Проблема объективности политического текста

Объективность — это категория, в принципе неприменимая к политическим текстам. В разрабатываемой нами концепции политического текста он принципиально не может быть полностью объективен.

Описание мира всегда субъективно: видение ситуации, точка зрения, с которой автор политического текста смотрит на события, видит и описывает действительность, — это принципиально одна из многих точек идеологического пространства. При этом есть ряд ограничений необъективности причинами, так сказать, объективного характера: число таких точек зрения в отличие от физической модели поля не бесконечно. Можно утверждать, что в каждый конкретный исторический момент, в каждом конкретном обществе существует несколько основных точек зрения на проблемы, пути их решения, к которым можно свести все высказываемые мнения.

Выбор точки зрения определяется как сознательно (стремление, по тем или иным причинам, защитить именно эту точку зрения, в том числе по причинам мировоззренческого порядка: руководствуясь определенными ценностями, идеями), так и бессознательно, на уровне симпатий и антипатий. Выражается выбранная точка зрения и с помощью прямых деклараций, и с помощью риторических средств, выбора слов, метафор, приемов, акцентов. Идея «президента-менеджера», многократно заявляемая президентом Путиным начиная с 2002 г., предполагает в современной действительности вполне определенный подход к событиям, манеру и стиль поведения, определенную ориентацию по отношению к другим участникам процесса. Идея «президент — отец нации» предполагает совсем другое видение действительности, другой тип отношений к участникам процесса.

Вторая причина, по которой нельзя требовать объективности от политического текста, состоит в том, что текст — это всегда спор, борьба за полную победу над оппонентом, в ходе которой идет поиск и демонстрация слабых его сторон. Объективность политического текста состоит в том, чтобы вести спор корректно, придерживаться правил спора, принятых в данном дискурсе, например, не лгать.

И все же проблема объективности политического текста существует, если речь идет о политических жанрах, связанных с журналистикой. В этом случае объективность — это реальная проблема, но состоит она, с нашей точки зрения, не в том, объективно ли описание. Политическая журналистика, будь то политическая новость, статья или комментарий, должна помочь читателю самому сориентироваться. Политик же пишет свой текст или выступает, чтобы ориентировать читателя определенным образом.

Предлагая свое мнение, критикуя другие мнения, рассказывая новости, журналист дает читателю информацию к размышлению. Журналист по определению не политический пропагандист. Описание — это всегда выбор слов и приемов, в нем всегда проявятся симпатии или антипатии. Объективность политического комментария, статьи состоит в том, насколько корректно делается описание, насколько корректно фиксируется точка зрения, позиция описывающего. Под фиксацией точки зрения мы понимаем, во-первых, необходимость высказать свою позицию: за, против, нейтрален. Нейтральность — это тоже корректная позиция, некорректно лишь оставить адресата в неведении относительно позиции автора. В последнем случае, когда невозможно понять, какой позиции придерживается автор, политический текст (или его часть) выпадает из политического дискурса. (При этом текст может становиться частью другого дискурса, например, развлекательного.) Во-вторых, политический журналист в отличие от политика должен сориентировать читателя относительно других точек зрения. Точка зрения оппонента может быть подвержена критике, но она должна быть определена.

Если в политическом комментарии, политической публицистике автор фиксирует и свою точку зрения, и точку зрения оппонента, представляет проблему, освещенную с авторской точки зрения, то мы можем говорить об объективности политической статьи.

Объективность остается важным положительным критерием политического текста, кто бы ни был автор — журналист или политик. Если политический текст можно описать как объективный, если в нем корректно представлена точка зрения оппонента (именно потому, что по правилам политического дискурса это делать необязательно), у читателя, в особенности политически грамотного, возникает доверие к автору, это довод в пользу автора. Поэтому многие авторы стремятся выглядеть объективно, хотя бы формально[1]. Чтобы подчеркнуть объективность, используются приемы.

К ним относятся: объективная модальность (не субъективная); предложение нескольких точек зрения с «привязкой» (т.е.: кто, где, когда сказал, считает, сделал); изложение личного мнения с четкой аргументацией «за» и «против»; оценка доводов оппонента, а не его личности; оценка доводов оппонента с точки зрения их правильности, а не для опорочивания соперника; беспристрастность, принципиальность: выраженная точка зрения — это следствие убеждений, а не стремление подыгрывать чьим-то интересам.

Итак, от политического выступления, речи не ждут объективности. Политическая речь должна убедить и мобилизовать, настроить аудиторию в пользу автора, а не давать объективную картину мира. Но даже в политической речи, резко выраженная предвзятость может повредить, а заявка на объективность способна принести дополнительные очки политику. Во-первых, излишняя субъективность политика не помогает уверить избирателя, что предлагаемые решения проблем действительно будут работать. Во-вторых, хотя никто и никогда не оценивает политическое выступление с точки зрения объективности, но есть мера, баланс, нарушение которого может вызвать неприязнь аудитории. Уровень допустимой предвзятости зависит от того, что в данном обществе, аудитории расценивается как справедливость, а что — как откровенная несправедливость. Естественно, первыми замечают «несправедливость» политические оппоненты. В американских политических баталиях политикам позволяется быть достаточно субъективными, но и здесь есть мера, и ее нарушение будет замечено и политическими комментаторами, и оппонентами. Никто, скажем, не ждал, что президент Буш и члены его штаба будут подчеркивать добросовестное выполнение Джоном Керри своего воинского долга во Вьетнаме, но попытки скомпрометировать воинское прошлое Керри были с негодованием восприняты не только в демократическом лагере и были контрпродуктивными для президента.

  • [1] Солганик Г.Я. О закономерностях развития языка газеты в XX веке // Вестник МГУ,сер. 10: Журналистика. 2002. № 2. С. 39-53.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >