Полная версия

Главная arrow Политология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Модальность в политическом тексте

Под «модальностью» мы понимаем отношение автора к высказываемому в тексте.

Современный российский политический дискурс — дискурс молодой, и формируется он на основе дискурса тоталитарного. Нынешняя российская политическая аудитория состоит в основном из людей, слабо представляющих суть политического процесса, слабо ориентирующихся в динамике политических сил, в том, какие силы представляют их интересы. Более того, перед рядовым избирателем еще реально стоит такая первичная политическая проблема, как осознание своих интересов: каковы они в общем плане и в чем состоят конкретно; кто выражает его интересы, а кто стремится их ущемить; кто в политической борьбе его союзник, а кто противник.

Реальность же такова, что мы до сих пор являемся нацией управляемых подданных, а не свободных граждан. Политические выступления агитационного порядка для основной части политической аудитории — явление новое, и относится эта аудитория к таким выступлениям как к развлечению, более или менее интересному. Поэтому основным риторическим приемом у нас являются, и еще долго будут являться, приемы самые броские, самые очевидные, а именно — образы. Более тонкие приемы текстов и речей наша аудитория еще не различает, во всяком случае на сознательном уровне, и, следовательно, на них не реагирует. К таким тонким приемам, характеристикам текста и относится модальность вместе с такими приемами, как образ автора текста, подразумеваемая адресация и др.

В демократическом обществе с долгой традицией политических выступлений модальность — это одна из основных характеристик текстов, поскольку модальность много говорит об авторе, о его отношении к актуальным проблемам, его понимании собственной роли как политика. А ведь все характеристики чрезвычайно важны для политического лидера, во всяком случае не менее важны, чем умение облекать свои слова в яркие и запоминающиеся образы. Именно модальность отличает выступления дешевого популиста от выступлений серьезного политика, сильного лидера от политика, не уверенного в своих силах.

Уже упоминавшийся Дэн Хан отметил в риторике президента Картера важную черту: даже потенциально сильные риторические ходы, эффектную концовку речи президент умудрялся испортить предположительной модальностью, неопределенностью: «Ия бы надеялся, что все нации в мире могли бы сказать, что мы построили прочный мир».

Модальность различных политических текстов может быть разной: автор может претендовать на то, что он высказывает «истину»; или «одну из точек зрения»; или на то, что «должно» делать; или «объективную картину». Он может ссылаться на других, выказывать неуверенность или быть уверенным в себе, брать ответственность на себя, прятаться за обобщенным «мы» или говорить от первого (своего) лица.

Отношение автора к своему высказыванию только на первый взгляд кажется чисто индивидуальным. Модальность, как и многие другие характеристики, зависит не только от личности автора, но и от жанра, тематики, а также от существующих в конкретной политической действительности норм дискурса. Например, А.Н. Радищев считал, что он является носителем просвещенной «истины», и в качестве «истины» он предлагал Екатерине II свою критику социальных условий в России конца XVIII в. Подобные претензии были нормой для дискурса эпохи Просвещения. Если для России середины XVIII в. идея просвещенного дворянина — носителя «истины» была идеей, безусловно, смелой и новаторской, то в середине XX в. претензии на знание «истины» выглядели уже несколько архаичными. Но и в сегодняшнем дискурсе мы можем встретить самые разные модальности: от «истины в последней инстанции» до «одной из точек зрения».

С исторической точки зрения очень важно, что именно автор считает своим правом в отношении политических суждений. Начиная издавать в 1802 г. журнал «Вестник Европы», Н.М. Карамзин полагал, что советовать власти он не может, но считал себя вправе высказать частное суждение относительно политических событий. Исторически можно проследить развитие этого процесса: как менялось понимание авторами своей роли и, соответственно, их отношение к собственным текстам.

Например, на определенном этапе становления политического дискурса в европейском обществе Нового времени возникла модальность долженствования в отношении к власти и к ее действиям. Авторы политических текстов почувствовали себя вправе указывать власти, что должно делать, а что нет. (Об этом мы будем подробнее говорить в лекции 7.) Причем речь здесь идет и о текстах неофициальных, не санкционированных высшей властью, и о текстах официальных. Ведь и в случае «верховного» авторства, т.е. в текстах, написанных монархами, высшими представителями власти, исторически изменялось и понимание своей роли, и отношение к своим высказываниям.

Лекция 2. Построение и структура политического текста

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>