Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow Размышления о прошлом и настоящем: Очерки политической экономии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Кто виноват?

Жилищный вопрос как социально-экономическая проблема человечества и, конечно, России имеет давнюю историю. Сегодня актуальность её обсуждения в российском контексте на базе Проблемной группы мотивирована дважды.

Во-первых, мы завершаем политэкономический анализ хода реализации известных четырёх «национальных проектов», принятых на верхнем этаже государственного управления осенью 2005 г. с добавлением демографической программы. В первую

Уровень жизни населения регионов России. 2010. № 10.

103

очередь, мы рассмотрели совместно с кафедрой аграрной экономики положение дел и проблемы АП К[1]. В марте 2007 г. и марте 2008 г. совместно с кафедрой экономики социальной сферы и центром народонаселения состоялась дискуссия по проектам «Образование» и «Здоровье»[2], давшая материал для выпуска коллективной монографии «„Человеческий капитал“ и образование» подред. В.Н. Черковца, Е.Н. Жильцова, Р.Т. Зяблюк[3]. Подробную информацию об этой книге опубликовал «Российский экономический журнал»[4]. Теперь мы выходим совместно с Всероссийским центром уровня жизни (ВЦУЖ) и кафедрой экономики социальной сферы на проблемы российского ЖКХ.

Бесспорно, «второй мотив», который наталкивает сегодня на аналитическое рассмотрение проблем четвёртого национального проекта, — это январско-февральское 2010 г. обострение ситуации вокруг ЖКХ с протестными выступлениями населения ряда регионов России в связи с резким ростом квартирной платы в неприватизированном секторе ЖКХ и особенно платы за коммунальные услуги во всех секторах. По данным Минрегион- развития России, в среднем по стране тарифы на услуги ЖКХ в начале 2010 г. повысились на 15%, а в ряде регионов и муниципальных образованиях — в полтора-два раза. Ответственность за необоснованный рост тарифов министр возложил прежде всего на самое низшее звено управления - даже не на губернаторов, а на муниципальную власть.

По существу же Россия воспроизводит закономерность рыночного хозяйства западных стран, требующего полной оплаты затрат на арендуемое жильё и опережающих затрат на коммунальные расходы обслуживающих фирм (организаций). Но это происходит при несравненно более высоком уровне заработной платы наёмных работников и, конечно, значительных доходах домовладельцев. Недовольство российских граждан, широко озвученное в СМИ, даже официальных, вынудило принять меры по отмене, как было представлено общественности, ошибочных решений региональных чиновников. Между тем из-

5

вестно, что тарифы на продукцию естественных монополий (газ, электричество, тепловая энергия), используемую в жилищно- коммунальном хозяйстве, регулируются не муниципальной властью (в её ведении находятся лишь вода и канализация) и не субъектами Федерации, а на федеральном уровне и не находятся в зоне влияния рыночной конкуренции, которой практически и в этой сфере, и на российском рынке вообще пока не существует. При этом из года в год рост тарифов на коммунальные услуги опережает рост инфляции, что исключает объяснение систематического удорожания этих услуг общим повышением цен. Непосредственная причина последнего обострения ситуации с жилищно-коммунальными платежами населения в России лежит на поверхности и довольно широко освещена средствами массовой информации7. Созданный в 2007 г. Фонд содействия реформированию ЖКХ посредством субсидий на капитальный ремонт и расселения граждан из аварийного жилья предусматривал в качестве условия переход в муниципальных образованиях с 1 января 2010 г. на 100%-ную оплату населением жилищно-коммунальных услуг. Чтобы не лишиться субсидий, муниципальные органы многих регионов пошли на превышение утверждённых сверху нормативов их очередного роста. Дальнейшее повышение тарифов предусмотрено Правительством РФ на 2010 и 2011 гг. (например на газ — на 28 и 15% соответственно), что, конечно, является «стимулирующим» фактором нового роста платы за услуги ЖКХ8.

Главная и более общая причина — в переводе ЖКХ на рельсы рыночного хозяйствования, принципом которого является полное возмещение затрат на строительство и содержание жилья со стороны тех, кто его приобретает в собственность или арендует как пользователь. Поскольку в России утверждается рыночнокапиталистическая экономическая система, жильё становится таким же товаром, как и другие материальные блага, одним из элементов товарного мира, в котором всё продаётся и покупается. В рамках такой системы с точки зрения её сущности нелепо даже ставить вопрос об иных, не товарных экономических отношениях, обслуживающих производство и потребление (использование) жилища. Разве только в виде исключения. В современной смешанной рыночной экономике некоторая возможность такого явления, хотя и в ограниченном виде, возникает.

Потребность в жилье как социально-философский вопрос - извечная и одна из фундаментальных потребностей, удовлетворение которых обеспечивает самоё материальное, физическое существование человеческого общества. Чтобы жить и воспроизводить свой род, заниматься различными видами интеллектуальной деятельности, всесторонне развиваться как личность и т.д., человек должен питаться, иметь одежду и жилище. Эти три потребности (первая из них, конечно, продовольственная), ранжированные по степени их настоятельности и объективной необходимости, являются исходными, изначальными не только в историческом смысле, побудившими человека на заре его истории заняться и непрерывно заниматься трудом, производством продуктов питания, конструировать одежду, строить жилище, создавать орудия и другие средства труда, искать и совершенствовать технологии своей созидательной, производительной деятельности. Указанные потребности и сегодня в условиях развитой индустриальной экономики с элементами «постиндустриальных» технологий, высокого уровня производительности общественного труда и современного уровня и качества жизни людей остаются первоочередными, фундаментальными, жизнеопределяющими. В этих потребностях представлена естественная сущность человека, его постоянная неразрывная связь с природой, частью и порождением которой является он сам и из материалов которой он создаёт своё материальное общественное богатство, главные элементы своих материальных производительных сил. У отдельных стран и народов на передний план в определённую эпоху может выдвигаться и выдвигается та или иная из трёх названных потребностей. Нов конечном счёте, как объективная закономерность, логика очередности их удовлетворения остаётся, на наш взгляд, прежней, какой бы ступени экономического развития ни достигло то или иное сообщество.

На этом факте естественной необходимости, аксиоматическом условии физической жизни, а значит, и первоосновы здоровья человека, продолжительности его жизни основывается материалистическая социальная философия. Противники этой философии, подменяя понятия, обвиняют её в якобы ориентации людей на принижение духовных интересов, духовного начала и в превознесении, напротив, материальных интересов в образе жизни людей, в их жизненных целевых установках, что тождественно оправданию так называемого «вещизма», стремления к имущественному и денежному обогащению. Но парадокс состоит как раз в том, что политическая экономия, основывающаяся на диалектико-материалистическом методе, является критиком товарно-денежного фетишизма, идеологическим противником общественно-экономической системы, целью которой является погоня за прибылью. А, например, протестантская конфессия христианской религии объявляет богатство божьим даром, имущественное расслоение, неравенство между людьми — естественным, в том числе естественной и проблему «дворцов и хижин». Понятно, что такие жизненные установки противоречат признанию первенства духовных ценностей. В чём же здесь дело? Как могут такие противоположные принципы совмещаться в рамках одной идеологии? А. Смит, например, хотел соединить свою мирового значения политическую экономию капитализма с альтруистической этикой поведения предпринимателей-товаропроизводителей, но не смог этого сделать, поскольку последние хозяйствуют и взаимодействуют в условиях острейшей конкуренции в борьбе за более высокую прибыль. Поэтому политическая экономия и «Теория нравственных чувств» у А. Смита представлены в разных книгах как произведения совершенно разного жанра. Ибо мир объективных экономических законов и действия людей по их реализации — это объект науки политической экономии, а нравственность — это другая область, где главенствует (как сказал бы И. Кант) «практический, а не теоретический разум», и он руководствуется императивами определённого этического порядка. В экономике любой ценой максимизация прибыли, и чем она выше, тем эффективнее данная деятельность, а в сфере «практического разума» могут быть поиски «принципов справедливости», гуманистических начал, согласования на их основе норм поведения, «социальное партнёрство», ограничения в разрыве доходов, оказания «социальной помощи» низшим слоям населения и т.д. Современная неоклассическая экономическая теория весьма активно работает в этой сфере, пытаясь вопреки неудаче А. Смита как-то соединить эту проблематику с экономическими закономерностями, но не из области сущности производственных отношений, а из «поверхностного» феноменологического слоя, отражаемого с помощью математически формализованных функций меновых рыночных отношений. Но и этот слой наполнен экономическими противоречиями в борьбе за прибыль. Что касается диалектико-материалистической политической экономии капитализма, изначально представленной в «Капитале» К. Маркса и наследующей его методологические принципы позднее в досоветский, советский и постсоветский периоды, то она никогда не пыталась искать какие-либо способы включить в капиталистическую экономику альтруистические, гуманистические, социально-справедливые институты не только в непосредственные отношения наёмного труда и капитала, но и в экономические отношения внутри класса капиталистов и внутри класса наёмных рабочих. Одни ведут борьбу за более выгодное приложение капитала (межотраслевая конкуренция) и за изгнание конкурентов по производству данного вида товаров (внутриотраслевая конкуренция). Другие состязаются в борьбе за рабочее место, особенно в условиях кризиса, за возможность получить более высокую заработную плату. Эти внутриклассовые противоречия смягчаются, как бы уходят на второй план благодаря межклассовому - главному - противоречию по присвоению прибавочной стоимости. В этом ракурсе все группы капиталистов выступают, по образному выражению классика, как единое «масонское братство». Рабочие же объединяются на почве совместного труда в профессиональные союзы и ведут сообща экономическую борьбу за улучшение условий труда, сокращение рабочего дня, повышение заработной платы, за участие в управлении производством, за оказание различной социальной помощи, в том числе в приобретении жилья.

Потребность в жилище реализуется в современных условиях двумя разными видами (отраслями) экономической деятельности — жилищным строительством и жилищно-коммунальными услугами (обеспечение водой, теплом, электричеством, газом). Жилищное строительство как и сооружение промышленных, сельскохозяйственных, транспортных, коммуникационных и других объектов разного назначения, в том числе объектов социальной сферы — здравоохранения, образования, культуры и т.д., является отраслью материального производства. В значительной части такой же отраслью можно считать и жилищно- коммунальное хозяйство, поскольку его «услуги» не идентичны по своему характеру услугам отоаслей социальной сферы, не принимающим вещественной (материальной) формы и выражающимся в самой деятельности (услуги врача, учителя, тренера, актёра и т.п.).

Услуги же жилищно-коммунального хозяйства в большинстве своём материально-вещественного характера, они отделяются в пространстве и времени от прямой деятельности работника в виде физического потока материальных благ, способного принимать форму товара. Предприятия ЖКХ частично участвуют в производстве этого товара, доводя его до потребителя. В этом отношении их затраты напоминают «дополнительные издержки обращения», связанные с транспортировкой, сохранением и «расфасовкой» товаров в торговле, т.е. с продолжением процесса производства в сфере обращения и добавлением реальной стоимости к стоимости поставляемых товаров. Не всё в деятельности ЖКХ, в природе его затрат, источников их возмещения и получения прибыли выяснено экономической теорией. Особенности его воспроизводства, понимание которых способно органично включить в общенациональный экономический механизм проблемы его окупаемости и развития на путях инновационной модернизации, ещё ждут своего исследования.

  • [1] Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. 2007. № 3.
  • [2] Там же. 2008. № 3; 2009. № 3.
  • [3] Человеческий капитал и образование. М.: ТЕИС, 2009.
  • [4] Российский экономический журнал. 2009. № 3—4, 7—8, 9—10.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>