Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Как встретили в деревне вести о воле

До глухой деревни «воля» дошла только в конце марта. Ее привез исправник из города и местный благочинный... Во время чтения «Манифеста» стояла мертвая тишина...

После того мужики двинулись к барской усадьбе...

И когда они пришли к усадьбе, то были вымазаны с ног до головы брызгами грязи, так что седой исправник был сначала смущен при виде этой толпы, всклокоченной и устремившей на него сотни глаз. Однако, оправившись от смущения, он принялся объяснять смысл воли. Но бедный старик только путался в словах. Он умел только браниться при объяснениях с «этим народом»... Мучил, мучил он себя и круто кончил, спросив, поняли ль его.

Мужики молчали...

Как ни были смутны понятия мужиков о свершившемся в их жизни перевороте, но самое это слово «воля» действовало одухотворяющим образом на их темную мысль...

...Случилось так, что с барской усадьбы не могло прийти никакой неприятности... В усадьбе жил один управляющий из вольноотпущенных... но и он скоро уехал, вернее бежал...

Оставшись одни хозяевами, мужики принялись распоряжаться в имении. Прежде всего они постановили осмотреть свои обширные владения и освятить их. Они пригласили церковный причт и пошли по полям с иконами, служа во многих местах молебен. Они каждый кустик в имении знали, но надо же было вступить во владение! Теперь они рассматривали свою землю глазами хозяев...

Других распоряжений, задуманных уже, чудаки не успели сделать, потому что стали ходить между ними слухи насчет земли, будто она еще нисколько не принадлежит им.

До крайности рассерженные и встревоженные, мужики собрали бурный сход, где порешили навести справки в городе... выбрали самых мудрых людей и послали их в город.

...Старик Тит и солдат Ершов привезли злые известия. Сейчас же собрался сход. Ходоков окружили. Солдат Ершов сказал:

— Ну, ребята, дело, слышь, плохо. Земля-то, говорят, ведь барская! То есть какое распоряжение с ней он сделает, барин-то, то и ладно. А нам по «Положению» следует малая толика... например, вот как: курица ежели выйдет со двора, то и нечего ей будет клевать!

Это второе известие потрясло мужиков. Глубокая тишина водворилась на том месте, где они стояли. Сердце этой за минуту бурной толпы теперь как будто перестало биться.

И с крепостным правом-то они мирились только потому, что оно отдало в их руки всю землю, а тут воля вдруг отнимает у них вековое наследие...

Придя в себя, бывшие на сходе сейчас же приняли свои меры. Ребят и баб они удалили со схода, чтобы осталось в тайне все, что они решат. Когда болтливый элемент был удален, собравшиеся единогласно постановили: «Который читали манифест, и тот считать фальшивым; землю не отдавать; начальство будет уговаривать — не поддаваться; ежели же землю силом станут отбирать, то умирать. И стоять друг за друга крепко...»1

' Каронин С. Светлый праздник (Из детских воспоминаний). — Крестьянские судьбы: Рассказы русских писателей второй половины XIX века. — М., 1986. — С. 313-314, 316-319.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>