Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Устроение опричнины

Иван IV разделил своей волей государство на две части: «земщину», формально переданную на попечение Боярской думе и приказам, и «опричнину» (от слова «опричь» — «кроме», издревле так называли на Руси вдовий удел, выделявшийся вдове князя опричь всей земли) — особый государев удел, в котором традиционное право подменялось личным произволом монарха. На самом же деле опричники бесконтрольно распоряжались и в земщине, выполняя любые приказания царя. Формально в каждой из частей государства существовали свои органы управления, в том числе боярские думы и войска. Приказы остались в земщине, но часть дьяков Иван IV взял в опричнину.

В опричнину Грозный забрал около 20 городов, несколько улиц в Москве и ряд подмосковных слобод. Сюда вошли, во-первых, уезды с развитым феодальным землевладением, служилые люди которых являлись опорой центральной власти (Суздальский, Ростовский, Пе- реславль-Залесский, Костромской); во-вторых, — уезды на границе с Литвой. Отданные верным слугам царя (Вяземский, Козельский, Белевский, Медынский, Малоярославецкий, Можайский); в-третьих, черносотенные земли Поморья— финансовая база опричнины.

Зачисленным в опричнину государевым слугам здесь же выдавались и земли. Отнесенные к земщине бояре и дворяне переселялись на ее территорию, где им взамен утраченных земель давались новые, как правило, невозделанные. Так опричнина формально вылилась в перераспределение земельных владений в среде господствующего класса. При этом она не изменила структуру феодальной собственности. В результате опал и казней изменился персональный, а не социальный состав феодалов. Крупное вотчинное землевладение успешно пережило опричнину. В последние годы царствования Грозного, когда опричный террор поутих, конфискованные имения князей и бояр были частично возвращены их прежним владельцам или оставшимся в живых наследникам.

Современник событий дьяк Иван Тимофеев оставил об опричнине во «Временнике» следующее замечание: «От умышления же зель- ные ярости на свое рабы царь Иван подвигся толик, яко возненавидя грады земли своея и во гневе своем разделением раздвоения един люди раздели... и всю землю державы своея, яко секирою, наполы некако рассече... Сим же смяте люди все».

Иван Грозный рассматривал учреждение опричнины своим внутренним, государевым делом и стремился к тому, чтобы иностранные государства не получали информации о ней, дабы не ослаблять престиж верховной власти в России. Русскому представителю в Литве в 1565 г. был дан следующий государев наказ: «Если спросят, что это теперь у государя вашего слывет опричнина? — отвечать: у государя никакой опричнины нет, живет государь на своем царском дворе, и которые дворяне служат ему правдою, те при государе и живут близко, а которые делали неправды, те живут от государя подальше; а что мужичье, не зная, зовет опричниной, то мужичьим речам верить нечего; волен государь, — где хочет дворы и хоромы ставить, там и ставит, от кого государю отделяться?»

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>