Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Лекция 8. Робота с листовками и политическими текстами. Политическая карикатура

Выработка навыков содержательного анализа политических текстов. Содержательная структура политических текстов. Анализ текстов с точки зрения того, что сказано. Смысловые блоки. Навыки анализа структуры текстов. Анализ политических текстов на уровне прямого слова. Адресация текстов

Реклама, листовка, лозунг являются агитационными, пропагандистскими материалами, основная задача которых зависит от складывающейся конъюнктуры. Это может быть создание благоприятного образа кандидата, партии; убеждение потенциального избирателя; мобилизация его на поддержку. Они заняты пропагандой, поэтому никто не ждет от них объективности (см. лекцию 7).

Реклама, листовка состоит из изобразительного ряда и текста (подписей, лозунгов, программы, выдержек разного рода). В рекламе, листовке все — каждая деталь оформления, расположение материала, структура — имеет важное значение, потому что каждая деталь должна работать на выполнение основной задачи, которую поставил перед собой создатель пропагандистского материала. Если она не работает, листовка лишается возможного потенциала.

Взглянем на листовку межрегионального движения «Единство», подготовленную во время парламентской избирательной кампании 1999 г. Избирательная кампания этого блока строилась тщательно и очень умело, что выгодно отличало ее от кампаний их оппонентов, и от того, как строилась кампания преемницы «Единства» — партии «Единая Россия» на последних выборах 2003 г.

Три лидера стоят, фон — нечеткий, как бы утреннее изображение рощи: угадываются освещенные солнцем березы и редкие сосны. Как расположены фигуры политиков? — Посредине и чуть впереди стоит Сергей Шойгу, за ним Александр Карелин и Александр Гуров. Ракурс

взят чуть снизу, поэтому Шойгу кажется выше Карелина. Цвет одежды — ярко-красная «спасательская» куртка Шойгу и темные цвета у его соратников. Композиция и цветовая гамма выделяют и подчеркивают первенство Шойгу.

Как они одеты? Шойгу и генерал Гуров одеты в «служебную форму»: куртка спасателя на Шойгу и милицейская куртка на генерале. Куртки подчеркивают практический, деловой, «рабочий» характер наших героев. Фуражка с высокой тульей на маленьком Гурове делает его чуть выше, и он не кажется меньше ростом по сравнению со своими соратниками. Только Карелин одет в цивильное. И понятно почему. У каждого персонажа на картинке свой имидж, свое послание: Шойгу — «спасатель» (что подчеркивается его красной служебной курткой), Гуров — генерал милиции, силовик и борец с мафией, практик, непарадная форма подчеркивает это. Карелин — формально — подполковник налоговой полиции, но его имидж, который разрабатывается в листовке, — другой. Прежде всего, он — борец, трехкратный олимпийский чемпион, символ силы и победы. Показать его в форме налоговика — значит затемнить предлагаемый в листовке образ. Мощь и сила этого человека видны сразу: мощная шея, широкие плечи, по фигуре и рукам чувствуется высокий рост. Гражданская одежда: легкое пальто, костюм-тройка, галстук — несколько сглаживают, придают цивилизованный вид этой мощи и силе.

Фон — типичный российский лесок, солнечная опушка. Береза — теплый, светлый национальный символ. Замечательно, что фон дан нечетко, бледно. Создатели явно не хотели лобового хода: три русских политика на фоне русских берез, что само по себе уже напрашивается на пародию: три богатыря, три медведя. Нечеткий фон не провоцирует ненужные ассоциации, сосредотачивает внимание на переднем плане, на фигурах лидеров, но при этом глаз читателя отмечает его, и к восприятию трех лидеров добавляются связанные с изображением теплые, положительные ассоциации.

Слово «Единство» выделено в одном случае величиной шрифта, в другом — цветом. Помимо стремления как можно прочнее зафиксировать в сознании аудитории название блока здесь есть расчет на положительные коннотации, которые имеет это понятие. Символ движения — медведь — также не случаен. Это и символ России, символ силы, и отражение ожиданий значительной части населения, ностальгирующей по «сильной руке» сильного лидера, «сильной державе». (Реальное воплощение «силы» — борец Карелин.) Эмблема движения — медведь — отнюдь не олимпийский мишка. Это изображение мощного животного, хотя сама эмблема и небольшая по размеру.

На примере первой полосы листовки мы видим, как умело подобраны символы, названия, фигуры (так!), как они взаимосвязаны и поддерживают друг друга, создавая устойчивое смысловое и ассоциативное поле. Уже по первой полосе мы можем попытаться охарактеризовать адресата листовки: это избиратель, тоскующий по «сильной руке», уважающий силу, предпочитающий чиновникам конкретных деятелей, спасателей, хранящий в памяти или ориентирующийся на ценности «счастливого советского детства»: природу, единство. Очевидный акцент на символику, образы визуального характера (за счет собственно политического послания) говорят об особенностях восприятия потенциального сторонника «Единства», о его видении мира вообще и политического мира в частности: оно образное, символическое, слабо рационализированное.

Разворот листовки сформирован так: лидеры Единства — с формальными биографиями и портретами на левой полосе[1]; в центре —

живой, эмоциональный рассказ о Сергее Шойгу «От мастера до министра» и выдержки из его программного выступления; справа — высказывания избирателей в поддержку «Единства».

Биография Шойгу занимает в два раза больше места, чем биографии его соратников. После Шойгу идет не генерал, борец с мафией и доктор наук Гуров, а мощный олимпийский чемпион Карелин.

Рассказ о Шойгу насыщен образами с положительными смыслами: «гиганты алюминиевой промышленности»; «работающая как часы система спасения», команда Шойгу — «везде, где людям нужна помощь», она «доставляет людям хлеб, теплые вещи, учебники для школ». Название «От мастера до министра» ориентировано на читателя, ценящего практический опыт, жизненную школу, звания и чины, заработанные трудом.

Выдержки из выступления Шойгу: «...И на том стоим» также насыщены эмоциональными высказываниями, образами; при этом собственно текст состоит из фраз общего порядка: «Российский... кризис требует действий ... четких и решительных», «чувство боли», «ярость» против «бюрократов», «главное... — человеческая жизнь», «раздутый аппарат чиновников — главная питательная

среда для коррупции», «бездарные управленцы и казнокрады», Дума должна перестать быть «столичным политическим балаганом». «Мы хотим жить в сильной, богатой, развивающейся России», нам «нужна великая Россия, но не нужны великие потрясения». Выражение: «И на том стоим» — при множественности коннотаций говорит прежде всего об уверенности политика в себе и своих силах.

Риторика этих отрывков создает не только положительный образ «команды Шойгу», но и ряд отрицательных образов: во-первых, образ бюрократа, чиновника как врага, вора, коррупционера; во-вторых, отрицательный образ политики и политиков прошлых лет: «эксперименты горе-политиков», «системный кризис»; в-третьих, отрицательный образ парламентария как «балаганного болтуна», краснобая. Замечательно, что в программном отрывке собственно политическая программа ограничивается общими фразами: будем действовать «быстро и решительно», бороться с бюрократами и казнокрадами, расточительством, — без четкого политического позиционирования .

Высказывания избирателей: «Голосую за Единство: за Шойгу, Карелина, Гурова» — подобраны следующим образом:

  • • они характеризуют личности лидеров: четыре раза идет речь о Шойгу, по одному разу — о Гурове и Карелине;
  • • Гуров и Карелин, Шойгу — хорошие профессионалы, Шойгу еще и незапятнан, «светлая голова», «настоящий мужик», организатор;
  • • авторы высказываний — среднестатистические россияне: бюджетники, невысокого социального ранга (учитель, сержант милиции, пожарный), среднего возраста (26-40 лет), городские (но не столичные!) жители (из шести — один москвич). Единственное, но знаковое отступление от «среднестатистического россиянина»: четверо из шестерых — мужчины.

Из высказываний вырисовываются четкие оппозиции, наполненные эмоциями и символами, позитивными и отрицательными ценностями:

  • • «чистые руки» (у Шойгу) — против воров-политиков;
  • • мафия, «задушить гадину», «братки», угроза детям — Гуров хочет ее «уничтожить», чтобы «страна дышала свободнее». К символической оппозиции добавляется мобилизация: «необходимо сделать»;
  • • «настоящий мужик», «надежный», «не проспали бы Союз, и Россию выстроили бы по-другому» — в подразумеваемой оппозиции те, кто Союз развалил и выстроил сегодняшнюю Россию;
  • • Российский гимн в честь победителя, Карелин «ломал» противников, «здоровая сила» — в противоположность «безвольным болтунам-депутатам», подразумеваемая оппозиция — противники внешние и внутренние. Мобилизация: «надо»;
  • • «страну доверить не страшно», «светлая голова» — против чиновников — «свадебных генералов»;
  • • «что говорит, то и делает», надежный, спасатель; не такой как обычно, у него «все как у людей», нет обычной «российской безалаберности».

И последний структурный элемент — полоса с целями «Единства» представлена как оппозиция «за» и «против».

Лозунги «Единство — за» построены как общие заявления, они опираются на символы и ценности, но за общими словами можно увидеть и контуры политического направления. Уже первый лозунг «За приоритет национальных интересов» при всем своем неопределеннообщем характере (кто определяет, что является «национальными интересами»?), опоре на положительный образ («национальный») задает возможные оппозиции: эта декларация подразумевает подчинение интересов частных, индивидуальных и части общества интересам «национальным». Второй лозунг «За поддержку армии и правоохранительных органов» при всей политической неопределенности (какого рода поддержка?) несет в себе очевидные политические установки: солидарность со слоем военных и силовиков. Остальные лозунги носят такой же общий характер: поддержка федерализма (видимо, против конфедерализма, сепаратизма), развитие культуры (интересно, кто же против?). Единственный лозунг, касающийся экономики, обещает поддержку российских предпринимателей (т.е. возможные покровительственные тарифы, высокие ввозные пошлины и пр.).

Лозунги «Единство — против» по сравнению с лозунгами «за» более эмоционально насыщены, символичны и столь же неопределенны. Но и за этой неопределенностью угадываются политические контуры.

«Против экспериментов над страной», разбазаривания национальных богатств, коррупции, засилья бюрократической системы...

Очевидно стремление создать отрицательный образ предыдущей политики, политической и управленческой системы, сформировавшийся в стране, представить главными оппонентами и виновными бюрократов и «экспериментаторов». Последнее понятие задает необязательность, неочевидность реформ 1990-х гг. — не каких-то конкретных, а вообще всех реформ: экспериментаторы удовлетворяли свое любопытство за счет страны, а страна вполне могла обойтись без всяких экспериментов. Эта деталь, поддерживаемая другими символами: дискредитацией парламента, образом кризиса, спасения, опорой на советскую символику, а также политическими заявлениями о поддержке силовых структур, — задает политический вектор — назад, к стабильности, к единству, надежности, гордости за великую Россию, к сильным правоохранительным органам.

На основе нашего разбора можно сделать следующие выводы: листовка рассчитана на рядового, среднестатистического избирателя, при этом создатели отнюдь не заняты автоматическим «заполнением клеточек» в кроссворде политической кампании. Они знают о большей роли мужчин в политическом выборе, т.е. о маскулинности российского общества, и дают слово мужчинам. Все приемы, использованные создателями листовки, не случайны, не разнородны, все они нацелены на конкретную аудиторию. Создатели листовки хорошо представляют себе свою целевую аудиторию и очень умело и аккуратно работают с ней. Они ориентируются на политически ангажированного жителя провинции, но ангажированного на уровне эмоциональных, символических реакций; не имеющего четко осознанных собственных экономических, политических интересов и судящего о политиках по их символическим жестам, о политике — по словам и лозунгам; обращающего внимание не на политические, а на символические действия. Этот избиратель голосует не за партию и программу, а за Шойгу, Карелина, Гурова. И эти личности ему интересны прежде всего как олицетворение важных для него символов: надежности, силы, борьбы с «гадиной». Они не позволят экспериментировать и принесут стабильность.

Политики для этого избирателя — не проводники определенных программ, определенной, конкретной политической линии, а «защитники», «борцы», т.е. символическое олицетворение Отца-защитника.

Любой политический текст прежде всего обращается к аудитории. Он нужен только для того, чтобы убедить, мобилизовать аудиторию. И мы видим, как отдельные приемы работают на то, чтобы привлечь внимание, описать действительность в понятных для аудитории терминах, образах, символах, описать ситуацию как кризис, создать образ врага и убедить аудиторию, что данные политические фигуры — это наилучшее решение всех проблем. Мобилизация аудитории достигается за счет нагнетания напряжения, с помощью модальности долженствования, необходимости, срочности, с помощью эмоционально насыщенных образов.

В политическом дискурсе нет «вообще хороших» приемов, нет «вообще результативных» ходов. Каждый успешный, т.е. выполняющий свои функции, текст работает в конкретной обстановке, для конкретной аудитории, в конкретное время и в конкретном обществе. В другом обществе в другое время этот же текст, этот же прием может стать объектом пародии, насмешек и быть контрпродуктивным.

  • [1] Если в горизонтальном ряду доминантой является центральная фигура, то в вертикальном ряду доминантой оказывается то, что разложено сверху.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>