Полная версия

Главная arrow Право arrow II Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЦЕССИИ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННЫХ КОНТРАКТОВ

Институт цессии, известный нам из римского частного права, представляет собой достаточно простую систему отношений между лицом, отчуждающим свое имущественное право (цедент) в пользу другого лица (цессионарий), которое становится новым кредитором в обязательстве. Возможность цессии обусловлена самим характером имущественного права, которое обладает всеми свойствами объекта гражданского оборота, в частности, является отчуждаемым и имеет денежное (материальное) выражение. Как и во времена римского права, при установлении порядка передачи права требования законодатель исходит из того, что личность кредитора безразлична для должника и не влияет на исполнение основного обязательства, что закреплено в п. 2 ст. 382 ГК РФ. Однако в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, без согласия должника не допускается.

Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Кроме того, положениями ст. 385 ГК РФ установлено, что должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу, а кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

В соответствии с ранее действовавшими положениями ч. 6.1 ст. 9 Закона № 94-ФЗ при исполнении контракта не допускается перемена подрядчика, за исключением случаев, если новый подрядчик является правопреемником подрядчика по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения. Пункт 5 ст. 95 ФЗ № 44 содержит аналогичные положения. При исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.[1]

Вопросы правомерности уступки права требования по государственному контракту получили свое отражение в письме Минэкономразвития России от 22.12.2009 № Д22-1625. В данном письме подчеркивается, что поставщик (исполнитель, подрядчик) по государственному контракту прямо не ограничивается в праве, установленном п. 1 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

Поскольку по такому договору уступки права (требования) передается только право требования у государственного заказчика оплаты за поставленный товар (выполненную работу, оказанную услугу) по государственному контракту, перемены поставщика (исполнителя, подрядчика) по государственному контракту в связи с заключением указанного договора уступки права (требования) не происходит. Соответственно, Закон не препятствует заключению поставщиками (исполнителями, подрядчиками) договоров уступки права (требования) оплаты поставленного товара (выполненной работы, оказанной услуги) по государственным контрактам и произведению государственными заказчиками оплаты третьим лицам на основании договоров уступки права (требования).

В то же время в государственном контракте содержится информация о банковских реквизитах поставщика (исполнителя, подрядчика), с которым заключен государственный контракт. В случае заключения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) договора уступки права (требования) оплаты поставленного товара (выполненной работы, оказанной услуги) по государственному контракту потребуется внесение изменений в государственный контракт в части изменения лица, которому будет произведена оплата, а также банковских реквизитов.[2]

Арбитражная практика выработала схожую позицию, основой которой является четкое разделение правовых понятий изменение поставщика (подрядчика, исполнителя) и изменение лица, управомоченного на получение оплаты государственного контракта. Если в первом случае речь идет о замене стороны государственного контракта с передачей всего комплекса прав и обязанностей, то во втором лишь о технической замене лица, в отношении которого необходимо осуществить платеж за исполнение государственного контракта. При этом, обязанности по гарантийному и иному обслуживанию проданного (созданного) товара по-прежнему остаются на поставщике, либо подрядчике. Иными словами, осуществляется уступка не права исполнения государственного контракта, а права требования оплаты за поставленное по указанному контракту оборудование.

В этом отношении наибольший интерес представляет Постановление Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации». Ключевым является положение, согласно которому уступка права требования по обязательству, где уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на нового кредитора соответствующих обязанностей первоначального. Первоначальный кредитор не освобождается от исполнения продолжающих лежать на нем обязанностей. Причем суд подчеркнул, что уступка права требования влечет за собой замену кредитора в конкретном обязательстве, в состав которого входит уступаемое право требование, а не замену стороны в договоре.

Нельзя обойти вниманием и письма Минфина РФ, которые с одной стороны, не носят нормативного характера, а с другой, являются официальными актами толкования действующего законодательства. Одними из наиболее значимых в этой сфере актами являются письма Минфина РФ от 26 июля 2010 г. № 02-03-11/2688, а также от 29.05.2012 № 02-11-05/1904. Основным положением указанных актов является признание легитимности уступки права требованиям по обязательствам из государственных контрактов по причине отсутствия соответствующих запретов в гражданском законодательстве и законодательстве о размещении заказов и вывод о фактической невозможности реализации поставщиком (подрядчиком, исполнителем) права на передачу права требования к государственному заказчику по нормам бюджетного законодательства.

