Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Преддверие большой войны

  • 28 июня 1914 г. в г. Сараево, столице Боснии, на открытии военных маневров австрийской армии сербским националистом Гаврилой Принципом были убиты из пистолета наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Фердинанд и его жена. 23 июля 1914 г. Австро- Венгрия предъявила Сербии ультиматум. Два пункта ультиматума существенно задевали суверенитет Сербии: допущение австрийских следователей на территорию страны и введение ограниченного контингента войск. Сербия обратилась с просьбой о помощи и посредничестве к России и, по совету последней, дала Австро-Венгрии в высшей степени примирительный ответ. Но противник рвался к войне. Ответ был найден неудовлетворительным, и 28 июля 1914 г. австро-венгерское правительство прямой телеграммой сербскому правительству объявило войну. В тот же день Николай II дал телеграмму Вильгельму II с просьбой умерить пыл Австро-Венгрии в ее намерении вести «гнусную войну» против маленькой страны: «Предвижу, — писал Николай II, — что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне». Вильгельм II в ответной телеграмме все упреки по адресу своего союзника отклонил и обвинил Сербию в антиавстрийской политике. В день начала войны произошел резкий перелом в позиции Англии и Франции: от нейтралитета к поддержке Сербии и России. Французский посол в России Морис Палеолог заверил царское правительство в готовности выполнять свои союзнические обязательства.
  • 29 июля 1914 г. Россия объявила мобилизацию четырех военных округов. Была направлена новая телеграмма в Берлин с предложением передать австро-сербский конфликт на рассмотрение Гаагской конференции. Австро-Венгрия к этому дню уже отмобилизовала половину своей армии (8 корпусов) и половину флота и произвела первую бомбардировку Белграда. Германский посол в России Пурталес заявил, что если Россия не прекратит своих военных приготовлений, Германия начнет мобилизацию.

Утром 30 июля 1914 г. С.Д. Сазонов, военный министр В.А. Сухомлинов и начальник Генерального штаба генерал Н.Н. Янушкевич пытались убедить царя в необходимости развертывания всеобщей мобилизации. Николай II стремился ее оттянуть. Колебания были и на австро-германской стороне. Но жесткий ответ Сазонова германскому послу, который спросил, удовлетворится ли Россия обещанием Австро-Венгрии не нарушать целостность Сербии, поставил все окончательные точки. Правящие крути России, вопреки желанию царя, уже решились на большую войну и подталкивали к ней его.

  • 31 июля 1914 г. в Петербурге были расклеены напечатанные на красной бумаге объявления о призыве к мобилизации. В ответ Германия ввела у себя положение «кригсгефар» — военной опасности. Пурталес посетил Сазонова и передал ему заявление германского правительства, что если в 12 часов следующего дня, 1 августа, Россия не приступит к демобилизации, германское правительство отдаст приказ о мобилизации. Однако в ходе предоставленного России срока для отмены мобилизации германская сторона подменила вопрос о мобилизации вопросом об объявлении войны.
  • 1 августа 1914 г. состоялась встреча Сазонова и Пурталеса. В ответ на вчерашнюю германскую ноту Сазонов ответил, что мобилизация не может быть отменена, но что Россия при этом не отказывается от продолжения поиска выхода из сложившейся ситуации. Трижды Сазонов твердо отказывался от отмены мобилизации, и тогда Пурталес предъявил ноту германского посольства, объявлявшую России войну. В ней указывалось, что российская мобилизация сорвала российско- германские посреднические переговоры о мире, и германский император от имени империи считает себя в состоянии войны с Россией.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>