Полная версия

Главная arrow География arrow Концепции современного естествознания

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Наука как социальный институт. Этические проблемы науки

Социальный феномен науки. В самом общем виде наука является одним из важнейших компонентов социальной системы, функционирующим в двух измерениях: с одной сторо-

Параграф написан в соавторстве с О.В. Бойченко.

ны, как система знаний о законах природы, общества, мышления; с другой — как социальный институт, функцией которого является производство, накопление, распространение и использование новых знаний. Иными словами, социальный институт науки — это исторически сложившаяся форма организации и регулирования жизненно важной сферы общественной жизни, включающая совокупность ролей, предписаний, образцов поведения, специальных учреждений и систему контроля [27].

Впервые идею о науке как социальном институте высказал американский социолог Р. Мертон в 1930-х гг. В своей работе «Наука, техника и общество в Англии XVII в.» он выдвинул и обосновал тезис о том, что наука как социальный институт своим возникновением обязана специфике протестантской этики и особенно пуританизма. Основную причину этого социокультурного процесса Мертон усматривал в том, что глубоко коренящиеся религиозные интересы того времени настоятельно требовали систематического, рационального, эмпирического изучения природы ради прославления Бога, развивали науку в качестве дополнительной опоры христианской религиозной веры.

Первыми формами научной коммуникации стали «собеседования» флорентийских неоплатоников, основавших академию в XVI в. Они привели к становлению специфического типа организатора науки — крупного специалиста, совмещавшего неформальный престиж с научно-административным постом солидного масштаба. Решающим шагом на пути институционализации науки стало создание Английского королевского общества, фактически первой в мире академии наук (1662). Вслед за этим была создана Академия наук в Париже (1666).

По мере институционализации научной деятельности и расширения ее масштабов наука все явственнее приобретает специфические особенности социального института. Две из них особенно важны: во-первых, наука предстает как совокупность людей, в которую они зачисляются на основании объективных данных — профессия, образование, наличие определенных навыков и знаний; во-вторых, происходит формирование рациональных установок, правил, норм, которым надлежит следовать всем субъектам, входящим в состав института, а также специфического аппарата, осуществляющего санкции по соблюдению установленных правил.

Мертон попытался выделить эти рациональные установки и сформулировать общие правила научной деятельности — этос науки — совокупность моральных императивов, принятых в научном сообществе и определяющих поведение ученого. Этос науки, по Мертону, составляют четыре императива [18, 36]:

О универсализм — проявляется в провозглашении равных прав на занятия наукой и научную карьеру для людей любой национальности и любого общественного положения; обусловливает интернациональный и демократический характер науки;

О коллективизм — предписывает ученому незамедлительно передавать плоды своих трудов в общее пользование. Научные открытия являются продуктом социального сотрудничества и принадлежат обществу. Интересы ученого в отношении интеллектуальной «собственности» удовлетворяются только через признание и уважение, которые он получает как автор открытия;

О бескорыстность — предписывает ученому строить свою деятельность так, как будто, кроме постижения истины, у него нет никаких других интересов. Эта норма направлена на осуждение ученых, использующих исследования как способ достижения финансового успеха или приобретения престижа вне профессионального сообщества. Для ученого недопустимо приспосабливать свою профессиональную деятельность к целям личной выгоды;

О организованный скептицизм — предписывает ученому подвергать сомнению как свои, так и чужие открытия и выступать с публичной критикой любой работы, если он обнаружил ее ошибочность. Требование подвергать публичной критике любую замеченную ошибку создает уверенность в надежности и правильности тех работ, включение которых в архив науки не сопровождалось критической реакцией.

Ценность и актуальность мертонианского этоса науки замечательно выражена У. Хиршем, который трактовал набор императивов науки как некоторые «правила игры», установленные для тех, кто избрал себе эту сферу деятельности. Всегда находятся «игроки», которые пытаются игнорировать эти правила, однако в стратегическом плане нарушители оказываются проигравшими либо вообще отстраненными от игры, а правила продолжают действовать неизменно.

Однако процесс институционализации науки должен включать в себя два взаимосвязанных аспекта: с одной стороны, формирование специфической системы ценностей и норм социального института, с другой — установление соответствия между этой системой и нормативно-ценностной системой, характерной для общества в целом, для всей сети социальных институтов. Как показывает исторический опыт, данное соответствие никогда не было полным и отношения между наукой и обществом достигали серьезного напряжения. Это выражается, например, в том, что господствующие в обществе ценности не позволяли развивать некоторые направления исследований, осуществимые с точки зрения имеющихся у ученых возможностей, знаний, средств и методов. Так, довольно долго ценности общества препятствовали использованию такого средства изучения анатомии человека (при подготовке врачей), как вскрытие трупов; лишь в XVI в. А. Веза- лий стал проводить вскрытия. А два столетия спустя вскрытие трупов превратилось в модное занятие, производились даже частные вскрытия, более того, некоторые семьи использовали трупы своих умерших для собственного просвещения или удовлетворения любопытства.

В общем случае взаимоотношения между обществом и социальным институтом науки можно представить как взаимообмен. От науки общество получает прежде всего научные знания, которые участвуют в формировании культуры и мировоззрения людей, открывают новые промышленные, сельскохозяйственные, медицинские технологии, новые источники сырья и энергии, средства связи и транспорта, даже новые сферы человеческой деятельности. Особый вид знаний, вырабатываемых наукой и важных для общества, — знания о путях и методах использования научных знаний в практических целях. Кроме того, ученые, занимаясь преподаванием, не только обеспечивают процесс воспроизводства науки, но и формируют интеллектуальный потенциал общества. Высокая квалификация и опыт ученых позволяют им выступать в роли экспертов при подготовке и реализации различных проектов: социальных, экономических, культурных, политических ит.п.

Наука получает поддержку со стороны общества, в свою очередь давая обществу то, что оно считает важным, полезным и даже необходимым. При этом общественная поддержка науки осуществляется в разных формах. Наука получает ресурсы, нужные для своего воспроизводства и развития: финансовые, материальные (земля, здания, оборудование, материалы, энергия), интеллектуальные и такой важный ресурс, как общественный статус, престиж науки, убеждение общества и государства в том, что занятия наукой полезны, т.е. общество должно верить в ценность науки как таковой. Кроме того, существуют концепции, согласно которым социально-экономические и политические условия существования науки сказываются не только на ее организации, темпах развития и престиже, но и на самом содержании научного знания [14].

Таким образом, социальный институт науки — это система социальных взаимодействий и отношений людей и организаций, профессионально занимающихся научной деятельностью, отличающаяся устойчивой социальной структурой, глубокой интегрированностью своих элементов, многообразием и динамичностью их функций, наличием рационально установленных норм и правил поведения, предопределенных содержанием главной цели — производством новых достоверных знаний.

Научное сообщество. Понятие научного сообщества как общности (коллектива) было введено в научный оборот в 1940-х гг. М. Полани [23]. Для Полани наука представляла собой не просто сферу профессиональной деятельности особого рода, а продукт скоординированных усилий, которые совершаются путем взаимного приспособления и приводят к многократному повышению эффективности процесса познания действительности. Впоследствии понятие научного сообщества стало фундаментальным представлением философии, социологии науки и науковедения.

В классической для второй половины XX в. теории научных революций Т. Куна научное сообщество неразрывно связано с понятием «парадигма» [13]. Для Куна парадигма — это то, что объединяет членов научного сообщества, и наоборот, научное сообщество состоит из людей, признающих определенную парадигму. Научное сообщество состоит из исследователей определенной научной специальности, которые получили сходное образование и профессиональные навыки, в процессе обучения усвоили одну и ту же учебную литературу и извлекли из нее одни и те же уроки. Члены научного сообщества считают себя и рассматриваются другими в качестве единственных людей, ответственных за разработку той или иной системы разделяемых ими целей, в частности — обучение учеников и последователей. С точки зрения Куна, научное сообщество можно рассматривать на множестве уровней. Обращаясь к естественным наукам, иерархия научных сообществ формируется следующим образом: наиболее глобальным является сообщество всех представителей естественных наук. Ниже располагается уровень сообществ физиков, географов, биологов, химиков и т.п. На следующей ступени выделяются также большие подгруппы, например по квантовой физике, физике жидкостей, физике твердого тела.

Одним из особых видов научного сообщества, отражающих высокую степень его развития, является «невидимый колледж» — организационная структура, основывающаяся на преимущественно неформальных коммуникациях ученых. Концепцию невидимого колледжа в западной социологии науки выдвинул Д. Прайс [25]. Прайс показал, что некоторые ученые поддерживают высокий уровень неформальной коммуникации и что информация, полученная таким путем, имеет большое значение для эффективного развития данного научного направления. Для невидимого колледжа первостепенное значение имеют личные коммуникации ученых, независимые от их официального статуса в научном сообществе. Участие в невидимом колледже добровольно и в нормальном случае воспринимается учеными как ценность, мотивация к продуктивной работе.

Рассматривая глобальный уровень организации научной деятельности, можно выделить два основных типа научных сообществ: существующие в пределах того или иного государства и дисциплинарные, ограниченные рамками конкретной области знания [32]. Каждое из них имеет своих лидеров и свою нормативно-ценностную систему, которая включает основное содержание всеобщей нормативно-ценностной системы, но вместе с тем обладает собственными специфическими чертами.

Национальное научное сообщество реализует не только ценности и нормы науки в целом, но и те ценности, которые являются господствующими в данной стране, и при выборе перспективных и приоритетных направлений научных исследований будет руководствоваться не только интересами мировой науки, но и тем, какие из них потенциально проще осуществить в своей стране и более важны для нее, а в определенной мере и специфическими научными интересами своих лидеров, которые уже продемонстрировали способность получать весомые научные результаты.

Дисциплинарное научное сообщество носит интернациональный характер. Можно говорить, например, о сообществе физиков, геологов, биологов и т.д. Всякое дисциплинарное сообщество характеризуется приверженностью всех его членов к ценностям и методам науки как таковой, а также особым видением проблем, стоящих перед данной отраслью знания, перспективных направлений исследований, наиболее эффективных путей и средств решения научных задач.

В современном мире, где развитие любой науки напрямую связывается с прогрессом в области информационных технологий и средств коммуникации, ведущее место в изучении науки отводится ее коммуникативной природе. Рассматривая современные формы организации научной деятельности, принято говорить о коммуникативном сообществе, которое достигает взаимопонимания и согласия благодаря существованию общих категорий мышления, способов смыслополагания и смыслопостижения [22]. Как показывают эмпирические исследования, изучение коммуникаций в научном сообществе дает объективные данные о проблемах, возможностях и перспективах развития науки [4].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>