Полная версия

Главная arrow Право arrow II Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВОМОЧИЙ СОБСТВЕННИКА ИМУЩЕСТВА В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

В соответствии с положениями п. 4 ст. 214 ГК РФ имущество, находящееся в государственной собственности закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляет государственную казну Российской Федерации.

Имущество уголовно-исполнительной системы на основании ст. 11 Закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» отнесено к федеральной собственности[1].

В соответствии с п. 1 ст. 65.1 ГК РФ учреждения являются унитарными юридическими лицами, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства. В соответствии с п. 1 ст. 123.21 ГК РФ учреждение создается для осуществления функций некоммерческого характера. Учредитель является собственником имущества учреждения.

Очевидно, что федеральные казенные учреждения УИС наделяются вещными правами по отношению к закрепленному за ними имуществу для обеспечения исполнения специфических государственных функций в сфере исполнения уголовных наказаний.

Федеральная государственная собственность находится в ведении Российской Федерации (п. «д» ст. 71 Конституции РФ). В соответствии с нормами ГК РФ от имени Российской Федерации осуществлять права собственника, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде могут органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 1 ст. 125, п. 3 ст. 214 ГК РФ).

Анализ правовых норм, содержащихся в Конституции РФ (ст. 114) и федеральном конституционном законе «О Правительстве Российской Федерации» от 17.12.1997 № 2-ФКЗ (ст. 14), позволяет сделать вывод, что управление федеральной государственной собственностью от имени государства осуществляет Правительство РФ.

В соответствии с пп. «г» п. 2 Указа Президента РФ «О системе структуре федеральных органов исполнительной власти» от 09.03.2004 № 314 под функциями по управлению государственным имуществом понимается осуществление полномочий собственника в отношении федерального имущества, в том числе переданного федеральным государственным унитарным предприятиям, федеральным казенным предприятиям и государственным учреждениям.

Имущество учреждений УИС закреплено за ними на основании права оперативного управления (п. 1 ст. 120, п. 4 ст. 214 ГК РФ). Право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом УИС от имени государства предоставляется федеральному органу уголовно-исполнительной системы, который принимает все необходимые меры по сохранению и рациональному использованию этого имущества[2].

ФСИН России осуществляет полномочия собственника в отношении федерального имущества, переданного учреждениям и органам УИС, а также функций и полномочия учредителя федерального казенного учреждения в УИС[3].

Полагаем, следует согласиться с мнением И.С. Богдановой о том, что в п. 1 ст. 125 ГК РФ имеется в виду правовая конструкция «органа» публичного образования по аналогии с органом юридического лица (п. 1 ст. 53 ГК РФ)[4]. Таким образом, посредством ФСИН России в гражданский оборот вступает само государство как публичное правовое образование.

Следовательно, вещные правоотношения, в которых участвуют федеральные казенные учреждения уголовно-исполнительной системы, тесно связаны с вещными правами публично-правовых образований.

При этом ряд исследователей отмечает двойственную природу права оперативного управления, указывая, что в юридической конструкции права оперативного управления выделяются два вида правоотношений: правоотношения между собственником имущества и носителем права оперативного управления - несобственником; правоотношения между носителем права оперативного управления и всеми иными лицами, обязанными воздерживаться от посягательств на имущество - объект права оперативного управления[5].

В связи с этим, представляется актуальным вопрос о соотношении правомочий собственника и федерального казенного учреждения обладателя титула права оперативного управления в отношении закрепленного за ним имущества.

В соответствии с п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Однако, ограниченные вещные права, в свою очередь, обременяют право собственности. В частности, ст. 305 ГК РФ указывает, что лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве оперативного управления также предоставляются вещно-правовые средства защиты прав владения, в том числе и против собственника.

В связи с тем, что право оперативного управления федерального казенного учреждения производно от права собственности публичноправового образования и имеет строго целенаправленный характер, выражающийся в закреплении за ним имущества для исполнения определенных государственных функций, его правомочия ограничены правомочиями собственника его имущества.

Одновременно федеральное казенное учреждение УИС вправе владеть и пользоваться закрепленным за ним имуществом исходя из назначения имущества и целей своей деятельности в установленных законом пределах, распоряжаться имуществом с согласия собственника (ст. 296 ГК РФ).

В свою очередь, собственник имущества не может изъять его из владения федерального казенного учреждения УИС произвольно. Изъятие имущества, закрепленного за учреждением УИС на праве оперативного управления, возможно лишь при условии, что оно является излишним, неиспользуемым или используется не по назначению (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

Так, ФКУ ЖКУ ГУФСИН России по Республике Коми обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании незаконным бездействия Территориального управления Росимущества в Республике Коми и Росимущества по неосуществлению прекращения права оперативного управления и по неосуществлению фактического приема в казну Российской Федерации помещений административно-жилого здания.

Судом установлено, что административно-жилое здание как объект недвижимого имущества закреплен на праве оперативного управления за

ФКУ ЖКУ ГУФСИН России по Республике Коми, полномочия собственника осуществляет ФСИН России.

В связи с тем, что суду не были представлены доказательства принятия ФСИН России решения об изъятии спорного имущества у ФКУ ЖКУ ГУФСИН по Республике Коми и направления такого решения в Росимущество в удовлетворении заявления было отказано[6].

Таким образом, субъектами вещных правоотношений в рамках юридической конструкции права оперативного управления в уголовноисполнительной системе являются: 1) федеральные казенные учреждения УИС, относящиеся к унитарным юридическим лицам, созданным для осуществления государственных функций в сфере исполнения уголовных наказаний, не являющиеся собственниками, закрепленного за ними имущества; 2) ФСИН России, как орган государственной власти, посредством которого государство, как публичное образование, осуществляет полномочия собственника и учредителя учреждения УИС.

Специфика правоотношений между указанными субъектами по поводу имущества, закрепленного за учреждением УИС на праве оперативного управления, характеризуется наличием взаимных прав и обязанностей собственника имущества и учреждения.

При этом право оперативного управления как ограниченное вещное право обременяет право собственности, предоставляя федеральному казенному учреждению УИС средства защиты прав владения, а также ограничивая возможности собственника по изъятию и распоряжению имуществом учреждения.

С другой стороны, федеральное казенное учреждение УИС должно использовать закрепленное за ним имущество исходя из его назначения и целей своей деятельности, в пределах установленных законом, согласовывать вопросы распоряжения таким имуществом с собственником.

О. А. ОМЕЛЬЧЕНКО,

соискатель (НИИ ФСИН России), старший инспектор по особым поручениям (управление кадров ФСИН России)

  • [1] Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы : закон РФ от 21 июля 1993 № 5473-1. URL : http://base.garant.rU/1305321/2/#block_200#ixzz3TscG5YGF.
  • [2] Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишениясвободы : закон РФ от 21 июля 1993 № 5473-1. URL : http://base.garant.ru/1305321/2/#block_200#ixzz3TscG5YGF.
  • [3] Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний : указ Президента Рос. Федерации от 13 окт. 2004 № 1314 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. № 42.Ст. 4109; О порядке осуществления федеральными органами исполнительной властифункций и полномочий учредителя федерального государственного учреждения : постановление Правительства Рос. Федерации от 26 июля 2010 г. № 537 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 31. Ст. 4236.
  • [4] Осуществление государством права собственности на недвижимое имущество,составляющее его казну (на примере зданий и сооружений) / И. С. Богданова; под науч.ред. Н. Ф. Качур. М.: ИД «Юриспруденция», 2012. С. 51-88.
  • [5] Болдырев В. А. Правовая природа хозяйственного ведения и оперативногоуправления // Журнал российского права. 2011. № 7. С. 49-56.
  • [6] Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции по делу от 30 апреля 2013 № А29-8701/2012. URL : http://komi.arbitr.ru/cases/cdoc7docnchl900598955.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>