В зависимости от символов

Кино и телевидение немыслимы без аудитории, подчиняющейся законам функционирования больших групп, первыми исследователями которых были Г. Тард, Г. Лебон. Тард утверждал, что в толпе человек более эмоционален, возбужден и менее интеллектуален, чем обычно. Средний умственный уровень каждого человека в коллективе ниже, чем средний уровень членов коллектива по отдельности. Г. Лебон считал, что в коллективе человек теряет свою индивидуальность, подчиняется примитивным импульсам массы, действует аффективно, обретает веру в чудо и потребность подчиняться вождю.

Массовая аудитория, по мнению ее выдающихся исследователей, — это вырывающееся вовне брожение коллективного бессознательного. Поэтому сам человек в толпе себя не видит и не помнит. Однако тот, кто над ней (герой) или в стороне (исследователь, наблюдатель), прочитывает закономерности, движущие порывами массы, и может направлять их в определенное русло.

Важнейшие характеристики массового сознания дополняют современные исследователи.

1. Массовое сознание всегда консервативно — лидеры мнений, т.е. люди, готовые к восприятию нововведений, составляют ничтожно малые пять процентов социума.

  • 2. Предпочитает не рисковать и дорожит тем, что имеет, поэтому массовое сознание (как адресат) всегда обрабатывает полученную информацию словно с дополняющей позиции.
  • 3. Увидев или услышав нечто новое, мозг ищет ему соответствие, тождество, подобие или схожесть; при восприятии происходит попытка вписать новую строчку в сценарий (по Э. Берну), который уже существует в нашем сознании как неоспоримый образ реальности.

В глобальном понимании для массового сознания такой образ — миф. Общий закон человеческой психики таков: сознание всегда удерживает в себе некий абстрактный символический образ (миф), который принимает за реальный окружающий мир. Однако массовое сознание не ощущает миф в качестве мифа, становясь, по сути, заложником тех, кто его формирует. При этом человек не протестует, а скорее наоборот — желает жить сказкой. Мирча Элиаде считает свойством человека постоянный возврат к вечным, мифологическим ценностям. Индивид хочет вырваться за пределы обыденности. И мифология дает ему такую возможность: мы покидаем мир обыденности и проникаем в мир преображенный, заново возникший, пронизанный невидимым присутствием сверхъестественных существ. Мы ощущаем личное присутствие персонажей мифа и становимся их современниками.

Как пишет американский исследователь Уильям Кей: «Наука и технология в контексте XX века основаны на работе по созданию символов, которые не только не освободили человека от символической трясины, но еще глубже поместили его в зависимость от символов и от того, что он считает они значат или не значат». Наблюдается эволюция знаковых систем и их тенденция к взаимодействию.

Средства массовой информации с момента своего появления занимались созданием символов или даже мифотворчеством. Кроме того, в качестве адресанта в схеме коммуникативного процесса СМИ являются поставщиками новой информации, которая способствует формированию и дальнейшей жизни мифов в массовом сознании. Газеты, радио, телевидение суть режиссеры-постановщики пьесы, которой наше сознание заменяет реальный мир. Усиливает воздействие и описанный принцип дополнения. СМИ предлагают нам актеров на уже прописанные в сознании роли. Достаточно назвать одного «врагом», а другого «героем» — и мы сами начнем интерпретировать их поведение по модели, которая существует у нас в сознании. Мифы скрепляют понимание человеком происходящих процессов. Возможность дать смысл всему дает им силу. Российское бытие буквально пронизано такими мифоосмысляющими его образами. Например, если речь идет о больших деньгах, в голову приходит мысль об их нечистоплотности.

Миф — всегда победитель, так как, с одной стороны, он отражает интеллектуальные потребности, уже апробированные всей историей человечества, а с другой — наиболее точно воспроизводит ожидаемое и желаемое. Поэтому любое политическое движение (т.е. стремящиеся к власти индивидуумы) продуцирует целую серию мифов, призванных оправдать его существование.

Мифологический текст ориентируется прежде всего на иррациональную сторону человеческой психики, когда ищут не информацию, а надежды, не факты, а оценки, не логику, а исход чувствам, не обоснованность, а панацею от всех бед, не объективность, а поддержку и т.д. В этом случае сообщение воспринимается тоже иррационально: факты, цифры забываются, а остается только общее впечатление, эмоционально окрашенный образ (350, с. 61). Порождается такой эффект в магической парадигме мышления (паралогическое мышление) со свойственной ей синкретичностью, т.е. целостностью и эмоциональностью восприятия, нерасчлененностью желаний и реальности.

Механизмы и архетипы коллективного бессознательного амбивалентны и внеидеологичны. Задача сообщения — не столько передавать содержание, сколько убеждать в своей правоте, подсказывать нужные эмоции и вызывать нужные чувства. Когда удается раскачать логику до уровня магического мышления, возникает магический резонанс, создающий эффект, близкий к состоянию двухпалатного сознания. Главное, чтобы всплыло нечто абсолютное, что стало бы более значимым, нежели все индивидуальное, — это придает непререкаемую убежденность в надличностной истине. Магическое мышление превращает в своего рода сообщающиеся сосуды индивидуальное самосознание и коллективное бессознательное, личную ответственность и общинное поведение. Двухпалатное сознание приводит к тому, что главные побуждения воспринимаются как внешние, вынужденные, не свои. (350, с. 45).

Кроме того, на эффективность аудиовизуальной коммуникации влияют следующие характеристики сообщения (Р. Орт): близость к целевой аудитории, намерение (ненавязчивая демонстрация того, что коммуникатор относится к аудитории с симпатией), противоречие до степени возможного согласия, достоверность, экспертиза (владение данными экспертных оценок в изучаемой области). При этом следует усиливать параметры, обладающие наибольшей воздействующей силой. Успех коммуникатора зависит от умелого варьирования целевой аудиторией, каналом коммуникаций, мета- коммуникативными знаниями и контекстом.

Приоритеты бессознательного в массовых коммуникациях являются бесспорными. Коллективное бессознательное никогда не забывалось. В виде мифологем оно хранится в кладовых нашей памяти, передаваясь через мифы, легенды, сказки, пословицы и поговорки, традиции, поведенческие стереотипы. Психологические характеристики коллективного бессознательного: образность, ассоциативность, преувеличение/преуменыпение, искажение, опущение, акцентирование, упрощение, неадекватность, нереал неточность. Мифологема является единицей массового сознания, основой народной психологии. Метафора, символ, герой, знак — вот выразительные средства коллективного бессознательного. Психология знака заключается в его подсказке и переносном смысле. Знаковые свойства символа передает А.Ф. Лосев: переносный смысл, обобщения, смысловая перспектива. В организации смыслового пространства велико значение идеи.

Массовое сознание — невнимательный собеседник, воздействие на него должно быть ярким и сильным, к тому же он требует подсказки, узнаваемого образа; оно — эмоциональный собеседник, а потому говорить с ним надо на языке эмоций, образов и ощущений. Это во многом невзыскательный собеседник, более примитивный, чем каждый из нас в отдельности, оперирующий упрощенными понятиями, которые носят характер лозунга, клише. Манипуляция аудиторией представляет собой целый комплекс определенных мероприятий, паразитирующих на стереотипности и символичности массового сознания.

Часто люди не отличают личность коммуникатора от исходящего от него сообщения. Фактор приятия, симпатии и личности играет важнейшую роль в коммуникации. Недостаток внешности не является препятствием. Важнейшую роль здесь играет имиджевый механизм манипулирования общественным сознанием.

Массовая коммуникация провоцирует, сопровождает и закрепляет эпифеномены коллективного мышления, общения и поведения. Она всегда была и остается своего рода экраном, на котором проецируются образы реальности, пропущенные через архетипы коллективного бессознательного. В наше время коммуникативное взаимодействие «герой — толпа» приобретает вид «телевидение — зритель», но психическая основа процесса сохраняется (350).

Если масса — это стабильная организация с нечеткими границами, то публика — это форма стихийной группы, объединенной психической связью. Она разобщена и медленно включается в любое действие. Масса, находящаяся в замкнутом помещении, — это аудитория, которая имеет потребность разделять с другими чувства по поводу значимых событий, участвовать в создании норм, чувствовать возможность контролировать события. Здесь «личность действует фактически без ощущения личного контроля над ситуацией» (25, с. 174), действуют механизмы заражения, внушения и подражания.

Заражение осуществляется через передачу определенного эмоционального состояния или психического настроя. «Поскольку это эмоциональное состояние возникает в массе, действует механизм многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся людей. Индивид здесь не испытывает организованного преднамеренного давления, но просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему» (25, с. 174). Подражание — «воспроизведение индивидом черт и образцов демонстративного поведения» (Т. Тард).

Внушение непосредственно вызывает определенное психическое состояние, не нуждаясь в доказательствах и логике. Это метод эмоционально-волевого воздействия, своеобразного психопрограммирования аудитории, манипуляционного воздействия. Внушение — это телесно-аффективный процесс, неделимое социобиологическое единство, функционирующее на очень древнем уровне бессознательного по ту сторону трансферта, опосредующего влияние одного индивида на другого и способного вызвать очевидные психологические и физиологические изменения. Это аффективная связь, вписанная в генетический код, первичное отношение между матерью и младенцем, где аффект и тело составляют единое целое (А. Шер- ток, 1994) (60, с. 125).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >