Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сходства в советском и американском дискурсах 1950-1980-х гг.

Сходства дискурсов были обусловлены общей парадигмой противостояния, «холодной войны», «железного занавеса». В американском и советском политических дискурсах в 1950-х гг. сложились образы «тайного врага», «единства» общества, приобрела популярность «теория заговора» для объяснения политических проблем и неудач (примеры из речей Дж. Кеннеди, Л. Джонсона и из советского политического дискурса).

Американский политический дискурс характеризует жесткость и прагматичность интерес прежде всего к фактам, к реалиям, от которых уже идут к «пониманию», обобщениям.

Американский политический дискурс по сравнению с современным российским характеризуют большая четкость, прямолинейность, ясность, эмоциональность. Тексты и речи обращены к аудитории. Политики обращаются к аудитории за поддержкой в прямом смысле слова. Поддержка аудитории — это основной политический ресурс. Все остальные ресурсы: административный, финансовый — очень важны, но главное — это поддержка избирателя, т.е. аудитории.

Американский избиратель, хотя он и очень разный (что неудивительно: более 200 млн человек), но активный член политической аудитории, внимательно слушает и слышит, что говорят политические лидеры. Лидер оценивается по своим действиям, по тому, что он говорит и как он говорит. Конечно, очень важно и то, как он выглядит, какой он человек, чего он добился в жизни, откуда он родом, но мы сейчас говорим о политической риторике. Очень важно то, что можно сказать о лидере на основании его выступлений, его слов. Внимание к речам и текстам обусловлено тем, что из них можно понять, каким будет этот политик, скажем, на посту президента, будет ли он последователен, выполнит ли обещанное, будет ли тверд, способен ли он быть лидером.

Одним из ключевых направлений всякой избирательной кампании является поиск и демонстрация публике таких черт оппонента, которые являются для публики ярко негативными. Идет буквальное прочесывание всего, что оппонент говорил и говорит. Для президентской кампании 2004 г. одним из важнейших пунктов критики в отношении демократического кандидата Джона Керри его оппоненты выбрали тот факт, что Керри не был абсолютно последователен. Он менял свое мнение и иногда голосовал за законопроект, который до этого пытался провалить. Сам этот факт, достаточно обыденный, республиканцы сумели представить как свидетельство «несерьезности и переменчивости» Керри.

Но одно дело, когда для этого нужно демонстрировать «послужной список» Керри, и совсем другое дело, когда можно сказать: «Он несерьезный, изменчивый человек, смотрите, что он сам говорит». 16 марта, выступая перед ветеранами, Керри сказал о проекте администрации по помощи Ираку: «...вообще-то я проголосовал за 87 млрд долларов, прежде, чем я проголосовал против». Это было сказано в контексте, понятном для слушателей, и в конце выступления Керри получил аплодисменты, но внимательно вслушивающиеся в каждое его слово оппоненты получили подарок, о котором любой руководитель кампании может только мечтать. «Вы не часто получаете такие подарки», — сказал менеджер республиканского штаба, имея в виду произнесенную Керри фразу.

Мало того, что собственное признание Керри в переменчивости тут же попало в новости на телеканале CNN, на следующий день все газеты рассказами об этом заявлении. Республиканский штаб использовал это выражение для антирекламы и ознакомил с ним всю Америку.

Чтобы подобных провалов не случалось, руководители предвыборных кампаний составляют списки тем и перечни того, как надо и как не надо эти темы освещать. Тем не менее когда все уже, казалось бы, под контролем, вдруг произносятся слова, которые путают все карты. «Этот урок стоил нам дорого», — признал руководитель предвыборного штаба Керри и добавил, что Керри надо было просто сказать: «Я бы голосовал за эти $ 87 млрд долларов, если бы мы могли их заплатить».

Вот так не очень обдуманные слова делают предвыборную кампанию менее успешной, чем она могла бы быть, и, наоборот, дают преимущества оппоненту.

И для российской аудитории слова имеют значение, хотя и не такое большое, как для американской. Очень многим в СССР было стыдно, когда Хрущев грозил Америке «кузькиной матерью» и стучал туфлей по пюпитру трибуны ООН. По стране ходили анекдоты о «сиськах- мосиськах», осмеивающих старческое косноязычие Брежнева. «Вот такая загогулина» не прибавила уважения президенту Ельцину.

Но американцы относятся к таким проговоркам политиков несравненно серьезнее — они становятся не только поводом к шуткам, шаржам, но и важным фактором в их решении голосовать «за» или «против». И важно для аудитории даже не то, что конкретно сказал или как обмолвился политик, а какие выводы можно сделать из этих слов и обмолвок, что стоит за ними.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>