Полная версия

Главная arrow Бухучет и аудит arrow Аудит нематериальных активов коммерческой организации. Правовые, учетные и методологические аспекты

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особенность института права собственности применительно к нематериальным активам

Как следует из преамбулы основного отечественного стандарта по бухгалтерскому учету нематериальных активов — ПБУ 14/2000, он устанавливает правила отражения в бухгалтерском учете информации о нематериальных активах коммерческих организаций, находящихся у них на праве собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления [106, п. 1]. Использованная в Положении правовая конструкция «нематериальные активы, принадлежащие организации на праве собственности» понятна на бытовом уровне, но совершенно неправомерна по своей сути. Это связано с тем, что гражданское законодательство РФ понятие «право собственности» определяет через триаду прав владения, пользования и распоряжения имуществом [15, ст.209 п. 1]. Нематериальные активы предназначены для отражения в бухгалтерском учете хозяйственных операций с интеллектуальными правами, которые, как было рассмотрено в гл. 1, составляют самостоятельный объект гражданских прав, отличный от материального имущества.

Применительно к нематериальным активам (объектам интеллектуальной собственности) понятия «собственник» и «право собственности» имеют иное смысловое содержание, чем это предусмотрено для материального имущества.

Субъектами права применительно к результатам интеллектуальной деятельности выступают:

а) автор — гражданин, творческим трудом которого создан такой результат [17, ст. 1228 п. 1];

б) правообладатель — физическое или юридическое лицо, обладающие правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации [17, ст. 1229 п. 1].

На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации признаются интеллектуальные права, которые включают:

  • а) имущественные права (исключительные и неисключительные);
  • б) личные неимущественные права автора (право авторства, право на имя и др.);
  • в) иные права (право следования, право доступа и др.)

Личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы (отказ от этих прав ничтожен), в силу чего они не могут быть активами организации. Исключительное имущественное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора (соавторов) [17, ст. 1228 п. 3—4].

Коммерческая организация может выступать правообладателем имущественных прав (исключительных или неисключительных) полученных от автора (соавторов). Именно эти полученные организацией имущественные права и являются нематериальными активами. Суть имущественного права заключается в возможности коммерческой организации использовать данный актив, распоряжаться им и запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Для более наглядного освещения особенностей института права собственности по отношению к нематериальным активам (объектам интеллектуальной собственности) организации совершим небольшой экскурс в историю вопроса.

В СССР, а затем и в России господствующей правовой концепцией была и остается марксистская теория собственности, находящаяся в рамках романского (или континентального) права. В соответствии с указанной теорией объектами собственности признаются только материальные блага. Само понятие «собственность» отождествляется с объектом и понимается как вещественный ресурс. В данной концепции нет места нематериальным благам, вследствие чего в различных нормативных документах для практического использования разработчики вынуждены «причесывать» эти неосязаемые активы под законы материального мира.

По мнению автора, более адекватной моделью, в рамках которой формируются правомочия организации на нематериальные блага, является неоинституциональная теория прав собственности (англосаксонское или прецедентное, право). Отправным пунктом в неоинституциональной теории прав собственности является определение понятия «права собственности» И. Фирубота [134]: «Права собственности — это санкционированные поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования. Эти отношения определяют нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми или же нести издержки из-за их несоблюдения. Права собственности охватывают полномочия как над материальными объектами, так и над нематериальными, а также и правами человека (голосовать и т.д.)».

Краткий сравнительный анализ марксистской теории собственности и неоинституциональной теории прав собственности представлен в табл. 2.2.

Таблица 2.2

Сравнительный анализ марксистской теории собственности и неоинституциональной теории прав собственности

Аспекты

теории

Неоинституциональная теория прав собственности

Марксистская теория собственности

Понятие

собственности

Взаимосвязь субъект — объект осуществляется посредством института права Собственность — «это пучок прав», определяющих возможности их обладателя в совершении действий в отношении объекта права

Взаимосвязь субъекта и объекта отношений собственности осуществляется непосредственно Собственность отождествляется с объектом и понимается как вещественный ресурс

Область

реализации

Во всех сферах экономических отношений, преимущественно в сфере обмена

В производстве

Характер

отношений

Общественные Человек — человек

Производственные Человек — вещь

Объект

собственности

Материальные и нематериальные блага

Материальные блага

Характер присвоения объекта (прав)

Контрактная форма при государственной спецификации и защите прав собственности

Эксплуатация наемных рабочих

Размежевание двух систем права (романской и англосаксонской) в зависимости от их трактовки понятия «права собственности» произошло во времена буржуазной революции (конец XVIII — начало XIX вв.). Романское, или континентальное, право провозглашало право частной собственности неограниченным и неделимым с концентрацией всех правомочий в одних руках. Англосаксонское, или прецедентное, право допускало раздробление права собственности (на единый объект) между несколькими лицами, т.е. право собственности выступало как «пучок» частичных правомочий.

В соответствии с англосаксонской правовой традицией английским юристом А. Оноре было предложено полное определение права собственности. Оно включает 11 частных правомочий, так называемый «пучок прав»:

  • 1) право владения, т.е. исключительного физического контроля над объектом;
  • 2) право пользования, т.е. личного или производственного использования объекта;
  • 3) право управления, т.е. распоряжения, как и кем объект может быть использован;
  • 4) право на доход, т.е. на блага, проистекающие от предшествующего личного или производственного пользования объектом или от разрешения другим лицам пользоваться им;
  • 5) право на «капитальную стоимость» объекта, предполагающее право на отчуждение, потребление, проматывание, изменение или уничтожение объекта;
  • 6) право на безопасность, т.е. иммунитет от экспроприации;
  • 7) право на переход объекта по наследству или по завещанию;
  • 8) право бессрочно держать перечисленные правомочия;
  • 9) обязанность воздерживаться от использования объекта вредным для других способом;
  • 10) ответственность в виде взыскания, т.е. возможность изъятия объекта в уплату долга;
  • 11) право «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты ею силы по любой иной причине.

Вышеперечисленные правомочия конкретизируют и дают расширенное, с учетом институциональных факторов, толкование классической триады полномочий — владение, пользование и распоряжение, характеризующих содержание права собственности. Смысловым ядром «пучка прав» является исключающий характер правомочий собственника. Каждое из указанных правомочий исключает доступ третьих лиц к тому или иному способу воздействия на объект собственности.

Что касается правомочий интеллектуальной собственности, то для применения «списка Оноре» к объектам интеллектуальной собственности (нематериальным активам) его необходимо скорректировать.

Во-первых, к объектам интеллектуальной собственности, как субстанции нематериальной (неосязаемой) правомочие владения (1), т.е. исключительного физического контроля, не имеет смысла, а, следовательно, не применимо.

Во-вторых, уточнения требует правомочие бессрочности (8). Одним из признаков интеллектуальной собственности, отличающих ее от права собственности на материальные объекты, является ограничение срока действия прав на объекты интеллектуальной собственности.

Остальные правомочия из «списка Оноре» вполне могут считаться «пучком прав интеллектуальной собственности», представляя собой развернутую функциональную характеристику отношений, связанных с нематериальными активами.

Правомочия собственности из «списка Оноре» могут иметь значительное количество комбинаций (по некоторым подсчетам, около 1,5 тысяч). Однако не все комбинации заслуживают названия «права собственности». Строго говоря, право собственности подразумевает обязательное наличие классической триады полномочий, но такое понимание в современной экономике уходит больше в область теории. В реальной жизни сфера исключительного господства собственника может быть значительно уже классического понимания собственности. Считается, что для признания комбинации правомочий собственностью достаточно присутствия в ней одного из первых пяти правомочий из «списка Оноре». В отношении интеллектуальной собственности изначально предполагается присутствие лишь одного правомочия из классической триады. При этом частные (локальные) формы и виды интеллектуальной собственности образуются на базе множества более мелких конкретных правомочий, вытекающих из права на использование, и выделения в качестве самостоятельных в «списке Оноре».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>