Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Галицко-Волынское княжество

Галицкая и Волынская земли, являвшиеся колыбелью Западной Украины, издавна были заселены славянскими племенами. В отрогах Восточных Карпат жили белые хорваты. По среднему и южному течению Днестра до морского побережья — уличи и тиверцы. Основную часть Волыни занимали дулебы и волыняне. С 80-х годов X в. Галиц- ко-Волынские земли вошли в состав Киевской державы. Эта отдаленная окраина русского мира геополитически была зажата между двумя сильными и агрессивными соседями — Польшей и Венгрией. Любе- ческий съезд отдал Северную Галицию князьям-изгоям, двум сыновьям Ростислава Владимировича (старшего внука Ярослава Мудрого): Володарю и Василько. Оба они активно противостояли внешней экспансии, а Василько сам про себя говорил: «аз бо ляхом много зла тво- рих, и хотел есмь сотворите и мстите Русской земли» («я много зла сделал полякам и хотел еще сделать и мстить за Русскую землю»). Сын Володаря Владимирко объединил Галицию (1144 г.) и сделал ее столицей город Галич на Днестре. При его сыне Ярославе Владимировиче Осмомысле (1152—1187) в Галиции наступил расцвет. По словам автора «Слова о полку Игореве», Ярослав Осмомысл держал в своих руках ключ от Киева («отворяешь ты Киеву ворота, стреляешь с отцовского золотого стола султанов за землями»), загораживал венгерскому королю проходы через Карпаты и простирал свое влияние до самого Дуная («Высоко сидишь ты на своем златокованом столе, подперев горы угорские своими железными полками, загородив королю путь, затворив Дунаю ворота, метая тяжести через облака, суды рядя до Дуная»).

Взлет Галицкой Руси был связан с ростом экономического значения Днестра и являлся следствием упадка волховско-днепровского пути. Центрами княжества выступали галицкие города: Галич на Днестре, Перемышль и Ярославль на Сане. Особенность развития Юго-Западной Руси состояла в том, что боярство, которое летописи с середины XII в. называют «галицкими мужами», окрепло здесь раньше, нежели окончательно утвердилась Ростиславова ветвь киевских князей. Основу его составляли старые роды, обладавшие обширными земельными владениями. Так что по своему составу «галицкие мужи» отличались от боярства других русских княжеств, в которых ведущую роль играли оседавшие на землю дружинники князей. Значение боярских владений еще более усиливалось притоком киевских переселенцев. В силу постоянного общения с могущественной феодальной аристократией соседних стран галицкое боярство чувствовало себя независимым от княжеской власти, усилению которой оно всячески противодействовало. Недаром один венгерский памятник называет «галицких мужей» «баронами».

После смерти Ярослава Осмомысла в Галиче разразилась династическая борьба между двумя его сыновьями, происходившими от разных матерей, в которой деятельное участие приняли боярство, венгерский король и волынский князь Роман Мстиславович. После того как род галицких князей пресекся на сыне Ярослава Владимирке II, в Галиче окончательно утвердился князь Роман — старший внук Владимира Мономаха (1199 г.). При нем произошло объединение Галиции и Волыни. Отзвуком его напряженной борьбы с боярством стала приписываемая ему пословица: «не раздавив пчел, меду не есть». Роман был продолжателем политики своих предшественников, стремился объединить все юго-западные русские земли. Особенно ожесточенной была его борьба с мелкими литовскими князьками на северной границе Волыни и Польским королевством. По просьбе Византии Роман, постоянно воевавший, совершил поход в половецкие вежи и заставил половцев покинуть север балканских владений империи. В деле борьбы с половцами он, как говорит летопись, «ревновал» деду своему Владимиру Мономаху. Папа Иннокентий III в обмен на помощь в приобретении новых земель предлагал Роману перейти в католичество и принять от него «королевский венец». В ответ Роман вынул меч и велел спросить папу: «Таков ли у папы? Доколе он при бедре моем, не имею нужды покупать себе города иначе, как кровью, по примеру наших отцов и дедов, умножавших землю Русскую». В 1205 г. во время войны с поляками Роман был убит. Его смерть вызвала ликование среди польской шляхты, а король даже поставил в Краковском соборе особый алтарь в честь тех святах, в день празднования которых погиб князь Роман. Галицкая летопись сохранила портрет Романа: «Он устремлялся на поганых, как лев; сердит был, как рысь; губил их, как крокодил; землю облетал, подобно орлу; был храбрым, как тур».

Наследовал Роману его старший сын Даниил, которому в год смерти отца было три года. До утверждения своей власти в отчине в 1229 г., за 10 лет до Батыева погрома Юго-Западной Руси, Даниил 25 лет скитался по чужбине, а его земля была ареной ожесточенных столкновений между Венгрией, Польшей, русскими князьями и «галицкими мужами». На короткое время боярам даже удалось посадить князя из своей среды — Владислава Кормиличича. Это был единственный князь, не принадлежавший к роду Рюриков. Польско-венгерские планы покорения Юго-Западной Руси встретили сопротивление со стороны князя Мстислава Удалого (из смоленской княжеской линии). Он дважды изгонял венгров из Галича и дважды был вынужден уступать венгерскому королевичу.

Во время похода Батыя на Галицко-Волынскую землю Даниил отправился в Венгрию. Вскоре он вернулся в Галич и принялся за восстановление разрушенных городов. Князь долго уклонялся от поездки в Орду, но все же по требованию хана («дай Галич!») в 1250 г. вынужден был явиться туда и признать свое подданство. О чести, оказанной русскому князю Батыем, галицкий летописец оставил знаменитое горькое замечание: «О, злее зла честь татарская». Подчиняясь ордынской силе, князь спасал свою землю от окончательного разорения. Вместе с тем он не оставлял мысли о борьбе с монголо-татарами. С этой целью Даниил сносился с владимирским князем Андреем Ярославовичем, братом Александра Невского. Вел даже переговоры с папой Иннокентием IV, который готовился объявить крестовый поход против Орды, принял от него знаки королевского достоинства (корону и скипетр) и короновался ими в городе Дрогичине в 1255 г. Однако реальной помощи от папы не получил.

Несмотря на зависимость от Золотой Орды, Даниил распространял свою власть на большую территорию, от верховьев Западного Буга до Киевщины. В Киеве князь держал своего наместника. Вместе с тем он все более вовлекался в борьбу венгерских королей с немецкими императорами. Каждая сторона стремилась иметь в лице галицкого князя своего союзника. Продолжил Даниил и борьбу с боярством. Именно перипетиями этого противоборства объясняется перенос столицы из Галича в основанный им город Холм, обстроенный с поразительным великолепием.

После смерти Даниила Романовича в 1264 г. его преемникам не удалось преодолеть распада Юго-Западной Руси. Последний его потомок, Юрий II, еще носил титул «короля всей Малой Руси». С его кончиной в 1340 г. Волынь была захвачена Литвой, а Галиция — Польшей.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>