Полная версия

Главная arrow Право arrow II Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Материалы дискуссионного клуба «ВЕДОМСТВЕННАЯ ИДЕОЛОГИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ОБЪЕКТИВНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УИС»

В. В. БУРУ КИН,

кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры философии и истории;

К О. РОВНОВА, курсант 221-й учебной группы (Академия ФСИН России)

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРОЯВЛЕНИЯМ РЕЛИГИОЗНО-МОТИВИРОВАННОГО ЭКСТРЕМИЗМА В УИС И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ИМИДЖА СИСТЕМЫ

В последние годы одной из основных мировых угроз стало распространение идей религиозно-мотивированного экстремизма. В первую очередь это касается радикально исламистских экстремистских организаций, которые как раковая опухоль поражают все большее количество регионов мира, вербуя в свои ряды тысячи и тысячи последователей. И вот уже взрывы и насилие на религиозной почве происходят не только в тех странах, где это стало обыденностью, но и в благополучных уголках мира - Европе, Северной Америке и Океании.

Россия не стала исключением. Точнее говоря, наша страна всегда была на передовой в борьбе с экстремистскими проявлениями и в силу своего географического положения, и в силу своего многонационального и многоконфессионального состава населения.

С недавних пор с проблемой распространения экстремистских идей радикального ислама столкнулась и уголовно-исполнительная система России. По оценкам разных специалистов радикализация уголовной среды началась после попадания в российские тюрьмы боевиков-участников Второй чеченской войны и осуждения членов организованно-преступных группировок, которые в колониях принимали ислам, нередко внося в него свои субкультурные ценности. Совместное отбывание срока обеими группами таких осужденных способствовало распространению исламского фундаментализма среди заключенных. Таким образом, сравнительно новое криминальное явление - вербовка в исправительных учреждениях России осужденных для последующего (после выхода на свободу) участия в террористической деятельности стало приобретать устойчивый характер.

Эта проблема достаточно быстро была разыграна некоторыми российскими СМИ. Уголовно-исполнительная система была представлена чуть ли ни главным инкубатором по подготовке радикальных исламских экстремистов. Подобные оценки нанесли сильный удар по имиджу УИС России, которая и так в последнее время сталкивается с серьезным прессингом со стороны общественности и органов власти из-за коррупционных скандалов, насилия в отношении заключенных, выступления заключенных вызванные нарушением их прав. Но так ли все плохо как может показаться на первый взгляд? Наверное, повторю уже избитую фразу, но любая государственная структура является зеркальным отражением тех процессов, которые происходят в стране и уголовно-исполнительная система здесь не исключение.

Разве в мечетях или учебных заведениях готовящих будущих духовных деятелей мусульман не было случаев, когда либо из-за незнания, либо по чьей то халатности, а может и специально духовными наставниками становились люди, исповедующие ценности, стоящие далеко от идеалов традиционного ислама. В 2002-2011 гг. в духовном управлении мусульман Татарстана был создан отдел по работе с пенитенциарными учреждениями, который возглавил Марат Кудакаев человек, ставший, по словам специалиста по исламскому радикализму Р.С. Сулейманова «идеологом «тюремного джихада». Скрытно проповедуя радикальные идеи, он не без основания полагал, что авангардом джихада могут стать люди, которые имеют криминальный опыт, в том числе и убийства на своем счету. Именно они без зазрения совести могут взяться за оружие, преступить закон, совершать дерзкие и резонансные преступления, совершенно не задумываясь о последствиях. Получив легальный доступ в тюрьмы, в которых к середине 2000-х годов сформировалась мусульманская религиозная инфраструктура (мечети, молельные комнаты), Кудакаев повернул все таким образом, что имамами в колонии могли быть только осужденные, не сотрудничающие с администрацией колоний, старался настраивать верующих на негативное отношение к правоохранительным органам и т.п. Подобные случаи к сожалению не единичны.

Почему же так привлекательны идеи радикального ислама в местах заключения и самое главное, почему они находят там благодатную почву для распространения. Специалисты выделяют несколько причин.

Во-первых, идеи радикального ислама находят благодатную почву среди людей, попавших в места заключения первый раз, совершив не тяжкие преступления. Для них тюремная действительность становится настоящим испытанием силы воли, моральных качеств. Многие не выдерживают, ломаются, тюремная среда, не зная жалости, помещает их на самое дно блатной иерархии. Такие люди легко воспринимают то, что может их защитить, оградить от суровой действительности и, как правило, легко попадают в сети радикальных экстремистов. Ведь они отрицают иерархичность тюремного сообщества: «опущенный» мусульманин для ваххабита - «брат», он с ним молится в одной мечети, пожимает руку, вместе питается, что совершенно недопустимо по воровским «понятиям».

Во-вторых, идеи и ценности криминального мира не противоречат базовым ценностям ваххабизма и других форм исламского фундаментализма. Точно так же, как уголовники говорят, что есть «закон воровской» и есть «закон ментовской», в той же форме ведут свой дагват (пропаганду) радикал-исламисты, говоря, что есть законы неверных, а есть «шариат».

В результате происходит сращивание религиозного экстремизма с криминалом. Правда, надо отметить, что подобная тенденция сращивания преступных групп с идеями радикалов характерна не только для мест заключения, но даже в большей степени для «воли». Этика и эстетика уголовного мира в глазах самих уголовников легко перекликается с миропониманием фундаменталистов: общие представления о добре и зле, о правильном и плохом, замена жизни «по понятиям» на жизнь «по шариату».

Вернемся к вопросу вынесенному в заглавие. Каким образом противодействие экстремистским проявлениям в УИС может сказаться на улучшении имиджа системы? Какая между этим связь? Самая что ни на есть прямая. Главное, на мой взгляд, что система открыта перед обществом в решении злободневных вопросов, в том числе и в вопросе противодействия проявлениям религиозно-мотивированного экстремизма в УИС. Что сейчас и происходит. Система не замкнулась в себе, она идет на контакт. Проходят многочисленные встречи, конференции, форумы по вопросу противодействия проявлениям религиозного экстремизма в местах заключения с широким привлечение духовенства, общественных организаций, представителей органов власти и конечно же сотрудников УИС.

Осознание того, что нивелирование и приуменьшение существующей проблемы, или даже ее отрицание это путь в никуда, это уже положительный результат. Только скоординировав усилия общества, государства и духовенства, можно победить такое зло как радикальный экстремизм.

В. Е. ВЕЗЛОМЦЕВ,

кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии и истории;

Д. КУТАЛАДЗЕ, курсант 415 учебной группы, (Академия ФСИН России)

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>