МОРАЛЬ И ПРАВО - КРИТЕРИИ СЛУЖЕБНОЙ ЛОЯЛЬНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ

Проблема служебной лояльности государственных служащих, как одного из ключевых требований к их личности и служебной деятельности неоднократно поднималась отечественными учеными А. В. Оболонский [1], М. В. Педыч [2], В. Е. Чиркин [3], однако глубокой научной разработки как понятие служебной лояльности, так и сама проблема не получили.

В ряде наших предыдущих работ [4, 5] было выработано понимание служебной лояльности как характеристики личности и служебного поведения государственных служащих.

Служебная лояльность понимается нами как отношение служащего к декларируемым объектам его лояльности - закону, государству и обществу, опосредуемое нормативно закрепленной системой служебных обязательств. Можно сказать, что служебная лояльность это, выражающаяся в служебном поведении, отношение государственного служащего к системе обязательств, связанных с замещаемой должностью, то есть отношение к служебному долгу.

Внешним критерием оценки деятельности государственного служащего, имеющим социальную значимость, является служебное поведение.

Критериями оценки служебного поведения с точки зрения проявления служебной лояльности выступают:

  • 1) соответствие служебного поведения правовым нормам, регламентирующим служебную деятельность. При использовании данного критерия учитываются такие параметры как противоречие или соответствие поступка служащего нормам, регламентирующим его деятельность, в том числе, соответствие поведения, в случае противоречий в требованиях норм, нормативному источнику, имеющему приоритет;
  • 2) соответствие служебного поведения поступков и решений, прежде всего, актов правоприменения служащих моральным нормам, прежде всего принципам справедливости, целесообразности и обоснованности [6]. Значимость данного критерия была метко описана А.В. Оболонским [7]: «Технологически и методически сближаясь с коммерческими структурами, государственная служба не должна и не может утратить свою специфику, качественно отличающую ее от других организаций и общественных институтов. Главное в этой специфике - ее назначение - служить общественным интересам и интересам граждан, а не начальства или отдельных промышленно-финансовых групп (что, впрочем, отнюдь не исключает одно другого). А чтобы обеспечить это в условиях изменений, необходимо особое внимание к моральным принципам и ценностям служащих. В противном случае государственную службу неизбежно захлестывает вал коррупции и прочих злоупотреблений, связанных с возможностью торговать от имени государства влиянием, разного рода экономическими и административными ресурсами. Помимо этого, есть еще и собственно политическая (не путать с политиканской) необходимость резко повысить внимание к моральному аспекту государственной службы. Она обусловлена серьезным и опасным в условиях даже ограниченной демократии падением уровня доверия населения к чиновничеству».

Таким образом, на основании двух указанных выше критериев любой служебный поступок может быть соотнесен с одним из четырех видов служебного поведения:

  • 1) Противоречащее как правовым, так и моральным нормам;
  • 2) Соответствующее морали, но противоречащее праву;
  • 3) Соответствующее праву, но противоречащее морали;
  • 4) Соответствующее как правовым, так и моральным нормам (должное служебное поведение).

При попытке соотносить данные типы служебного поведения с неким уровнем служебной лояльности, становится понятно, что высшим уровнем служебной лояльности при этом является должное служебное поведение - соответствующее как правовым, так и моральным требованиям к служебным деяниям государственных служащих, а служебное поведение не соответствующее ни правовым, ни моральным нормам соответствует низшему уровню лояльности. Служебное поведение не соответствующее одному из критериев, видимо может быть соотнесено со средним уровнем служебной лояльности. При этом, неизбежно возникает вопрос о приоритете моральных, либо правовых требований к служебному поведению.

С формальной точки зрения, приоритетным представляется правовой критерий. Однако с другой стороны рассмотрение правового критерия как приоритетного может поднять вопрос об умалении роли морального критерия оценки служебной лояльности и утрате в процессе формализации смысла и значения государственной службы. Этот вопрос логичен, так как моральные регуляторы общественной жизни порой так же сильны как нормативные. Категория общественных интересов, соответствие которым выступает критерием оценки деятельности госслужащих, теснейшим образом связана именно с общественной моралью. Однако, с учетом общественного устройства, реализация общественных интересов опосредуется государством и должна осуществляться государственным служащими не напрямую, не в произвольной форме и не в соответствии с индивидуальным пониманием общественных интересов, а в соответствии с регулирующими его служебную деятельность правовыми нормами различного уровня. Поэтому, несмотря на любое субъективное понимание общественного интереса и морали, служащий не вправе выходить за пределы этих норм, даже в том случае, если они не совершенны и порой затрудняют реализацию общественных интересов и моральных норм, как их понимает конкретный служащий. В любом случае, правовые нормы, в отличие от моральных, зафиксированы в документах, поэтому ими можно более уверенно воспользоваться для выбора служебного поведения или его последующей оценки.

Именно правовые требования составляют основу объективного содержания служебного долга государственных служащих, так как каждый поступающий на государственную службу, обязуется реализовывать должностные полномочия в установленном порядке, присоединяется к действующим нормам, принимая на себя обязательства по их выполнению вместе с принимаемой должностью. Это обеспечивает единообразие прохождения государственной службы и осуществления полномочий государственных органов, при этом не исключая возможностей правомерного усмотрения служащих в правоприменении [8]. Следовательно, принятие на себя обязательств публично-правового характера, в первую очередь, обязательства соблюдения законности, является причиной признания приоритетом именно нормативных основ в объективном содержании служебного долга государственного служащего.

Вместе с тем исполнение правовых требований не освобождает служащего от необходимости следовать в служебном поведении требованиям общественной морали. Действуя в правовом поле, государственный служащий должен не только постоянно держать во внимании его границы, но в первую очередь, он должен быть сосредоточен на смысле и целях своей деятельности, умело и гибко пользуясь правовыми нормами для их достижения. Хотя многие служащие, ориентированные на служебную лояльность, идут и другим путем - сосредотачиваясь на исполнении нормативных предписаний, они, по возможности, учитывают моральные критерии оценки своих действий и решений.

С учетом вышесказанного, можно заключить, что оба вида служебного поведения, соответствующих только одному критерию, находятся на одном уровне служебной лояльности, с формальной точки зрения предпочтительнее выглядит служебное поведение, соответствующее правовым нормам, однако в каждом конкретном случае необходимо учитывать мотивацию служащего и общественно-значимые последствия его действий.

Таким образом, каждое деяние (действие или бездействие) государственного служащего в юридически-значимой ситуации, находящейся в его служебной компетенции, может быть оценено с точки зрения служебной лояльности по правовому и моральному критериям.

Литература

  • 1. Оболонский, А. В. Реформа российской государственной службы: концепция и стратегия / А. В. Оболонский // Общественные науки и современность. - 1998.-№3.-С. 5-15.
  • 2. Педыч, М. В. Корпоративная культура современной бюрократии и служебная лояльность / М. В. Педыч // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН, 2011. - № 5 (43). - С. 234-240.
  • 3. Чиркин, В. Е. Конституционное право : курс для преподавателей, аспирантов и магистрантов / В. Е. Чиркин. - М.: Норма : ИНФРА-М, 2013. -688 с.
  • 4. Горностаев, С. В. Служебная лояльность сотрудников уголовноисполнительной системы / С. В. Горностаев // Человек: преступление и наказание. - 2014. - №4. - С. 172-176.
  • 5. Горностаев, С. В. Проблемы диагностики служебной лояльности / С. В. Горностаев // Прикладная юридическая психология. - 2015. - № 2. - С. 110-117.
  • 6. Марченко, М. Н. Правоведение / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина. - М.: Проспект, 2004. - 415 с.
  • 7. Оболонский, А. В. Мораль и право в политике и управлении / А. В. Оболонский// Общественные науки и современность. - 2007. - № 1. - С. 70.
  • 8. Основы права / под ред. В. В. Лазарева. - М.: Юристъ, 2001. - 448 с.

В. В. ГРУЗДЕВ,

доктор юридических наук, доцент, проректор по научной работе, заведующий кафедрой теории права и гражданско-правовых дисциплин (Костромской государственный университет имени Н. А. Некрасова)

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >