ЦЕЛИ И ПРИОРИТЕТЫ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Правовая политика, как и политика вообще, имеет целевую составляющую, она выступает стратегически осмысленной деятельностью, основанной на определенной системе целей, отражающей будущую желаемую «картину» правовой жизни общества.

Основная проблема здесь видится в том, что цели правовой политики недопустимо устанавливать без учета реальных потребностей и интересов участников общественных отношений. В противном случае они будут оторваны от жизни, заведомо не соответствовать объективным стремлениям субъектов, а потому будут заранее нереальны, и, кроме этого, станут препятствовать продуктивной работе механизма правового регулирования.

Обеспечение максимального соответствия целей правовой политики общественным потребностям и интересам — непростая задача. Об этом красноречиво свидетельствуют жаркие споры среди законодателей и ученых, возникающие порой при подготовке и принятии тех или иных нормативных правовых актов. Взять хотя бы дискуссию, которая разворачивалась по вопросу о сущности реформы земельного законодательства. По поводу концепции земельно-правовой политики высказывались самые различные, иногда прямо противоположные, точки зрения: от необходимости дальнейшего стимулирования развития частной собственности на землю и ее свободного оборота до их полного запрещения и монополизации земельной собственности государством. При этом находятся достаточно убедительные аргументы в пользу и той, и другой точек зрения[1].

В каждом конкретном случае должны максимально проявить себя высокий профессионализм и правовая культура законодателя, его способность к правильному пониманию объективных тенденций развития общественных отношений и, соответственно, к постановке адекватных правовых ориентиров.

На наш взгляд, учитывая, что как на федеральном, так и на региональном уровнях законодателям нередко не хватает необходимых знаний и опыта в выработке стратегических моделей развития, государственной власти сейчас следует смелее привлекать к подобной деятельности наиболее авторитетные крупные научные центры. Именно в подобных учреждениях и должны разрабатываться (или как минимум проходить обязательную экспертизу) проекты юридических документов концептуального характера. Ведь накопленный и не утраС. 32-63.

ченный еще российской фундаментальной наукой теоретический потенциал, к сожалению, в последние годы во многом оставался невостребованным1.

Целевой аспект логического содержания правовой политики проявляется в таких ее сущностных чертах, как целенаправленность и целесообразность. Целенаправленность правовой политики связана с тем, что деятельность в юридической сфере немыслима без постановки субъектами конкретных ориентиров, без предварительного прогнозирования путей и сроков их реализации, а также будущих желаемых изменений и без идеального предвосхищения результатов. Где нет целенаправленности, там нет и не может быть никакой политики, а есть лишь видимость сознательного регулирования. Целесообразность же правовой политики предполагает, прежде всего, ее рациональность, т.е. соответствие предпринимаемых в юридической сфере управленческих решений той обстановке (внешней среде), что реально сложилась в обществе. Данное качество обеспечивает потенциальную результативность, высокий «КПД» правовой политики[2] [3]. Идея целесообразности, по образному выражению М.П. Чубинского, составляет душу политики права[4].

Цели правовой политики весьма многообразны. Так, в зависимости от степени общности они могут быть общими, ориентированными на всю правовую жизнь, частными, распространяющимися на отдельные ее сегменты, и специальными, связанными только с «первичными», элементарными правовыми явлениями. Если цели правовой политики классифицировать по сроку предполагаемой реализации, то их подразделяют на ближайшие (промежуточные) и перспективные.

Естественно, виды целей в зависимости от степени общности отражают своеобразную иерархию в «целевом дереве» правовой политики, где общие ориентиры конкретизируются в частных, а те, в свою очередь, определяют содержание специальных. Значение общих, перспективных целей состоит в том, что их постановка связана с такой важной частью правовой политики, как юридическая стратегия.

Цели правовой политики способны выступать действенным фактором социально-правового развития при соблюдении ряда требований. В частности, они должны:

а) быть нравственно обоснованными;

  • б) адекватно отражать особенности национальной правовой системы и переживаемого обществом и государством исторического периода;
  • в) обладать позитивно-правовым потенциалом, т.е. ориентировать социальную деятельность на всемерное развитие и утверждение прогрессивных правовых начал в общественной жизни и политике;
  • г) быть социально мотивированными, вызывать поддержку и одобрение в общественном мнении и поведении людей;
  • д) обеспечиваться соответствующими юридическими, интеллектуальными, организационными и иными ресурсами;
  • е) быть системно организованными, включать в определенной последовательности стратегические и тактические, общие и частные, главные и производные, конечные и промежуточные и т.п. цели1.

Кроме названных, при выборе целей правовой политики важно руководствоваться и такими факторами, как реалистичность предвидения на основе научно обоснованного прогноза; полнота оценки ресурсов, которые имеются у субъекта правовой политики и необходимы для достижения целей; соответствие существующей системы правовых средств реализации правовой политики. Учет данных требований предопределяет такое качество цели, как ее конкретность — степень учета обстоятельств и возможностей действия, от чего напрямую зависит ее реалистичность — возможность воплощения в наиболее полном виде и в приемлемые для субъекта сроки[5] [6].

В качестве юридически значимых ориентиров цели правовой политики:

  • 1) устанавливаются в виде модели определенных будущих результатов преимущественно государством (хотя и институты гражданского общества тоже активно участвуют в этом процессе);
  • 2) отражают наиболее значимые общественные интересы;
  • 3) характеризуются специфическими способами своей формализации (например, в таких официальных документах, как конституциях и законах, декларациях и программах, концепциях и доктринах, стратегиях и посланиях и т.д.);
  • 4) обладают свойствами нормативной обязательности;
  • 5) обеспечиваются соответствующими юридическими гарантиями.

Степень юридической конкретизации и правового обеспечения целей правовой политики зависит от их особенностей. Своеобразие перспективных, тем более конечных, целей состоит, в частности, в том, что их полная реализация возможна только в отдаленном будущем. Поэтому такие цели, даже если они закрепляются в действующем законодательстве, например, конституции, имеют преимущественно политико-идеологическое значение. Другое дело, когда речь идет о промежуточных и ближайших целях правовой политики, для реализации которых уже в настоящем есть необходимые средства и условия. Такие цели имеют все основания служить не только политикоидеологическим, но и формально-юридическим ориентиром правотворческой и правоприменительной деятельности, подкрепляясь в своей реализации необходимыми юридическими гарантиями. В частности, провозглашая человека высшей ценностью, Конституция Российской Федерации обязывает государство признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2). Тем самым гуманизм как цель правовой политики обеспечивается государственно-правовыми гарантиями в части признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина1.

Цели правовой политики могут меняться. Особенно это касается ближайших и промежуточных ориентиров, призванных оперативно откликаться на возникающие «вызовы» времени и вносить необходимые коррективы в деятельность государственных органов и общественных организаций в сфере правового регулирования. В одних случаях требуется сосредоточить усилия на борьбе с коррупцией, в других — на обеспечении социально-экономических прав личности и т.д. Все это создает известные трудности при определении целевого компонента правовой политики[7] [8].

В литературе выделяют самые различные цели современной российской правовой политики: и приоритет прирожденных прав человека, и достойное частное право, и верховенство правосудия[9]; и соблюдение и защиту прав и свобод личности[10]; и осуществление интересов личности, общества и государства[11]; и построение гражданского общества и правового государства[12];

и оборону государства1; и декриминализацию общественных отношений[13] [14] [15] и т.д.

Цель правовой политики — это идеальная модель определенного состояния правовой жизни общества, достигаемая с помощью соответствующих средств. Модель же, как подчеркивает В.Н. Кудрявцев, это лишь образ действительности, который полностью не воспроизводит оригинал, а отражает лишь его существенные признаки, узловые моменты[16].

На наш взгляд, перспективные цели правовой политики связаны с высшими юридическими и политическими ценностями — наиболее полным обеспечением прав и свобод человека и гражданина и формированием правовой государственности, т.е. с новым качеством правовой жизни российского общества.

Категория «качество жизни», с одной стороны, является интегральной качественной характеристикой жизнеобеспечения, жизнедеятельности и жизнеспособности общества по эффективному осуществлению своих социальных, духовных и биологических функций. С другой стороны, «качество жизни» — это показатель, отражающий уровень сбалансированного достижения всех элементов стандарта жизни человека, устанавливаемого с учетом социально-экономического уровня развития национальной экономики и личных представлений о смысле жизни большинством членов общества. Высокая оценка качества жизни должна свидетельствовать о создании условий для достижения высокой степени соответствия установленному стандарту жизни большинством населения при безусловном согласии (консенсусе) населения с установленным набором стандарта жизни[17]. Термин «качество жизни» включает в себя не только уровень доходов, но и наличие льгот, степень безопасности, качество здравоохранения, образования, коммунального обслуживания, транспорта и связи, состояние окружающей среды, доступность достижений культуры и даже ощущение собственной значимости в обществе1.

Известный ученый С.Л. Капица также отмечает, оценивая, в том числе, и сегодняшний этап социальной эволюции российского общества, что «наконец-то целью развития станет не количество, а качество человека, качество его жизни»[18] [19].

Более того, параметры качества жизни граждан пытаются брать за основу определения эффективности деятельности власти, как критерий работы органов государства и местного самоуправления, за неудовлетворительное достижение которого они должны нести ответственность. «Чтобы ответственность была не умозрительной, а реальной, — подчеркивается в прессе, — необходимо на федеральном уровне законодательно установить, например, систему показателей качества жизни людей, за которые несут ответственность и региональные, и местные власти, которые они должны ежегодно публично декларировать и отчитываться перед людьми за свои достижения. В новых условиях формирования региональных органов исполнительной власти по результатам достижения этих показателей оценку деятельности руководителей будут давать и население этих регионов, и федеральный центр»[20]. Действительно, пришло время деятельность органов власти оценивать по качеству жизни населения.

Качество — это фундаментальная научная категория, которую используют для рассмотрения всех сторон мироздания, социального устройства и деятельности людей. Поэтому она имеет философское содержание и позволяет глубже понять сущность социально- экономических, духовно-нравственных и политико-правовых процессов, происходящих в обществе.

Правовая жизнь, являясь разновидностью социальной жизни, тоже может иметь свои параметры качества. Качество правовой жизни, как и во многом качество жизни вообще, — «это системное понятие, характеризующее конечный результат, прежде всего качество работы законодательной, исполнительной и судебной власти государства»[21].

В самом общем виде о качественном праве и, значит, о качественной правовой жизни писал еще И.А. Ильин, который заметил, что «цель права — установить совместную жизнь людей таким образом, чтобы на столкновение, взаимную борьбу, ожесточенные споры тратилось как можно меньше душевных сил»[22].

Качество правовой жизни есть совокупность существенных свойств юридической жизнедеятельности, создающей необходимые предпосылки для юридической защищенности интересов субъектов права, усиления гарантированности иных форм социальной жизни (экономической, политической и т.д.), повышения уровня правового развития данного общества. Условиями повышения качества правовой жизни выступает большое количество факторов, заметно влияющих на степень юридического прогресса, эффективность механизма правового регулирования, надежность и последовательность в установлении в законодательстве и в реальном осуществлении прав и свобод человека и гражданина. Качественная правовая жизнь создает равные юридические возможности для обеспечения интересов личности, общества, государства, для реализации, как верно подчеркнул И.А. Ильин, «душевных сил людей», их энергии и устремлений. Стержнем, пронизывающим всю правовую жизнь, выступают права человека и гражданина. Именно их закрепление в законодательстве, реальное исполнение и полноценная судебная защита могут служить одними из важнейших показателей качества правовой жизни. Именно в степени удовлетворения интересов личности на уровне законодательной, исполнительной и судебной властей проявляется отношение субъектов к праву.

Конечно, качество правовой жизни зависит не только от органов государственной власти, но и от структур гражданского общества и от самой личности.

Если говорить о власти, то различные ее ветви вносят свой вклад в повышение качества правовой жизни. Так, органы законодательной власти могут это делать путем принятия качественных законов.

Понятие «качество закона» на уровне всей системы законодательства выступает интегрирующей категорией, включающей показатели качества ее структурных единиц. Вместе с тем оно обогащается рядом положений, характеризующих систему законодательства как целое. В их числе следует назвать соблюдение в масштабах системы принципа законности, согласно которому законы должны соответствовать положениям Конституции, а указы и иные подзаконные акты — также нормам законов. Важным показателем качества закона на уровне системы законодательства служит ее рациональная внутренняя организация, включающая ряд компонентов. Первым из них может быть названо адекватное потребностям развития в современных условиях общественных отношений распределение нормативного материала между отраслями права с учетом специфики их предмета и метода правового регулирования. Второй компонент — согласованность и взаимодействие отраслей законодательства, адекватных отраслям права, и тяготеющих к ним, чаще всего комплексных, отраслей и подотраслей законодательства. Сюда относится также соблюдение в системе законодательства конституционного требования разграничения нормотворческой компетенции между Российской Федерацией и входящими в нее субъектами1.

Верно подмечено бывшим Председателем Совета Федерации Федерального Собрания РФ С. Мироновым, что авторитет власти «напрямую зависит от качества законов, которые мы принимаем, от их результативности, от их влияния на жизнь российских граждан, на социально-экономическое, культурное, политическое развитие России в целом и каждого из ее регионов»[23] [24].

Однако далеко не всегда органы законодательной власти творят качественные законы. Здесь немало ресурсов. В частности, многие законы создаются «под диктовку» лоббистских структур (теневого сектора российской правовой жизни), в результате чего законы отражают не общественные интересы, а интересы финансово-промышленных групп, олигархов и т.п. В законотворчестве не используются в полной мере системный и научный подходы, что не позволяет принимать качественные законы. Бывает, что региональные законодательные акты противоречат общефедеральным. Все это приводит к тому, что ожидаемые изменения от нужных законов конкретно в жизни каждого человека происходят куда медленнее, чем на бумаге.

Что касается «повышения качества народного представительства», о котором говорил Президент РФ Д.А. Медведев на съезде партии «Единая Россия» 24 сентября 2011 г.[25] и которое выступает соответственно элементом повышения качества правовой жизни российского общества в целом, то оно, хотя и присутствует в реальных отношениях, но все же еще оставляет желать лучшего.

Органы исполнительной власти также далеко не всегда принимают качественные правовые акты. Более того, их усилия подчас перечеркивают роль закона в обществе. Противоречивый и узковедомственный поток их документов зачастую подрывает основы законов. Правоприменение сегодня — одно из самых проблемных «мест» в повышении качества российской правовой жизни.

Что касается органов судебной власти, то и тут ситуация весьма тревожная. Разве можно считать качественным наше правосудие1, если граждане не верят в справедливость суда, а главными нарушителями своих прав называют сначала начальников и милицию и только потом бандитов. Так, в результате социологического исследования, проведенного в ряде городов России, ученые выявили следующее: 46,5% граждан уверены, что судьи коррумпированы, 40,6% заявляют, что судья сделает то, что ему скажет местная власть, 34,7% уверены, что судьями руководят богатые, и только 16,2% сказали, что в России судьи подчиняются закону. Вот так выглядит оценка справедливости правосудия: 73% опрошенных считают, что наши судьи пристрастны[26] [27].

Немаловажную роль в повышении качества правовой жизни играют и сами граждане, их правовая активность, которая проявляется в инициативном участии личности в решении юридических проблем, в степени использования правовых средств для достижения своих целей. Качественное состояние правовой жизни выражается в уровне правовой культуры, в степени развитости правосознания лица, в темпах его правовой социализации. Если оценивать сегодняшнюю ситуацию, то, как отмечается в прессе, «каждый третий гражданин России считает плохим свой уровень жизни, негативно оценивает политическую и экономическую обстановку и вообще убежден, что "страна идет не туда"...»[28]. Последний опрос Левада-центра свидетельствует о все более заметном отчуждении народа от власти. Почти 70 % населения уверены, что «интересы власти и общества в России не совпадают», а 84 % полагают, что «большинство политиков занимаются политикой только ради личной выгоды»[29]. «Большинство россиян считают, что в ближайшее время жизнь в стране не станет лучше. В то же время сами менять сложившуюся жизнь люди не хотят. Если в 80- 90-х гг. россияне были готовы отстаивать право на изменение жизни, то в 2000-х желание это у большинства отпало»[30].

Это связано во многом еще и с тем, что ожидания людей от проводимых реформ пока не оправдались. Отсюда и скорости протекания правовой жизни замедляются. Например, законодательная активность граждан «натыкается» на отлучение их от всенародных обсуждений важнейших законопроектов и референдумов (между тем согласно ст. 3 Конституции РФ 1993 г. «единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ», «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы»); избирательная активност, в силу неверия значительной части населения в реальном изменении ситуации с помощью выборов все больше «трансформируется в абсентеизм»; трудовая активность «связана» несоразмерной оплатой за затраченные трудовые усилия; предпринимательской активности мешают вездесущие административные барьеры и т.д.

В результате всего сказанного в российском обществе наступает состояние «всеобщей имитации», когда власть делает вид, что управляет, а граждане и общество в целом делают вид, что исполняют решения власти. Названное состояние уже приобрело черты своеобразной эпидемии.

Поэтому главной целью правовой политики в современной России будет выступать повышение качества правовой жизни общества, сердцевиной чего, несомненно, является наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Отсюда, вполне можно согласиться с мнением Г.И. Муромцева, который в целом правильно заметил, что правовой политикой «следует считать лишь политику, где правовая форма дополняется правовым содержанием или направленностью на совершенствование, упорядочение либо преобразование самой правовой сферы жизни общества — (выделено мной — Л.М.). И это должно быть целью правовой политики»[31].

Вместе с тем это «не помешало» Г.И. Муромцеву критично высказаться в адрес авторов, которые, по его мнению, преувеличивают роль правовой политики в обществе, идеализируют ее возможности в качестве инструмента социальных реформ, в частности, тем, что видят среди ее целей «повышение качества и уровня правовой жизни общества и личности»2. Данные рассуждения разделяет всего несколько страниц. Если критические оценки раздавались на странице 29, то, по сути, о тех же целях, которые он «успешно» критикует, говорится на странице 34. В подобных ситуациях говорят: «зачем же огород городить».

Более того, на странице 18 данной же работы Г.И. Муромцев подчеркивает, что рост интереса к проблеме правовой политики «способствует, в частности, необходимости определения путей преобразования права в условиях, когда оно (преобразование) дает на "выходе" формализованную модель будущего общества. Курс таких преобразований в сфере права и есть политика права, или правовая политика. Точка ее "отсчета" есть начало процесса построения нового общества»1. Если сравнить те «преувеличения» и ту «идеализацию», за которые критикует Г.И. Муромцев, с его собственными оценками правовой политики, то становится ясно, что он как минимум непоследователен в своих рассуждениях и его ожидания от правовой политики в большей степени связаны с ее преувеличениями и идеализацией, раз уж он замахнулся ни больше ни меньше на «построение нового общества».

В литературе верно подмечено, что общая цель правовой политики должна опираться на такие ценности, как жизнь, свобода, справедливость, безопасность, порядок и «способствовать их воплощению в правовой жизни общества»”, что «главной целью правовой политики демократического социального правового государства с многопартийной системой должно быть содействие достижению гражданского согласия в обществе на основе утверждения и обеспечения законных прав и свобод человека, которые не нарушают, в первую очередь, права и свободы других людей, а также нравственные основы общества», что сердцевиной «правовой политики является деятельность по признанию, закреплению, обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина»[32] [33] [34].

Конечно же, цели правовой политики существенным образом зависят и от целей самого государства, от его господствующей идеологии. Это весьма четко видно на примере недавнего прошлого. В частности, за годы «перестройки и реформ» наше государство, по сути, мало и неохотно занималось соответственно формированием данной политики. И это, думается, не случайно. В подобном были заинтересованы определенные категории лиц, которым гораздо лучше было «ловить золотую бюджетную рыбку» в мутной воде.

Кроме того, правовая политика в принципе по-настоящему и не могла быть выстроена, ибо отсутствовали четкие цели у государства в эпоху правления Горбачева и Ельцина (по крайней мере, у нашего государства). Период «перестройки и реформ» во многом прошел в условиях дезорганизации, стихии, хаоса, юридических коллизий, «войны законов», «парада суверенитетов» и т.п. Подобные условия больше свидетельствуют об отсутствии какой-либо целенаправленной политики.

В результате этого в России на тот период не было полноценной правовой политики, ибо решения подчас принимались скоропалительно, непоследовательно, спонтанно; отсутствовал мониторинг всего позитивного и негативного в развитии регионального законодательства; власть плелась в хвосте событий, «била по хвостам», работала не с причинами, а со следствиями, не успевала за ситуацией (хотя настоящая политика связана с опережением обстоятельств, с предвидением новых «ходов» реальности, предполагает прогнозирование, планирование и т.п.). Верно было подмечено С.С. Алексеевым, что в тот период правовая политика в России не отличалась достойной целеустремленностью, подчас диктовалась текущими потребностями, была бессистемна, нередко хаотична1.

Самая же главная беда заключалась в том, что названная политика во многом осуществлялась в отрыве от реально существующих общественных отношений, без учета закономерностей правовой жизни российского общества. Между тем давно известно, что любая политика, не основанная на реалиях, — заведомо не эффективная деятельность.

Однако с января 2000 г., по мнению К. Лубенченко, «происходит уникальный процесс. Впервые за последние лет двенадцать формируются основы правовой политики государства — этот термин и.о. Президента упомянул в своем нашумевшем выступлении в Минюсте. .. правовая политика — это часть программы Путина»[35] [36].

В принципе эти заявления стали осуществляться и в жизни, хотя и не без заметного сопротивления со стороны ряда политических сил. Речь, в частности, идет о реализации Указа Президента РФ от 10 августа 2000 г. «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации», который, как в нем установлено, принят «в целях обеспечения верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов в Российской Федерации, реализации конституционного права граждан на получение достоверной информации о нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации»1. Речь идет и об осуществлении Указа Президента РФ от 1 сентября 2000 г. «О Государственном совете Российской Федерации», который издан «в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти...»[37] [38].

В последующем ситуация стала меняться к лучшему: более-менее обозначились цели государства, появились системные законы, усилили борьбу с коррупцией и т.д.

В литературе справедливо отмечается, что «процессы общественного развития протекают неоднолинейно, и им присуща своего рода цикличность: стабилизация, подъем, кризис, переходные состояния экономики и социальной сферы. Поэтому нынешний финансово- экономический кризис, представляя собой один из периодов общего развития, не прерывает движение к намеченным стратегическим целям на создание экономических предпосылок, обеспечивающих достойные условия для жизни человека и развития личности, политической и экономической свободы, роста благосостояния граждан, сохранения гуманитарного и исторического наследия страны. Эти общие цели составляют основу долгосрочной государственной правовой политики (выделено мною — А.М.), определяют ключевые направления совершенствования российского законодательства»[39].

Вместе с тем о четком стратегическом направлении правовой политики говорить пока все равно рано.

Если цель включает в себя определенный будущий результат, какие-то важнейшие идеи, ценности правовой политики конкретного государства, то задачи, будучи обусловленными названными целями, — цивилизованные этапы, пути и формы достижения провозглашенных целей, некие сугубо юридические ориентиры, конкретизирующие цели.

Перспективные цели определяют собой и соответствующие задачи правовой политики, в том числе и наиболее важные, наиболее значимые, наиболее первоочередные, которые называют приоритетами.

По образному выражению С.С. Алексеева, «изюминка» правовой политики заключается в том, что у нее «должны быть приоритеты, притом приоритеты права»[40].

Наличие в правовой политике определенных приоритетов позволяет расставить акценты, избрать верные средства и методы достижения поставленных целей, сконцентрироваться на главном, а, кроме того, дает возможность интегрировать усилия всех субъектов в процессе выработки и реализации стратегических правовых идей, что, несомненно, должно положительно отразиться на качестве проводимой в государстве правовой политики1.

Правовая политика определяет приоритетные направления правового развития общества, вырабатывает оптимальные пути и средства их достижения, обеспечивает планомерную и согласованную деятельность правотворческих и правоприменительных органов, ориентирует юридическую практику на единообразное понимание и неуклонное соблюдение основополагающих правовых начал, направляет правовоспитательную деятельность государственных и общественных органов и организаций на формирование у граждан и должностных лиц основ юридического мировоззрения. Все эти и некоторые другие факторы, создают необходимые управленческие предпосылки для реализации важнейших правовых установок[41] [42].

Исходя из обозначенных целей, можно выделить следующие приоритеты современной российской правовой политики, которые в той или иной степени развивают, конкретизируют вышеназванные цели. В частности, к таким приоритетам можно отнести следующие:

  • • установление системы правовых ограничений для публичной власти;
  • • формирование институтов и права гражданского общества;
  • • создание эффективной судебной системы;
  • • укрепление дисциплины, законности и правопорядка.

Первым из названных приоритетов вполне обоснованно выступает

установление системы правовых ограничений в отношении публичной власти, для ее органов и должностных лиц. Связано это с необходимостью достижения основной цели — наиболее полным обеспечением прав и свобод человека и гражданина. Дело в том, что всякая власть не знает собственных границ, всегда стремится к неограниченному расширению властного пространства, что ведет, как правило, к ущемлению интересов личности. Еще В.Г. Белинский предостерегал, что «ни одна страсть не стоила человечеству стольких страданий и крови, как властолюбие». «Каждый человек, по Расселу, изначально наделен двумя связанными, но не тождественными страстями — стремлением к власти и славе. Обе страсти ненасытны и бесконечны»1. Вот почему власть весьма часто развращала и развращает людей. Особенно это характерно для государственной власти современной России, которую можно назвать «страной непуганых бюрократов».

Отсюда необходимы правовые ограничения для власти, которые воплощаются в жизни с помощью таких принципов, как разделение властей, федерализм, верховенство закона, взаимная ответственность государства и личности и т.д. Причем нужна именно система, где каждый из вышеназванных элементов должен занимать свое место и играть свою роль в процессе такого сдерживания власти.

Более высокий уровень правовой жизни в современной России связан и с формированием институтов и права гражданского общества, без чего нельзя построить полноценного правового государства (опять же ограниченного правом) и осуществить права и свободы личности. Бесспорно, становление институтов гражданского общества происходит в современной России: действуют различные партии, общественные объединения, Общественная Палата Российской Федерации и ряд общественных палат в субъектах РФ и т.д. Вместе с тем существует еще немало проблем, и особенно на региональном уровне. В частности, в литературе подчеркивается, что правовое обеспечение деятельности целого ряда институтов гражданского общества на региональном уровне еще не получило должного развития. В этой связи обоснованно предлагается разработать и принять нормативные акты, в том числе модельные законы, способствующие созданию благоприятной среды для развития институтов гражданского общества на местах, например модельный закон «Об общественной палате субъекта Российской Федерации», а также разработать модельную региональную целевую программу «Развитие гражданского общества в субъектах Российской Федерации»[43] [44].

Что касается права гражданского общества, то речь идет о правотворчестве его институтов, имеющих возможность формировать соответствующие юридические предписания. Например, органы местного самоуправления, профессиональные союзы, корпоративные структуры (разумеется, в пределах своего ведения) принимают нормативные правовые акты, регулирующие вопросы их собственной правовой жизни.

По мнению С.С. Алексеева, особенности права гражданского общества, а на них, надо полагать, и должна быть ориентирована правовая политика в России, требуют пусть и краткого, но все же особого разбора. В частности, для современного гражданского общества характерно то, что право в нем «преодолело» верховенство в обществе власти и идеологии, в известном смысле это «разгосударствленное» право, призванное стать сердцевиной всей правовой системы, ее смыслом и ориентиром1.

Этим же целям служат и такие приоритеты, как создание эффективной судебной системы и укрепление дисциплины, законности и правопорядка.

Кроме целей и приоритетов правовая политика имеет и две функции: во-первых, легализует избранный политический курс, придает ему статус публичной политики; во-вторых, осуществляет отбор («селекцию») и организацию правовых средств в целях их оптимального использования для решения тех или иных социально-политических задач[45] [46]. Функции связывают цели и приоритеты правовой политики со средствами их достижения.

Таким образом, перспективные цели правовой политики связаны с высшими юридическими и политическими ценностями — наиболее полным обеспечением прав и свобод человека и гражданина и формированием правовой государственности, т.е. с новым качеством правовой жизни российского общества. Приоритеты же призваны конкретизировать названные цели и связывать их со средствами достижения данных целей.

  • [1] См., например: Минина Е.Л. О некоторых проблемах развития земельного законодательства на современном этапе // Государство и право. 1997. № 3.
  • [2] См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Правовая политика современной России: цели и средства //Государство и право. 2001. № 7. С. 19.
  • [3] См.: Шундиков К.В. Цели, средства и результаты правовой политики //Российская правовая политика: Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова,А.В. Малько. М., 2003. С. 113.
  • [4] См.: Чубинский М.П. Курс уголовной политики. СПб., 1912. С. 196.
  • [5] См.: Рудковский В.А. Телеология правовой политики // Право как ценность и средство государственного управления обществом: сб. науч. тр. / подред. П.В. Анисимова. Волгоград, 2009. Вып. 6. С. 95-96.
  • [6] См.: Нырков В.В. Цель правовой политики // Правовая политика: словарь и проект концепции / под ред. А.В. Малько. Саратов, 2010. С. 59.
  • [7] См.: Рудковский В.А. Телеология правовой политики // Право как ценность и средство государственного управления обществом: сб. науч. тр. / подред. П.В. Анисимова. Волгоград, 2009. Вып. 6. С. 95.
  • [8] Там же. С. 91.
  • [9] См., например: Алексеев С.С. Основы правовой политики в России: Курслекций. М., 1995. С. 72.
  • [10] См., например: Коробова А.П. Приоритеты правовой политики // Российская правовая политика: Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова,А.В. Малько. М„ 2003. С. 111.
  • [11] См., например: Сидорова Н.А. Договорно-правовая политика: проблемытеории и практики: автореф. дис... канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 8.
  • [12] См., например: Цыбулевская О.И. Построение гражданского обществакак одна из целей российской правовой политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2003. № 2. С. 34-46; Бициева Т.Н. Правовая политика в сфере
  • [13] формирования правового государства: федеральные и региональные проблемы // Правовая политика и правовая жизнь. 2006. № 4. С. 170-178; Иванова К.Л.Льготно-правовая политика в современной России: проблемы теории и практики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 7; Потапова О.Б.Правовая политика Президента Российской Федерации: проблемы теории ипрактики: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 7.
  • [14] См., например: Бортенев А.И. Правовая политика в области обороны иее формирование в системе исполнительной власти // Правовая политика иправовая жизнь. 2003. № 2. С. 101.
  • [15] См., например: Баландина Н.В. Правовая политика Российского государства по декриминализации общественных отношений: автореф. дис. ... канд.юрид. наук. Саратов, 2008. С. 14.
  • [16] См.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М, 1978. С. 26.
  • [17] См.: Петропавлова Г.П. Управление качеством жизни в регионе // Теорияи практика законотворчества: сб.науч. ст. Ставрополь, 2002. С. 30.
  • [18] См.: Кучерена А. Не бойтесь суда «присяжных экспертов». Юристыпредлагают систему экспертной оценки законопроектов, затрагивающих жизненные интересы людей // Российская газета. 2004. 6 июля.
  • [19] Капица С.Л. Почему мельчают гении // Российская газета. 2006. 11 января.
  • [20] Козак Д. Искоренять клановость во власти необходимо // Известия. 2005.24 января. См. также: Журман О. Вертикаль бедности. Приморский губернаторов нашел критерий работы глав администраций // Российская газета. 2005.24 января.
  • [21] Свинин В. Томские начальники ставят друг другу «неуд». Официальныедоклады о качестве жизни далеки от реальности // Независимая газета. 2003.24 декабря.
  • [22] Ильин И.А. Порядок или беспорядок? М., 1917. С. 24.
  • [23] См. подробнее: Поленина С.В. Качество закона и эффективность законодательства: моногр. М., 1993. С. 54-55; Игнатенко В.В. Правовое качествозаконов об административных правонарушениях: моногр. Иркутск, 1998; Абрамова А.А. Эффективность механизма правового регулирования: автореф.дис... канд. юрид. наук. Красноярск, 2006.
  • [24] Миронов С. Авторитет власти зависит от качества законов // Парламентская газета. 2006. 27 апреля.
  • [25] Медведев Д.А. Россию мы не отдадим. Президент Дмитрий Медведеввыступил на съезде «Единой России» // Российская газета. 2011. 26 сентября.
  • [26] Об этом см.: Зорькин В.Д. Качество правосудия — это вопрос конституционный // Закон и право. 2005. № 1. С. 8.
  • [27] См.: Шабров О., Сащенко Н., Мизулин М. Для кого закон не писан. Позаказу Госдумы ученые выяснили уровень правового сознания россиян // Российская газета. 2006. 4 апреля.
  • [28] Ильичев Г. Недовольных стало меньше. Хотя треть россиян остается пока пессимистами // Известия. 2006. 10 апреля.
  • [29] Костиков В. Русь подзаборная. В России углубляется разлад народа ивласти? // Аргументы и факты. 2011. № 45. С. 6.
  • [30] ? Дубин Б. Эпоха большинства. Почему россияне не хотят менять своюжизнь и как лукавят с властью // Аргументы и факты. 2011. № 45. С. 17.
  • [31] Муромцев Г.И. Правовая политика: специфика понятия и ее преломление в постсоветской России // Правовая политика и пути совершенствованияправотворческой деятельности в Российской Федерации / под ред. Н.С. Соколовой. М., 2006. С. 34. л См., например: Малько А.В. Современная российская правовая политикаи правовая жизнь // Правовая политика и правовая жизнь: материалы круглого стола, состоявшегося 12 сентября 2000 года в Пятигорском государственном технологическом университете: науч. тр. Серия: Юридические науки /под ред. В.А. Казначеева. Пятигорск, 2002. С. 10.
  • [32] Муромцев Г.И. Правовая политика: специфика понятия и ее преломление в постсоветской России // Правовая политика и пути совершенствованияправотворческой деятельности в Российской Федерации / под ред. Н.С. Соколовой. М., 2006. С. 18.
  • [33] Орешкин С.И. Введение в судебную политику: моногр. / отв. ред.Ю.Ю. Ветютнев. Элиста, 2007. С. 18.
  • [34] Селиванов В. Правовая политика Украины (некоторые теоретическиевопросы сущности, содержания и технологии) // Право Украины. 2001. № 12.С. 11, 12.
  • [35] См.: Алексеев С.С. Основы правовой политики в России: Курс лекций.Екатеринбург; М., 1995. С. 66.
  • [36] Питерский интеллигент всегда остается демократом // Известия. 2000.23 февраля.
  • [37] Российская газета. 2000. 16 августа.
  • [38] Российская газета. 2000. 5 сентября.
  • [39] Хабриева Т.Я. Стратегия социально-экономического развития России имодернизация законодательства // Концепции развития российского законодательства / под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова. 5-е изд., перераб. идоп. М, 2010. С. 24.
  • [40] Алексеев С.С. Основы правовой политики в России: Курс лекций. М.,1995. С. 72.
  • [41] См.: Коробова А.П. Приоритеты правовой политики // Российская правовая политика: Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2003.С. 101.
  • [42] См.: Минюк Н.В. Понимание «правовой политики» в юридической литературе // Сборник статей аспирантов и стажеров Института государства иправа Российской академии наук / под ред. Ю.Л. Шульженко. М., 2005. С. 19.
  • [43] Власть. Очерки современной политической философии Запада: моногр.М., 1989. С. 163.
  • [44] См.: Гриб В.В. Взаимодействие органов государственной власти и институтов гражданского общества в Российской Федерации: автореф. дис. ...д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 14.
  • [45] См.: Алексеев С.С. Основы правовой политики в России: Курс лекций.М., 1995. С. 48-49.
  • [46] См.: Рудковский В.А. Правовая политика и осуществление права: мо-ногр. / под ред. Н.Н. Вопленко. Волгоград: В А МВД России, 2009. С. 139.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >