятиях.

В заключение скажу еще несколько слов по поводу этих комментариев. Прочтите эти два комментария, но не читайте другие комментарии, посвященные Смиту. Не вдавайтесь в противоречивые оценки его идей. Томас Гоббс говорил, что если бы он читал столько же книг, сколько читают другие, то был бы таким же невеждой, как и они. Читайте самого Смита. А на досуге, если вам потребуется дополнительная информация, попробуйте почитать Фридриха Энгельса (1820-1895). Он был соратником и соавтором Карла Маркса, и из них двоих Энгельс был лучшим писателем. И его работы читаются легче, чем труды Мальтуса или Дарвина. Попробуйте познакомиться с «Положением рабочего класса в Англии» (1844) Энгельса. Это в своем роде замечательная книга. Написана очень зажигательно. Она стала бы отличной преамбулой к нашей следующей лекции.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>