Феномен политкорректности

В какой-то мере серьезное отношение к слову и к тому, что стоит за словом, объясняет одно из важнейших знаковых явлений в американском дискурсе — феномен политкорректности. Речь идет о чисто формальных вещах: как правильно называть негров, женщин, геев и лесбиянок, латиноамериканцев, мусульман и т.д. За политически некорректное высказывание можно не только получить силовой отпор, но и понести наказание как за оскорбление. Нормы политкорректности стали нормами словоупотребления, их нельзя нарушать, это грозит остракизмом и судебными исками.

Конечно, как и всякое социальное явление, политкорректность вызывает самые разные чувства внутри американского общества. Ретивые администраторы от образования издают целые пособия «правильных» названий и тем, а критики печатают книги, осмеивающие эту практику. Но в целом это серьезное и здоровое социально-лингвистическое явление. Политкорректность — это своего рода социальнолингвистический механизм, позволяющий скорректировать несправедливую социальную практику прошлого. Как бы признать ошибку и извиниться постфактум перед поколениями тех негров, которых звали: «Ьоу» и «nigger»[1].

Отношение россиян к политкорректности, судя по замечаниям в прессе, крайне отрицательное, причем как у интеллектуалов, так и у критиков из молодежных изданий. Политическую корректность обвиняют в том, что она все формализирует, что она неискренна, что из поведения исчезают естественность и свобода.

Тем не менее и в российском дискурсе действует тот же социально-лингвистический механизм, и в некоторые периоды его функционирование было подчинено таким же жестким и формальным нормам, как и политкорректность. Сразу же после революции 1917 г. из практического дискурса исчезли все вежливые обращения, сколько-нибудь социально маркированные: господин, госпожа, ваше превосходительство и пр. Сегодня ярким примером требования быть политически корректным является постепенное становление непривычной для русского языка нормы «в Украине». Украинцы, и не только официальные лица, требуют от российских журналистов и политиков, чтобы они говорили: «в Украине» (так же, как и в отношении других стран: во Франции, в Польше), а не более привычное «на Украине». Необычный, но являющийся нормой языка, предлог «на» по отношению к государству объясняется тем, что слово «Украина» произошло от слова «окраина» и первоначально значило «земля на окраине» (русской земли). Предлог «на» несет для украинцев[2] смысл, утверждающий их «окраинное», околорус- ское происхождение, и воспринимается как оскорбительный для независимого государства.

Еще ждут своего часа, чтобы подвергнуться резкой критике и выйти из массового употребления такие заведомо оскорбительные слова, как «лица кавказской национальности», «черные» и др. И это произойдет так же, как произошло со словом «жид», которое до середины XIX в. считалось словом общеупотребительным. Бытует мнение, что в начале XIX в., в частности для Пушкина, это слово было общеупотребительным, потому что было нейтральным, как нейтрален « zyd» для поляков. Это не так. В русском языке было действительно нейтральное слово «еврей» и отчетливо оскорбительное слово «жид». Пушкин, свободно пользовавшийся этим словом, был один из самых терпимых людей своего времени. И антисемитом он не был только в том смысле, что все общество было проникнуто антисемитскими настроениями. В 1858 г., после очередного оскорбительного антисемитского выступления, ряд русских литераторов, ученых, чиновников выступил в печати с коллективным протестом против антисемитизма и употребления в печати слова «жид». После этого выступления употребление слова стало маркированным, стало рассматриваться как признак антисемитизма и вскоре было вытеснено из общеупотребительной лексики. Общий вектор развития языка направлен на вытеснение из словоупотребления заведомо оскорбительных для какого-то социального слоя понятий.

С уходом в прошлое социальной проблемы, связанной с грубым, оскорбительным названием, с исчезновением предрассудков, уходит и острота споров адептов политкорректности и их противников относительно данного, конкретного понятия.

  • [1] Как известно, в русском дискурсе тоже сложилась оппозиция корректного—некорректного названия людей африканского происхождения: негр — черный, чернокожий, —и она ровно противоположна опозиции американской, где «nigger» — оскорбительно,a «black» — нейтрально.
  • [2] Для россиян этот предлог не маркирован, тем более что есть устойчивые сочетания:«на брянщине», «на орловщине».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >