Новая империя

Об аргументах Запада, оправдывающих и доказывающих необходимость предпринимаемых им шагов написано уже немало. Общий вывод таков: они очень слабы по своим внутренним мотивам и недостаточно доказательны для внешнего представления. Поэтому все же следует еще раз к ним вернуться и попытаться рассмотреть, что стоит за всей этой недосказанной простотой.

Не вызывает сомнения довод, что опасность возникновения региональных конфликтов является для Европы серьезнейшим вызовом, парировать который можно только совместными усилиями. Однако для каждого потенциального или существующего консрликта характерны свои особенности и черты. Нет иного универсального инструмента, кроме силы, для решения проблем, в которых переплелось все — начиная от особенностей сербской православной славянской церкви и кончая уникальностью генетического духа свободы чеченцев, вступающего в противоречие с любыми формами организации жизни их общества, если это навязывается извне.

При такой универсальной целевой «установке на силу» альянс, будет просто вынужден брать на себя ряд фундаментальных государствообразующих функций (что уже наблюдается в Боснии), потому что только так можно задавать определенные правовые параметры, минимизирующие вероятность возникновения каких-либо внутренних конфликтов. Но в этом случае НАТО, хочет она того или нет, обретает черты «империи» нового типа со своим автономным правительством, системы, которая живет и развивается (расширяется) по тем же законам, приведшим в свое время к краху все существовавшие в истории империи.

Это подтверждается внутренней трансформацией аппарата НАТО, становящегося самодостаточным. С развалом Варшавского Договора он был поставлен перед необходимостью поиска путей выживания в новых условиях. Выход был найден в изменении формата блока, так как это выдвигает на первый план целый ряд внутренних задач по всесторонней адаптации новых членов, что, естественно, снимает вопросы о дальнейшей судьбе рабочих структур альянса.

Искусственное накопление и нарастание внутренних противоречий объективно ведет к разрушению системы. Векторы экстенсивного развития через расширение со временем меняются на противоположные. В этом случае традиционная НАТО в качестве ядра расширения испытывает на себе страшную откатную силу сжатия. Последствия будут еще более тяжелыми, чем распад СССР и Варшавского Договора. Понимают ли это в западных столицах?

Скорее всего, понимают. Иначе бы вторым условием не назывались внешние угрозы. Они-то и призваны сыграть роль внешнего каркаса, предохраняющего всю создаваемую систему от распада. Юг и Восток у альянса вызывают наибольшие опасения. Не думаю, что в НАТО под Востоком в первую очередь понимаются Ирак, Иран или Китай. Первые две страны не представляют для консолидированной военной мощи Североатлантического союза какой-либо опасности, не говоря уже об угрозе. А Китай — это уже Дальний Восток.

Конечно же, только Россия, «представляющая собой фактор риска для альянса», служит главным резервом для последующего официального «назначения на должность» в качестве главной внешней угрозы. Правда, для этого еще должны быть созданы определенные условия, так сказать проявиться намерения. Но судя по тому, как наши некоторые доморощенные политики принялись эти условия создавать, ускоренно сколачивая что-то «грозное» на пространстве СНГ, перенацеливая ядерные ракеты на будущих членов альянса и усиленно стращая Украину, навязываемые России правила игры под названием «Угрозу заказывали?» уже принимаются.

Становится очевидным, что мы постепенно втягиваемся в этап взаимного провоцирования, и отыскать потом правых и виноватых будет невозможно. Вновь вводятся во взаимный оборот прежние принципы отношений и сопутствующая им терминология — балансы сил, качественные соотношения, театры военных действий, нулевые уровни и т.д. И это вполне закономерно, так как на данном геополитическом поле, где применяются категории внешних угроз, других критериев их оценки не бывает.

Абсолютно прав Е. Примаков, говоря, что намерение — величина переменная, а потенциал — постоянная. Изменение намерений вызывает перетекание постоянных потенциалов. По этой причине будет развалена система договоренностей, обеспечивающая до недавнего времени стабильность в Европе и мире. Договор об обычных вооружениях в Европе, меры доверия в военной области, договоры о сокращении ядерных вооружений, конвенциальные проблемы — все оказалось под угрозой пересмотра. Так стоит ли заходить так далеко, чтобы начинать потом все сначала?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >