И.Г. Эренбург. Рабы смерти (Правда. 1942. 7 апреля)

Кто из нас теперь не знает облика среднего гитлеровца, этого примитивного существа, убежденного в своем превосходстве над человечеством, рассматривающего войну, как спорт и заработок, грамотного и, однако, глубоко невежественного, слепо повторяющего все расистские прибаутки, восторженного куроеда и деловитого палача, который, расстреляв патроны и оказавшись в плену, деревянным голосом говорит: «Гитлер капут»? Тысячи дневников, записных книжек, писем раскрыли перед нами несложный мир этих людей, снабженных вечными ручками и автоматическим оружием.

Таков черствый хлеб фашистской Германии. Но имеются в гитлеровской армии и свои дрожжи. Я говорю о тех гитлеровцах, которые равнодушны к курятине и к «трофейным» сапогам, которые беспощадны к другим и к себе, в глазах которых — огонь сгущенного изуверства. Это — сущность фашизма, его эссенция, его философия. Один из таких гитлеровцев — лейтенант Карл Беме написал в своем дневнике: «Война — это высшее состояние человека. На войне становится ясным, что жизнь — только карикатура на смерть».

Нельзя понять фашизм, не поняв, что он тесно связан с культом смерти. Для верующего христианина жизнь на земле — только путь к иной, вечной жизни, и он восторженно повторяет: «Смертию смерть поправ». Для фашиста жизнь — это путь к смерти, к распаду, к абсолютному небытию. В немецком фильме «Утренняя заря» один из героев говорит: «Смысл жизни — это смерть». ...

Обходя как чума другие страны, фашизм повсюду проповедует сладость тлена.

<...>Не случайно на рукавах «гвардии Гитлера» — черепа. Не случайно одна из дивизий СС названа «Мертвая голова». Любовь к смерти у фашистов принимает патологический характер, становясь любованием тленом, культом распада плоти.

<...> Живое горе было написано на лицах наших бойцов осенью прошлого года, когда им приходилось покидать родные города и деревни. А что написано на лицах немецких солдат? Я приведу показания военного корреспондента «Дойче альгемайне цайтунг» (24 марта 1942): «В пустой избе сидели немецкие стрелки и ждали начала боя. Их лица преследуют меня, я их никогда не забуду... Эти лица застыли, как будто линии с усталыми тенями врезались в них навсегда. В уголках рта видна жестокость. Для них нет ничего нового, ничего неожиданного, все стало обыденным... Тупость превращается в непобедимость». ... Миф о «непобедимости» германской армии основывался на «тупости» молодых солдат. Мы увидели зимой, как эта «тупость» отступила перед мужеством и человеческим достоинством русского народа.

<...> В нашем сердце наравне с презрением к смерти живо презрение к нашему врагу, великое и страстное презрение к фашизму. Никакие примеры храбрости, проявляемые отдельными немецкими солдатами, не способны смягчить наше презрение. Мы знаем, что их храбрость рождена изуверством, культом смерти, извращением. <...>

Тексты зарубежных политиков и журналистов

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >