Процессуальные гарантии возмещения потерпевшему имущественного вреда

Структура и объем имущественного вреда, причиненного потерпевшим совершенными преступлениями, в динамике представлены в табл. 8. Ее показатели свидетельствуют о ежегодном значительном увеличении размера ущерба от преступлений, существенную долю в нем составляет ущерб от хищений, в том числе 30—60% которого приходится на личное имущество граждан.

Между тем анализ практики исполнения судебных решений по уголовным делам свидетельствует о низком уровне исполнения осужденными требований по гражданским искам, удовлетворенным судами. В большинстве случаев указанные требования исполняются либо длительное время, либо в неполном объеме[1].

Постоянно снижается на протяжении 2011—2014 гг. и удельный вес возмещения ущерба в досудебном производстве по уголовным делам, расследуемым органами предварительного следствия системы МВД России. В 2011 г. данный показатель составил 71,1%, в 2012 г. — 59,8, в 2013 г. - 52,4 и в 2014 г. - 38,4% [2].

Однако согласно рекомендации Комитета министров Совета Европы № R (85)11 от 28 июня 1985 г. «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса», а также правовым положениям Конвенции о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений 1983 г. лица, которым преступным деянием причинен ущерб, имеют право на компенсацию ущерба, причем скорейшую.

Приведенные европейские стандарты в области защиты прав потерпевших, статистические данные, характеризующие ущерб от преТаблица 8

Размер и виды ущерба от преступлений1

Показатель

Год

2011

2012

2013

2014

2015

Сумма прямого ущерба от преступлений, млрд руб.

27,8

29,2

42,2

29,0

65,1

Сумма ущерба от хищений, подлежащая взысканию, млрд руб.

15,5

19,3

34,8

22,3

57,2

Соотношение видов ущерба от хищений

Личное имущество граждан, %

39

38

26

42

65

Частная собственность юридических лиц, %

17

32

60

18

13

Государственная собственность, %

17

10

8

25

12

Муниципальная собственность, %

2

3

2

7

1

Частная собственность физических лиц — субъектов предпринимательства, %

6

11

3

6

2

Собственность общественных организаций (объединений), %

5

5

1

3

7

Доля ущерба от хищений в общей сумме прямого ущерба от преступлений, %

55

66

83

77

88

ступлений, а также объемы его возмещения, актуализируют проблему эффективности закрепленных российским законодательством процессуальных гарантий возмещения потерпевшему — физическому лицу имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ закрепляет совокупность прав потерпевшего, осуществление которых способствует возмещению причиненного ему преступлением вреда. Среди них: знать о предъявленном обвиняемому обвинении, в том числе о содержании заявленных требований относительно характера и размера причиненного вреда (п. 1 ч. 2 ст. 42 УПК РФ); представлять доказательства, [3]

в том числе подтверждающие принадлежность потерпевшему имущества, ставшего предметом преступного посягательства (п. 4 ч. 2 ст. 42 УПК РФ); заявлять ходатайства, в том числе о производстве (бесплатно) судебной экспертизы для установления характера и размера вреда, причиненного предмету, вещи и т. п., являющихся собственностью потерпевшего (п. 5 ч. 2 ст. 42 УПК РФ); приносить жалобы на действия (бездействие) и решение дознавателя, следователя, прокурора и суда, в том числе по поводу бездействия дознавателя, следователя в принятии мер по установлению имущества для обеспечения имущественных требований потерпевшего (п. 18 ч. 2 ст. 42, ч. 1 ст. 115, ст. 124, 125 УПК РФ) и др. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 42 УПК РФ государство фактически гарантирует возмещение имущественного вреда потерпевшему.

На первый взгляд объем процессуальных гарантий возмещения потерпевшему причиненного вреда, закрепленный УПК РФ, представляется достаточным. Но более детальное изучение как уголовнопроцессуального законодательства, так и следственной практики свидетельствует об отсутствии у потерпевшего процессуальной возможности эффективно осуществлять указанные права. Причин несколько. Первая. Следователи, дознаватели осуществляют процессуальную деятельность исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 42 УПК РФ. В частности, они полагают, что законодатель, возложив на них процессуальную обязанность — незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела вынести постановление о признании лица в качестве потерпевшего, одновременно не обязывает их в указанный срок уведомлять об этом соответствующее лицо, а также разъяснять ему права, обязанности и ответственность согласно ч. 2—10 ст. 42 УПК РФ. Следовательно, начало осуществления потерпевшим его прав откладывается как минимум до момента производства первого процессуального действия с его участием, что вновь зависит от волеизъявления следователя, дознавателя. Очевидно, что в такой процессуальной ситуации возрастает вероятность, во-первых, утраты доказательств, позволяющих объективно оценить характер и размер имущественного вреда, причиненного преступлением, во-вторых, сбыта имущества, добытого преступным путем, обнаружение которого впоследствии представляется сложной задачей.

Данная процессуальная ситуация складывается и по причине не- учета в правоприменительной деятельности как властными субъектами досудебного производства, так и самим потерпевшим правовой позиции Верховного Суда РФ, указавшего, что «правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением, но не формируется им»1.

Второй причиной отсутствия у потерпевшего процессуальной возможности эффективно осуществлять свои процессуальные права, обеспечивающие возмещение ему причиненного преступлением имущественного вреда, является его ущемленное по сравнению с подозреваемым и обвиняемым процессуальное положение. На данный факт обратил внимание и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации[4] [5], подчеркнув, что интересы государства защищаются органами прокуратуры, интересы обвиняемого — адвокатом, а потерпевший, имея свои собственные интересы, вынужден защищать их самостоятельно.

Только несовершеннолетний потерпевший, не достигший возраста 16 лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности, может рассчитывать на бесплатную помощь адвоката (ч. 21 ст. 45 УПК РФ). В остальных случаях потерпевший не наделен правом с помощью адвоката бесплатно отстаивать свои права, в том числе право на скорейшую компенсацию причиненного преступлением имущественного вреда.

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» были расширены процессуальные гарантии возмещения потерпевшему причиненного преступлением имущественного вреда: он наделен правом получения компенсации расходов, связанных с выплатой вознаграждения своему представителю, за счет средств осужденного или из федерального бюджета (п. I1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ). Очевидно, что осуществление потерпевшим данного права носит ограниченный характер, поскольку, во-первых, не по каждому возбужденному уголовному делу производство оканчивается; во-вторых, разумный срок производства по уголовному делу, согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, составляет четыре года, в течение которых потерпевший вынужден оплачивать услуги адвоката, выступающего в качестве его представителя, за счет собственных средств, что противоречит требованию справедливости в уголовном судопроизводстве.

С учетом изложенного целесообразно предложить ряд мер, оптимизирующих процессуальные гарантии возмещения потерпевшему имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением.

  • 1. В ч. 1 ст. 42 УПК РФ необходимо закрепить процессуальную обязанность дознавателя, следователя, судьи и суда одновременно с вынесением постановления о признании лица потерпевшим уведомить об этом потерпевшего и разъяснить ему права, обязанности и ответственность.
  • 2. Закрепить в УПК РФ право потерпевшего привлекать в качестве своего представителя адвоката за счет средств федерального бюджета независимо от возраста потерпевшего и категории преступления, совершенного в отношении него. При постановлении обвинительного приговора указанные денежные средства в качестве встречного требования со стороны государства следует взыскивать с осужденного.

  • [1] 2 Проблема исполнения требований по гражданским искам в уголовном судопроизводстве является предметом самостоятельного научного исследования.
  • [2] См.: Основные показатели работы органов предварительного следствия в системеМВД России в 2011—2014 гг. Форма «1-Е». М., 2015.
  • [3] См.: Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2011—2015 гг. М., 2016.
  • [4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовномсудопроизводстве».
  • [5] См.: Проблемы защиты прав потерпевших: специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета. 2008. 4 июня.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >