Зарубежный опыт управления качеством человеческих ресурсов

Модели социально-экономической политики зарубежных стран

Методологический подход, раскрывающий сущность и особенности реализации концепции управления качеством человеческих ресурсов, предполагает не только необходимость выявления характерных черт, причин и тенденций развития качественных параметров элементов социально-экономических систем (в рамках диагностической модели), определения инструментов управленческого воздействия (посредством физической модели), но и схем реализации концептуальных положений осуществления функций управления для достижения целей метасистемы. Как нами уже отмечалось, схемы реализации концептуальной модели предполагают структуризацию средств, этапов и механизмов, способствующих достижению целей управления качеством человеческих ресурсов и опирающихся на реализацию основных управленческих функций: исследования, планирования, организации, контроля и т.д.

Исследование как одна из базовых функций управления и неотъемлемый элемент схемы его реализации предполагает изучение состояния качества человеческих ресурсов и основных подходов к управлению его развитием, включая передовой опыт, накопленный разными социально-экономическими системами, в том числе зарубежными, ввиду чего считаем необходимым рассмотреть наиболее успешные подходы и механизмы, реализованные (реализуемые) зарубежными социально- экономическими системами, как самостоятельно, так и в рамках взаимодействия последних.

Системы макроуровня, разрабатывающие и формирующие основные подходы к управлению качеством стратегического ресурса, определяют выбор соответствующих схем реализации, касающихся функционирования систем здравоохранения, образования, рынка труда и других направлений и институтов, оказывающих существенное влияние на преобразование качественных параметров элементов социально- экономических систем. Безусловное воздействие на определение схем реализации отдельных направлений управления качеством оказывает и действующая модель рыночного хозяйствования, определяемая спецификой исторического, культурного, экономического и т.д. развития территории.

Опыт зарубежных стран, добившихся впечатляющих результатов в области управления качеством человеческих ресурсов, позволяет выявить отдельные механизмы, наиболее широко применяемые системами различных уровней и приводящие к достижению целей развития как отдельных индивидов, так и их совокупностей. Практика хозяйствования социально-экономических систем макро- и микроуровней неоднократно подтверждала значимость применения различных форм взаимодействия элементов систем в рамках реализации отдельных направлений социальной политики, государственно-частного партнерства и т.д., которые разрабатываются и внедряются с учетом специфики хозяйствования, национальных особенностей, корпоративной культуры (характерно для систем микроуровня), мотивационной направленности и т.д., и практически всегда опирающиеся на изучение образцов передового опыта, в том числе зарубежного.

Применение диагностической модели и полученные с ее помощью результаты свидетельствуют о необходимости реализации комплексного подхода к управлению качеством человеческих ресурсов, направленного на всестороннее развитие качественных параметров населения России, осуществляемое в условиях интенсификации процесса и с целью достижения устойчивого результата. Инструментарий управления качеством, предложенный в физической модели, подтверждает значимость и актуальность взаимодействия субъектов систем различных уровней в рамках стратегических альянсов (и других форм) для обеспечения нивелирования противоречий целей управления качеством и повышения мотивации к качественным преобразованиям через участие в процессе управления. Однако указанная ориентация на необходимость совершения модернизационного рывка, повышение темпов эволюционного развития качественных параметров (наряду с необходимостью решения проблем «отстающего» качества по отдельным показателям, вызванных причинами, рассмотренными в рамках диагностики состояния качества человеческих ресурсов на разных уровнях социально- экономических систем во 2 главе настоящей работы), а также стратегическая значимость исследуемых ресурсов, не позволяют реализовывать политику «проб и ошибок» при поиске альтернативных вариантов развития. В этой связи опыт зарубежных систем может быть весьма полезен при выявлении наиболее эффективного пути и схем реализации подходов к управлению качеством человеческих ресурсов в рассматриваемой метасистеме.

В условиях высокой степени динамичности внешней среды, ускорения темпов глобальных и интеграционных процессов, целесообразно рассмотреть различные модели рыночного хозяйствования, предполагающие разную степень государственного участия и вмешательства в управление экономическими и социально-трудовыми процессами и отношениями, доказавшими свою эффективность на примерах практики хозяйствования зарубежных стран, а значит, при определенных условиях и при учете российской специфики, позволяющих перенять их отдельные положения и принципы.

Научным сообществом сегодня выделяется несколько моделей рыночного хозяйствования, характеризующихся разной степенью вовлеченности государства в экономическую и социальную сферы. Традиционный подход к классификации указанных моделей предполагает выделение американского, европейского и японского вариантов, однако, учитывая различия в культурно-историческом развитии и отмечая явные социально-экономические успехи стран азиатского региона (Южная Корея, Китай, Сингапур), более правомерным представляется рассмотрение актуализированного подхода, выделяющего соответствующие модели.

Так, американская модель характеризуется довольно низкой степенью активности государства в регулировании социальных процессов. Минимизируя участие системы макроуровня в экономике и всячески поощряя предпринимательскую активность, не прилагая усилий к снижению дифференциации между богатыми и бедными, данная модель, тем не менее, предполагает разработку мер по созданию адекватного уровня жизни недостаточно обеспеченным слоям населения. Использование механизма льгот и дотаций позволяет обеспечить формирование отдельных качественных характеристик у всех без исключения граждан, а модель в целом ориентирована на стимулирование повышения производительности труда и достижение личностного успеха. Таким образом, в американской модели задача государства сводится к разработке норм и правил хозяйствования и стимулированию предпринимательской и инновационной активности. Касательно социальной политики, непосредственно связанной с формированием качества человеческих ресурсов, к сфере влияния государства относится управление безопасностью продовольственных товаров, экологической обстановкой и создание безопасных условий труда, а социальное равенство и борьба с бедностью не выносятся на макроуровень и в принципе не рассматриваются с точки зрения проблемы, поскольку, согласно данной модели, неравенство способствует развитию конкуренции, что благоприятным образом должно сказываться на развитии всех социально-экономических систем.

Европейскую модель рыночного хозяйства в современных условиях целесообразно рассматривать в нескольких ее проявлениях: скандинавской, немецкой, англосаксонской и южноевропейской. Все перечисленные варианты характеризуются большей, нежели в американской модели, социальной направленностью, но, тем не менее, имеют некоторые отличительные черты.

Так, скандинавская модель (Швеция, Дания, Норвегия, Финляндия), в отличие от американской, предполагает ведущую роль государства в решении социальных вопросов. Активное участие в перераспределении доходов и высокий уровень налогообложения сочетается с целенаправленным снижением безработицы, нивелированием различий в доходах разных групп населения, мощной социальной поддержкой и высоким уровнем политической и социальной культуры, что создает весьма благоприятные условия для развития качества человеческих ресурсов.

Немецкая модель (Германия, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария и частично Франция) предполагает, аналогично скандинавской модели, перераспределение доходов (правда, в несколько меньшей степени), вовлечение системы макроуровня в формирование страховых фондов, активную роль государства в предоставлении социальных благ (например, развитие государственных жилищных программ), развитие системы социального партнерства, а основная задача государства сводится к поиску компромиссных решений социальных проблем, учитывающих интересы всех сторон и слоев общества.

Рыночная модель, используемая в Канаде, Великобритании и Ирландии (англосаксонская), во многом схожа с американской, однако существенные различия касаются именно социальной политики и социального обеспечения. Находя общность подходов в формировании принципов функционирования предпринимательского сектора, англосаксонская модель в большей степени ориентирована на перераспределение ВВП через бюджет, функционирование программ и подходов по подъему социального статуса личности, расширение государсвтенно-частного партнерства в области здравоохранения, образования и НИОКР.

Южноевропейская модель (Италия, Испания) развивалась в ходе активного содействия государства накоплению капитала, реализации политики протекционизма, системы госзаказов и т.д. Неравномерность развития отдельных регионов стран, наблюдаемые и в современных условиях, сопровождаются, с одной стороны, реформированием рынка труда и социального обеспечения, а с другой, - продолжением специализации экономики на производстве потребительских товаров и довольно низкой долей расходов на исследования и разработки.

Отличными от американской и европейских моделей являются не менее успешные модели стран Азии. Японская модель рыночного хозяйствования, характеризующаяся особой значимостью социального направления развития, отличается высокой степенью участия государства в реализации социально-экономической политики и его активным взаимодействием с частным сектором. При этом программы и планы, разрабатываемые системой макроуровня, носят индикативный характер, но всегда учитывают национальные особенности, что в совокупности дает значительный эффект. В силу схожести культур, много общих черт с японской имеет южнокорейская экономическая модель, в которой, в отличие от первой, высокая активность государства направлена, в том числе, на создание крупных промышленных корпораций.

Важным, с точки зрения изучения опыта зарубежных стран, представляется рассмотрение модели Китая, в которой многие черты противоречат рыночным принципам хозяйствования, но ввиду безусловных результатов, которых удалось добиться стране, заслуживает внимания. Так, китайская экономическая модель характеризуется внушительной государственного сектора (порядка 60%), стимулированием предпринимательства, экспортоориентированностью и активной поддержкой малоимущих. В этой связи рассмотрение опыта Китая для России заключается в возможности выявления специфики функционирования механизмов, в которых государство создает условия для развития экономики и повышения качества человеческих ресурсов, а бизнес-сообщество обеспечивает экономический рост.

Однако с точки зрения социальной направленности, одной из наиболее успешных представляется модель Сингапура, в которой именно тотальное вмешательство государства во все экономические процессы способствовало бурному развитию. Применяя инструменты планирования (по пятилеткам) и ориентируясь на развитие трудоемких отраслей, способствующих повышению занятости, а также макроэкономическая и политическая стабильность позволили достичь высоких социально- экономических показателей развития, которые в сфере социальной направленности нашли выражение в реализации программ бесплатного образования и здравоохранения, доступного жилья, различных субсидиях (например, работающим мамам), премиях и бонусах[1] [2].

Активное финансирование системы образования (до пятой части бюджета страны), формирование понимания ценности и престижа технических специальностей и профессий, стимулирование трудовой активности и высококачественное медицинское обслуживание, а также эффективная работа Центрального резервного фонда, обеспечивающего достойный уровень жизни граждан в посттрудовой период, позволяют формировать и успешно развивать качественнее параметры человеческих ресурсов и выводить экономику на более высокие уровни развития. При этом стоит отметить, что расцвет Сингапура, помимо действенной модели хозяйствования, базируется на активной позиции субъектов индивидуального уровня, характеризующихся трудолюбием и дисциплинированностью, а также во многом определен перенятнием опыта Советского Союза («вдохновитель» сингапурского прорыва Ли Куан Ю считал, что у СССР «можно многому научиться»1 |Х).

Модели рыночного хозяйствования во многом формируют направленность социальной политики, задающей основные принципы и подходы к управлению качеством человеческих ресурсов, и реализующихся, в том числе, в политике государств в отношении регулирования занятости, определяющей состояние и перспективы развития качественных параметров во все периоды жизнедеятельности индивида.

Безусловно, степень участия государства в решении проблем социально-трудовой сферы, а следовательно, и проблемы формирования качества человеческих ресурсов, зависит от целого ряда факторов (уровень развития экономики страны, национальных особенностей, менталитета, политической ситуации и др.), но даже при самых благоприятных показателях государство остается активным субъектом управления, нацеленным на обеспечение приумножения человеческого капитала посредством проявления социальной ответственности и реализации социальной политики, в результате которой формируется качественная основа важнейшего ресурса страны - человеческого.

Таким образом, качество человеческих ресурсов, формируемое элементами системы социально-трудовых отношений, такими как оплата труда, обеспечение занятости, социальное страхование, образование, здравоохранение, культура, экология лежит в сфере социальной ответственности государства.

Анализируя социально-экономические системы макроуровня, следует отметить, что государства с рыночной экономикой уделяют огромное внимание вопросам политики на рынке труда и регулированию занятости. Высокие темпы развития информационных и телекоммуникационных технологий, глобализация экономики обусловили особенности и существенные изменения рынков труда большинства развитых стран и, прежде всего, требования к повышению их гибкости.

Государство, как организатор правового поля, должно обеспечивать гибкость рынка труда посредством гибкости его правового регулирования, выражающегося в законодательном признании большого количества трудовых договоров, децентрализации правового регулирования (коллективно-договорное регулирование через фирменные коллективные договора; локальные нормативные акты, действующие в пределах предприятия), отказе от ограничительной регламентации трудовых функций работника.

Так, либерализация законодательства (США, Великобритания, Канада), регулирующего временную занятость (срочные контракты), позволила заключать такие контракты во всех случаях, когда работодатель и работник сочтут это необходимым. В ряде стран (Япония, Корея, Франция, Норвегия) имеются лишь минимальные ограничения, при этом существенно возросла продолжительность действия срочных контрактов: в Бельгии - до 30 месяцев, в Германии - до 24 мес., в Италии - до 15 месяцев[3].

Кроме того, практика развитых стран (Франции, Германии, Дании, Великобритании, Швеции, Швейцарии, Норвегии, Японии, Финляндии, Нидерландов) показывает, что гибкость рынка труда существенно повышается при использовании так называемого заемного труда (аутсорсинга), регулирование которого осуществляется трудовым законодательством и законодательством о социальном обеспечении. Наряду с этим трудовое законодательство перечисленных выше стран уравнивает в правах на оповещение об увольнении и выдачу выходного пособия частично занятых и полностью занятых граждан.

Отдельные направления и характер управления занятостью нашли отражение в формировании общих моделей регулирования занятости на макроуровне, среди которых традиционно выделяется четыре основных (рис. 3.1.1).

Национальные модели регулирования занятости

Рисунок 3.1.1 - Национальные модели регулирования занятости

Наличие определенных характеристик хозяйствования способствует выбору конкурентной модели регулирования занятости, однако полагаем, что в современной российской ситуации, в условиях необходимости развития экономики и качества человеческих ресурсов, целесообразно опираться на синтетическую модель, позволяющую, в результате взаимодействия систем всех уровней, сформировать действенный для достижения целей метасистемы подход (рис. 3.1.2), реализация которого обеспечит повышение качества занятости и положительным образом скажется на качественных характеристиках всех ее (метасистемы) элементов.

Рисунок 3.1.2 - Матрица распределения «зон ответственности» при регулировании занятости

Уделение внимания проблемам обучения и переподготовки при регулировании занятости играет важную роль в обеспечении и поддержании качества человеческих ресурсов и должно быть ориентировано на все возрастные группы, в том числе и молодежь. Так, в странах Западной Европы и США получила развитие система срочных трудовых договоров особого типа, призванных обеспечить профессиональное обучение молодых людей до 30 лет, испытывающих трудности с трудоустройством из-за слабой образовательной или профессиональной подготовки. Например, во Франции законодательство предусматривает заключение таких договоров на срок до двух лет, по истечении которых уровень профессиональной подготовки должен быть приведен в соответствие с требованиями правительства.

Однако управление качеством человеческих ресурсов и его развитием не должно ограничиваться только решением проблем занятости, а ориентироваться на обеспечение возможностей поддержания здоровья, достойного уровня жизни, в том числе и в посттрудовой период жизни. В этой связи опыт зарубежных стран многообразен и заслуживает внимания.

  • [1] Загадка Сингапура: как можно добиться лидерства в мире, стартуя с нуля? - Социально-экономическийпортал,- [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL://hUn://www.ru.cxrus.eu (дата обращения 10.03.2015).
  • [2] Там же.
  • [3] Вишневская H.T. Кто выигрывает и кто проигрывает от чрезмерной защиты занятости: парадоксы зарубежного опыта //Какой рынок труда нужен российской экономике? Перспективы реформирования трудовыхотношений. - М.: ОГИ, 2003. - с. 48.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >