НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В современных условиях развития институтов государственного управления одной из злободневных проблем, остро выдвинутых на первый план посредством предпринимаемых усилий поиска эффективных инструментов совершенствования проводимого курса политики, экономики и социальной сферы правоотношений, является комплексный вопрос антикоррупционной безопасности этих ключевых областей. На уровне указов Президента РФ соответствующей тематики провозглашено, что в России на данный момент создана законодательная база противодействия коррупции, приняты соответствующие организационные меры по ее предупреждению и активизирована деятельность правоохранительных органов по борьбе с ней (Указ Президента РФ от 13 апреля 2010 г. № 460 «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы»). Однако, несмотря на предпринимаемые государством и обществом меры, коррупция по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и модернизации национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации.

Существует расхожее мнение, что коррупция - это то, что на русском языке называется взяточничеством. Однако нам представляется, что это не совсем так. Иначе можно было бы легко использовать термин «взяточничество» как синоним коррупции. Обратимся к одному из научных определений: взяточничество - вознаграждение (или предложение вознаграждения), выражающееся в передаче денег, ценных вещей или услуг государственным служащим или другим лицам, таким, как сотрудники конкурирующих фирм с целью достижения выгодной договоренности, получения частной информации или другой помощи, которую взяткодатель не может получить законным путем [4,12].

В настоящее время в мировой практике единого определения коррупции не выработано. В отечественной науке за последние годы было предложено множество ее определений, даже с учетом, в ряде случаев, совершенно диаметральных подходов. Необходимо также отметить, что помимо традиционных источников «карательного» права (Уголовного кодекса РФ и Кодекса РФ об административных правонарушениях), предусматривающих конкретные санкции за соответствующие составы правонарушений, имеющие признаки коррупционности, еще ряд законов и нормативных актов прямо или косвенно закрепляют меры антикоррупционной направленности. Прежде всего, это Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ, который закрепляет основные права и обязанности гражданского служащего, устанавливает ограничения и запреты, связанные с прохождением государственной гражданской службы, требования к служебному поведению государственных служащих и ряд других основополагающих моментов, связанных с поступлением на службу, прохождением и прекращением государственной гражданской службы. К слову сказать, согласно статье 9.1. «Ограничения, запреты и обязанности, связанные с прохождением службы в органах внутренних дел» Положения о службе в ОВД на сотрудника Федеральной службы исполнения наказаний распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные статьями 17, 18 и 20 данного Федерального закона, за исключением ограничений, запретов и обязанностей, препятствующих исполнению сотрудником обязанностей по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

В конечном итоге к понятию коррупции приложил руку отечественный законодатель и сформулировал ее легальное определение в ст.1 ФЗ от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Согласно данному определению коррупция это:

«а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица».

Казалось бы, в этой ситуации усилия законодателя и исследователей должны быть направлены на создание эффективного механизма реализации предписаний законодательства чиновниками всех уровней (механизма реализации права). Однако текст закона не только воспроизводит ошибки прежних нормативных правовых актов, но и включает в себя новые. В частности, под коррупцией законодатель понимает уголовно наказуемые деяния, предусмотренные ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 291 УК РФ «Дача взятки», ст. 290 УК РФ «Получение взятки», ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» (с большой долей натяжки), ст. 204 УК РФ «Коммерческий подкуп». Путем расширительного толкования слов «либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами» в той или иной мере к коррупции можно отнести уголовно наказуемые деяния, предусмотренные ст. 158 УК РФ «Кража», ст. 285.1 УК РФ «Нецелевое расходование бюджетных средств», ст. 285.2 «Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов», ст. 289 УК РФ «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», ст. 292 УК РФ «Служебный подлог», ч. 3 ст. 159 УК РФ - квалифицированное «Мошенничество». Причем в целях обеспечения единообразного применения законодательства, предусматривающего ответственность за взяточничество и коммерческий подкуп в российском правовом поле, нельзя не учитывать некоторые ключевые разъяснения Верховного суда РФ в данной области (имеются в виду Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», от 27 декабря 2007 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» и от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

То есть фактически ничего нового данное определение в борьбу с коррупцией не внесло. Все деяния, перечисленные в определении, уже были запрещены под страхом уголовной ответственности. Существующие запреты до принятия Федерального закона № 273-ФЗ не мешали коррупции успешно «процветать», не могут они помешать ей «развиваться» и впредь. Тем более что законодатель совершенно не учитывает целого ряда факторов: 1) выгода может носить и нематериальный характер; 2) материальный характер выходы может не быть ярко выражен; 3) получение выгоды может иметь существенный разрыв во времени (вплоть до нескольких лет) с моментом совершения действий, направленных на ее получение; 4) выгода может предоставляться на вполне законных основаниях.

Что касается первого момента - цели коррупции не всегда материальны. Лицо может использовать свое служебное положение с целью установления, поддержания или расширения дружеских либо родственных связей, создания разного рода преимуществ нематериального характера без цели получения материальной выгоды для знакомых, друзей и родственников (например, обеспечение «доступа к телу чиновника» при приеме по личным вопросам вне очереди).

Цели материального характера очень часто бывают лишь сопутствующими коррупции, где на первый план могут выдвигаться иные цели, например, при оказании помощи в трудоустройстве знакомым, друзьям и родственникам, при продвижении по служебной лестнице лично преданных сотрудников и т. д. Как отмечается: «...Подчиненные, зачастую, проявляя личную преданность руководителям надеются, что последние обеспечат им неприкосновенность и протекцию в определенных ситуациях» [3, 32].

Третий момент связан с процветающей в России «коррупцией по умолчанию», или «услугой за услугу», когда ответная услуга лишь подразумевается и может быть оказана спустя несколько лет после оказания первой. Лицо, получившее услугу, считает себя обязанным оказать ответную (эквивалентную) при соответствующем обращении.

За более чем двадцатилетнюю историю «новой России» отечественные чиновники освоили вполне легальные способы извлечения материальной выгоды. Так, согласно законодательству, они вправе заниматься преподавательской деятельностью, чем и занимаются на разного рода платных курсах, семинарах, курсах повышения квалификации, куда настоятельно рекомендуют направлять своих сотрудников подведомственным организациям и курируемым предпринимателям. Применяется и маскировка взяток через оплату «творческой работы» чиновников. Материальная выгода может выражаться в передаче материальных ценностей и имущественных прав через третьих лиц на вполне легальной основе, в виде пожертвований в общественные фонды, из которых должностное лицо получает вполне легальную заработную плату и премиальные в виде гонорара за издание книг, статей, интервью, чтение лекций, проведение семинаров и т. п.; в виде передачи имущества или имущественных прав по гражданско-правовым договорам коммерческим организациям, в которых работают родственники или друзья должностного лица, либо само должностное лицо и т. п. В последнее время почти при каждом государственном учреждении «аккредитована» коммерческая организация, оказывающая консультационные услуги или услуги по подготовке документов, обойти которую фактически невозможно, поскольку соответствующие должностные лица либо не принимают документы, подготовленные вне указанных фирм, находя в них кучу недостатков, либо искусственно создают очереди при подаче (выдаче) документов, миновать которые можно, используя в качестве посредника «аккредитованную» компанию, в которую заинтересованные представители чиновничьего аппарата ненавязчиво предлагают обратиться.

Расширились коррупционные проявления через оказание «спонсорской» помощи, когда для решения того или иного вопроса заинтересованное лицо должно внести некую заранее оговоренную сумму на счет той или иной организации в виде «спонсорской» помощи, зачастую не от собственного имени, для того чтобы рассчитывать в последующем на то, что интересующий вопрос сдвинется с мертвой точки.

Коррупция осуществляется и через начисление премий, присвоение наград и почетных званий, участие во всевозможных комиссиях (как на платной, так и на бесплатной основе) и т. п. Необязательно извлечение материальной выгоды, поскольку нематериальная выгода бывает порою более значимой, чем материальная, - это возможность решения вопросов именно па бесплатной основе (ценность которых порой значительно превышает платное оказание услуг за взятку). Все перечисленное определением, сформулированным в ст. 1 ФЗ № 273, к сожалению, не охватывается.

Таким образом, на современном этапе государство демонстрирует самое серьезное отношение к состоянию антикоррупционной безопасности охраняемых интересов и объектов, в особенности посредством конструктивной системы комплексного многоуровневого нормативно-правового регулирования данного вопроса. Вместе с тем, коррупция, как любое ассоциальное явление, имеет внутреннюю тенденцию к трансформации и способность к мимикрированию к складывающимся условиям. Поэтому нормотворческий процесс, не должен быть подвержен стагнации, а быть посвящен поиску новых рациональных упредительных инструментов воздействия на негативные проявления коррупции во всех областях государственного механизма.

В этой связи полагаем, что имеет право на существование нормативное закрепление понятия «антикоррупционная безопасность», которую следует понимать как состояние защищенности жизненно важных интересов общества и государства, а также прав и свобод человека и гражданина от негативного воздействия коррупционных факторов посредством уголовно-правовых мер (закрепленных в санкциях соответствующих составов) и не уголовно-правовых средств именуемых в дальнейшем антикоррупционными стандартами поведения государственных и муниципальных служащих, к которым можно отнести:

  • 1) запрет отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами;
  • 2) обязанность представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и расходах отдельных государственных и муниципальных служащих и должностных лиц;
  • 3) обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений;
  • 4) обязанность государственных и муниципальных служащих декларировать вознаграждения и подарки, полученные в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей;
  • 5) обязанность урегулирования конфликта интересов на государственной и муниципальной службе;
  • 6) обязанности служащих Центрального банка Российской Федерации, работников, замещающих должности в государственных корпорациях, иных организациях, создаваемых Российской Федерацией на основании федеральных законов, работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами;
  • 7) обязанность передачи ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций) в доверительное управление в целях предотвращения конфликта интересов;
  • 8) ограничения, налагаемые на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора;
  • 9) ограничения и обязанности, налагаемые на лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности;
  • 10) ограничения и обязанности, налагаемые на работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами;
  • 11) ограничения, запреты и обязанности, налагаемые на работников, замещающих должности в государственных корпорациях, иных организациях, создаваемых Российской Федерацией на основании федеральных законов, работников, замещающих отдельные должности на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами.

Литература

  • 1. Богданов, И. Я., Калинин, А. П. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. - М., 2001.
  • 2. Мелешко, Н. П., Тарло, Е. Г. Уголовно-правовые системы России и зарубежных стран (криминологические проблемы сравнительного правоведения, теории, законодательная и правоприменительная практика). - М., 2009.
  • 3. Мельников, В. П., Нечипоренко, В. С. Государственная служба в России: отечественный опыт организации и современность. - М., 2010. - Ч. 1.
  • 4. Рочева, Е. А. Криминологическая характеристика злоупотребление властью или служебными полномочиями как одного из криминальных проявлений коррупции // «Черные дыры» в российском законодательстве. - 2007. - № 1. -

С. 12.

5. Упоров, А. Г. Дисциплинарная ответственность сотрудников уголовноисполнительной системы // Уголовно-исполнительное право. - 2014. - № 2. - С. 15.

О. М. ПИСАРЕВ,

кандидат психологических наук, начальник кафедры организации социальной, психологической и воспитательной работы (Томский институт повышения квалификации работников ФСИН России)

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >