НОРМЫ МИНИМАЛЬНЫХ СТАНДАРТНЫХ ПРАВИЛ ОБРАЩЕНИЯ С ЗАКЛЮЧЕННЫМИ, УКАЗЫВАЮЩИЕ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИЧИНЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Прошло 60 лет с тех пор, когда были приняты Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955 года. Это событие явилось значимым для всего международного сообщества, так как принятие этого документа ориентировало пенитенциарные системы многих стран мира на гуманизацию исполнения наказаний, создание благоприятных условия для исполнения наказаний, установила международные правовые гарантии соблюдения прав человека и его свобод в отношении заключенных и сотрудников пенитенциарных служб.

Безусловно, основные идеи Международных стандартных правил были внедрены и использованы в российской правовой системе. Это позволило максимальным образом адаптировать международные стандарты в отечественной пенитенциарной системе, в том числе имеющийся международный опыт исполнения уголовных наказаний зарубежных стран, например, практика исполнения уголовных наказаний не связанных с изоляцией от общества. Однако, несмотря на это уголовно-исполнительная система России находится на стадии реформирования и поэтому остается еще много не решенных проблем связанных с приведением процесса исполнения наказаний к международным стандартам. В связи с этим обратимся к такой проблеме, как компенсация морального вреда заключенным. Дело в том, что заключенным, в процессе исполнения уголовных наказаний может быть причинен моральный вред, как со стороны других осужденных, так и со стороны сотрудников исправительных учреждений. При этом моральный вред выражается в причинении осужденным нравственных или физических страданий в соответствии со ст.151 ГК РФ, которые могут являться следствием совершения насильственных действий с причинением вреда их здоровью, оскорбления их чести и достоинства. При этом хочется обратить внимание, что на наш взгляд в рамках Минимальных стандартных правил обращения с заключенными содержатся нормы, нарушение которых будет свидетельствовать о причинении морального вреда заключенным в процессе отбывания ими уголовных наказаний.

Так, Правила 6 содержит основной принцип, согласно которому дискриминация по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религиозных, политических и других убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, семейного происхождения или социального положения недопустима, а также на то, что нужно уважать религиозные убеждения и моральные установки заключенных, принадлежащих к тем или иным группам населения.

Соответственно совершение противоправных действий связанных с ущемлением прав и дискриминацией заключенных будет свидетельствовать о причинении им морального вреда. При совершении преступлений дискриминационного характера в первую очередь страдают такие нематериальные права, как честь и достоинство личности, которые являются неотчуждаемыми и непередаваемыми (ст. 150 ГК РФ).

С правовой точки зрения понятие «честь» представляет собой, по мнению И. Л. Марогуловой, сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица в общественном сознании. В этом же аспекте под понятием «достоинство» подразумевается осознание человеком своей абстрактной и конкретно-социальной ценности, а также значимости социальных групп, в которые он входит. Чаще всего последние формируются на профессиональной, национальной или конфессиональной основе[1]. Дискриминация, подразделяемая соответственно этим основаниям по политическим, национальным, религиозным и другим мотивам, способствует наступлению неблагоприятных последствий, вызванных ущемлением прав личности и сопровождаемых нарушением нематериальных прав человека, что неминуемо приводит к причинению морального вреда не только ему одному, но и большому количеству людей в зависимости от масштабов ее проявления. Последствия дискриминации выражаются в нравственных либо физических людских страданиях. Нравственные страдания связаны с обидой, страхом, горем, чувством утраты; физические - сопровождаются, в частности, физиологическими изменениями работы организма человека (изменение артериального давления, возникновение различных заболеваний, появление депрессии). Разновидности таких страданий можно объединить одним термином - моральный вред, который для каждого человека будет различным в зависимости от степени восприятия случившегося. Нематериальные последствия дискриминации весьма опасны. С юридической точки зрения они намного опаснее других последствий преступлений (правонарушений) из- за своей масштабности, так как могут охватывать различные сферы жизнедеятельности общества и личности. Каждое преступление дискриминационного характера посредством нарушения нематериальных благ причиняет моральный вред. Особенность такого вреда, наносимого дискриминацией, заключается в следующем: во-первых, моральный вред как преступное последствие от дискриминации является обязательным признаком преступного деяния; во- вторых, моральный вред наличествует при нанесении и другого вида вреда, так как сопряжен с любым вредом, и одновременно самостоятелен в причинении; в-третьих, моральный (опосредованный) вред от дискриминации может наноситься обществу причинением вреда потерпевшему; в-четвертых, моральный вред ставит под угрозу разрыва системы общественных отношений путем нарушения персонифицированных отношений, то есть ограничения быть их участником (инвалидность, обострение заболевания, потеря работы или общественного статуса); в-пятых, моральный вред не может проявляться внешним физическим изменением в организме человека, поскольку связан с его внутренней стороной, душевным или психическим расстройством; в- шестых, каждый человек испытывает моральный вред от преступления по- разному, поэтому такой вред имеет персонифицированный характер.

В Правилах 10 говорится о том, что все помещения, которыми пользуются заключенные, особенно все спальные помещения, должны отвечать всем санитарным требованиям, причем должное внимание следует обращать на климатические условиям, особенно на кубатуру этих помещений, на минимальную их площадь, на освещение, отопление и вентиляцию. При этом если будут нарушаться общепринятые стандарты и спальные помещения не будут отвечать санитарным правилам, можно утверждать, что будет происходить ущемление прав осужденных и причинение им морального вреда. Кроме этого отсутствие санитарии будет способствовать возникновению заболеваний со стороны осужденных, таких как туберкулез, а это напрямую будет означать, что им причиняется моральный вред. Так как, заболевание заключенных будет связано с нарушением состояния здоровья, а здоровье относится к нематериальным благам, нарушение которых приводит к возникновению физических и нравственных страданий потерпевшего. В Правилах 31 сказано, что телесные наказания, заключение в темной камере и жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинства виды наказания следует запрещать в качестве наказаний за дисциплинарные проступки. В свою очередь в Правилах 33, говорится, о том, что в качестве наказания никогда не следует пользоваться такими средствами усмирения, как наручники, кандалы, смирительные рубашки или цепи. Кроме того, кандалами и цепями вообще нельзя пользоваться как средством усмирения. Соответственно применение к заключенным запрещенных видов наказаний и средств усмирения указывает на то, что к ним будет применено насилие, которое связано с причинением морального вреда, так как в любом случае будут возникать нравственные или физические страдания, вызванные совершением противоправных действий. Кроме этого в Правилах 32 самим законодателем признается, что наказания, применяемые к заключенным способны причинить наказуемому физический или психологический ущерб, а это свидетельствует, что моральный вред в отношении заключенного возможен.

Таким образом, проанализировав нормы Минимальных стандартных правил обращения с заключенными видно, что данный нормативно-правовой документ содержит указание на возможное причинение заключенным морального вреда. Однако в тексте документа отсутствует общая норма о возмещении заключенным морального вреда. Однако, как нам кажется правила будут иметь еще большее значение, если в них будет установлена норма о возмещении заключенным вреда.

Т. Ю. ГРУБОВА,

старший инженер отдела по организации трудовой занятости спецконтингента (УФСИН России по Рязанской области)

  • [1] См.: Марогулова И. Л. Защита чести и достоинства личности. М., 1998. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >