Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

M. Юсин. Самоцензура. Американское телевидение учится освещать войну с патриотических позиций (Известия. 2001. Ноябрь)

«Мы не должны уделять чрезмерно большое внимание жертвам среди мирного населения в Афганистане, которые неизбежно будут в ходе этой войны. Мы не должны забывать, что правительство талибов несет ответственность за ситуацию, которая сложилась сегодня в их стране. Кроме того, каждый репортаж из Афганистана или Пакистана должен сопровождаться комментарием, напоминающим, что тали бы укрывают на своей территории террористов, ответственных за гибель пяти тысяч человек» — это выдержки из «памятной записки», составленной новым руководителем Си-эн-эн Уолтером Иссаксоном и разосланной всем журналистам телеканала.

О том, что после терактов 11 сентября на ведущих американских телеканалах действует жесткая самоцензура, было известно и раньше. «Памятная записка» Иссаксона стала в этом смысле не откровением, а лишь документальным подтверждением: в Америке больше нет полной свободы прессы.

Ее и не может быть, если страна ведет войну. Неопереточную, ненужную, непонятную, без потеръ, как это было в Косово. Настоящую войну с беспощадным противником — войну, в которой затронуты жизненно важные интересы нации.

Руководство Си-эн-эн прислушалось к просьбам, неоднократно звучавшим из Белого дома, Пентагона, Госдепартамента. Главный информационный канал планеты отказывается от «абсолютной объективности» в освещении войны с терроризмом. Война будет представлена зрителям не с общечеловеческих, а с патриотических позиций. И никто в Америке при этих словах почему-то не краснеет. Патриотизм в воюющей стране — это нормально.

Не протестуют и европейские правозащитники. Хотя могли бы. Чего стоит одно только «пожелание» Иссаксона — «не уделять чрезмерно большого внимания жертвам среди мирного населения». Представим на секунду, если бы пару лет назад руководитель какого-нибудь российского телеканала сказал что-либо подобное (имея в виду, естественно, Чечню) — что бы тут началось!

Но американцы — не русские. К ним относятся сочувственно, с пониманием. Им верят на слово, когда они уверяют, что цензура введена не под давлением властей, что это сознательный выбор самих сотрудников Си-эн-эн, отражение их гражданской позиции.

Когда российские журналисты два года назад приводили примерно те же аргументы, европейские коллеги нам не верили. На нас смотрели скептически, осуждающе, порой снисходительно. Не могли допустить мысли, что журналисты искренне сочувствуют своей армии, ведущей войну, что желают ей победы, а не поражения, что интервью Басаева и Хаттаба мы отказывались публиковать не потому, что этого требовал Кремль, а потому, что не хотели давать таким людям трибуну. Как сегодня американцы не хотят давать трибуну Осаме бен Ладену.

11 сентября многое расставило по местам. Давно уже не слышно ставших столь привычными обвинений, что это Путин, стремясь повысить свою популярность, спровоцировал «вторую чеченскую войну» и что дома в Москве взорвали люди из ФСБ. Вашингтон публично признал, что в Чечне есть международные террористы, связанные с бен Ладеном. А министр иностранных дел Великобритании Джек Стро вчера, в ходе визита в Москву, выразил полную солидарность с действиями российских властей в Чечне.

Теперь мы с Западом — союзники, участники одной коалиции. И если вдруг руководитель какой-нибудь нашей телекомпании потребует от журналистов «сопровождать каждый репортаж из Чечни комментарием, напоминающим, что режим Масхадова укрывает на своей территории террористов, ответственных за вторжение в Дагестан», Россию едва ли обвинят в зажиме свободы прессы.

Другое дело, что таких прямолинейных «памятных записок», как Уолтер Иссаксон, в последние два года не составлял ни один из российских телевизионных боссов. Наши журналисты в столь детальных инструкциях, как правило, не нуждаются. Они многое научились понимать с полуслова.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>