Минфин России полагает, что только при условии полного выполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств и принятия их результатов заказчиком может рассматриваться замена лица по государственному контракту и только в части передачи прав на оплату.

Вместе с тем в случае банковского кредитования для целей обеспечения исполнения долгосрочных государственных контрактов правоотношения возникают между исполнителем (поставщиком, подрядчиком) и банком, иной кредитной организацией по поводу предоставления денежных средств на возмездной и возвратной основе. Для обеспечения замены лица по государственному контракту в части передачи прав на оплату банку, иной кредитной организации необходимо внести соответствующие изменения в государственный контракт.

Однако публично-правовой характер регулирования размещения заказов ограничивает возможности сторон государственного контракта изменять условия заключенного контракта.

Согласно положениям ст. 28 и 38 Бюджетного кодекса одним из принципов бюджетной системы Российской Федерации является адресность и целевой характер бюджетных средств, который означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.

Перечисление денежных средств заказчиком возможно только стороне (исполнителю) государственного контракта с соблюдением требований Порядка санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств федерального бюджета и администраторов источников финансирования дефицита федерального бюджета, утвержденного Приказом Минфина России от 1 сентября 2008 г. № 87н.

Таким образом, перечисление денежных средств заказчиком возможно только исполнителю государственного контракта.

На основе вышеизложенного, Минфин России признает недопустимой уступку права требования по государственным контрактам третьим лицам[3].

Налицо явное противоречие норм ведомственных актов нормам гражданского законодательства. Основным средством преодоления трудностей, связанных с уступкой права требования к государственному заказчику является внесение изменений в государственный контракт в части указания лица, управомоченного на получение денежных средств государственного заказчика.

Основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику (п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»). В подтверждение надлежащего исполнения обязательств по выполнению работ по государственному контракту подрядчик должен представить акт о приемке выполненных работ, подписанный без возражений полномочными представителями сторон и скрепленный печатями организаций. Кроме того, задолженность заказчика может быть удостоверена актом сверки взаимных расчетов также подписанным полномочными представителями сторон и скрепленным печатями организаций.

Подводя итог, можно выделить следующие ключевые особенности института цессии применительно к отношениям в сфере госзакупок:

  • 1. Закон не допускает перемену поставщика, подрядчика или исполнителя государственного контракта;
  • 2. По договору уступки права передается только право требования оплаты за поставленный товар (работу, услугу). При этом обязательства поставщика в отношении государственного заказчика остаются неизменными.

3. В текст государственного контракта должны быть внесены изменения, касающиеся реквизитов третьего лица (цессионария) управомоченного на получение оплаты.

Таким образом, из анализа положений законодательства, разъяснений Минэкономразвития России, позиции ВАС РФ и арбитражной практики можно сделать вывод о том, что личность кредитора не имеет существенное значение для должника-государственного заказчика. Поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе уступить право требования по оплате поставленного товара или выполненной работы по государственному контракту другому лицу, соответственно, государственный заказчик при условии его письменного уведомления обязан исполнить обязательство по оплате выполненных по государственному контракту работ третьему лицу согласно договору цессии. Изменение лица, управомоченного принять платеж государственного заказчика должно быть зафиксировано в дополнительном соглашении к договору, либо в тексте самого контракта.

О. Н. СТАРОДУБЦЕВА,

преподаватель кафедры организации психологической службы в УИС (Вологодский институт права и экономики ФСИН России);

Е. В. АБРАМОВА, сотрудник воспитательной колонии (УФСИН России по Архангельской области)

  • [1] О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечениягосударственных и муниципальных нужд : федер. закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ(ред. от 28.12.2013).
  • [2] Письмо Министерства экономического развития Российской Федерации от22 декабря 2009 г. № Д22-1625 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [3] См.: письмо Минфина РФ от 9 мая 2012 г. № 02-11-05/1904.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>