Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«Норманнская проблема» в русской историографии

Концепция скандинавского происхождения древнерусской государственности называется норманнской теорией. Ее родоначальниками были немецкие историки, работавшие в России во второй четверти XVIII в., — Г.З. Байер и Г.Ф. Миллер. Вывод о неспособности славян к государственному устроению они делали на основе летописного свидетельства о том, что славяне в IX—X вв. «жили звериньским образом». Норманнская теория была всецело построена на сказании о начале Киевского княжества из «Повести временных лет».

Согласно летописному рассказу, в середине IX в. славянские племена — поляне, северяне и вятичи — попали в данническую зависимость от хазар. В это же время на севере ильменские словене и кривичи, а также финнские племена — чудь, меря и весь — принуждены были платить дань приходившим из-за моря варягам, которые вскоре были изгнаны из Приильменья. Племена здесь стали жить самостоятельно, но у них началась усобица: «И воевати почаша сами на ся». Тогда они сказали: «Поищем собе князя, иже бы вол одел нами и судил по праву». Посланные за море обратились к варягам со словами: «Земля наша велика и обилна, а наряда (порядка) в ней нет. Да пойдете княжить и володети нами». Варяги из племени русь откликнулись на призыв «и изъбрашася три братья с роды своими». Старший Рюрик сел сначала в Ладоге, затем — Новгороде, Синеус — в Белоозере, Трувор — в Изборске. Вскоре Синеус и Трувор умерли, и власть перешла в руки одного Рюрика. Он посадил по городам своих мужей. Дружинники Рюрика Аскольд и Дир укрепились в Киеве, предварительно ос85

вободив киевлян от хазарской дани. После смерти Рюрика княжение перешло к его малолетнему сыну Игорю, опекуном которого стал его дядя Олег. Олег со многими воинами пошел к Киеву, вызвал Аскольда и Дира и убил их со словами: «Вы неста князя, ни рода княжа, но аз есть роду княжа». С этого времени Олег обосновался в Киеве. От Игоря же пошла династия киевских князей рода Рюрика.

В этой легенде для историков имеется много неясного. Если вы- мышленность Синеуса и Трувора, как правило, признается (в древнешведском языке слова «сине хус трувор» означают «с домом и дружиной»), то историчность Рюрика не оспаривается. В результате критического изучения древнейшей русской летописи, предпринятого в конце XIX в. Н.К. Бестужевым-Рюминым и А.А. Шахматовым, было установлено, что летописный рассказ отстает от времени излагаемых событий более чем на два столетия. Вполне вероятно, что летописец мог использовать народную легенду, которая успела обрести далекую от действительности форму. Даже сам рассказ летописца о призвании варягов не является однородным. В него вошло как древнее киевское предание, так и легенда о первых князьях-варягах, сложившаяся в Приильменье.

Наряду с официальной киевской версией, отраженной в «Повести временных лет», существует и другая, основывающаяся на свидетельствах новгородской Иоакимовской летописи. Она была составлена при первом новгородском епископе-византийце Иоакиме (90-е годы X в.) и отличалась беспристрастностью в изложении династических вопросов. Согласно ей, Рюрик был потомком в десятом колене первого новгородского князя Словена по материнской линии и сыном Годослава, князя славянского племени бодричей, обитавшего на побережье Балтики. В пользу славянского происхождения Рюрика говорит княжеский знак его рода — трезубец. Он выступал символом мифической птицы-сокола Рарога, инкарнации Сварожича-Семаргла, славянского бога огня. Святилище славянских богов находилось на Арконе, одном из островов Балтийского моря.

Укрепление княжеской власти в Новгороде вызвало недовольство волхвов, влиятельной в этих краях жреческой прослойки, поборников вечевых традиций старины. В 863 г. они подняли восстание против Рюрика, которого называли Эриком, подчеркивая его иноземный статус: «Эрик не русич!» Ни о ком из варягов волхвы так не отзывались, ибо и без слов было понятно их происхождение. Возможно, сам князь утверждал, что он русич, да не простой. Показательно и то, что все списки «Повести временных лет» Рюрика и его спутников называют варягами-русь: «Сице бо звахуть ты варагы-русь, яко же друзии зовутся свее (шведы), друзии же оурмани (норманны), инии и готе (готы)».

Рюрик и сам давал повод оппозиции. Он взял в жены Ефанду из рода норвежских королей, утверждал абсолютную княжескую власть в городе с сильными вечевыми традициями, низлагал выборных лиц, использовав с этой целью норвежских дружинников во главе с братом жены Оддом (Олегом). Да и сама княжеская дружина, куда входили наряду с бодричами и варяги, мало отличалась от обычных норманнских ватаг.

Итак, из летописных версий вполне достоверным может считаться лишь факт то военных, то мирных отношений славян с варягами. В самих текстах речь идет не о создании на Руси государства с помощью норманнов, а о появлении варяжской династии в Новгороде, а потом в Киеве. Это событие же не представляет собой ничего из ряда вон выходящего за пределы реалий «эпохи викингов». Активное участие норманнов в политической жизни Европы на завершающей стадии раннего средневековья — факт очевидный. Однако характер его отличался на Западе и на Востоке. В Западной Европе, где государственные формы сложились задолго до появления викингов, конунги могли просто возглавлять готовые государственные образования. В Восточной Европе таких структур не было, как не было и самого завоевания. Правильнее поэтому говорить о взаимодействии, даже если оно сопровождалось и военными столкновениями. И славяне, и варяги стояли на одной ступени социально-политического развития. Они обладали равными способностями к ассимиляции. Поэтому справедливо утверждать, что государство у славян сложилось не благодаря скандинавам, а при их активном участии. Важно, что государственность не может быть предметом экспорта-импорта, она итог длительного пути развития народа. Даже исходя из логики легенды ясно, что для того, чтобы пригласить на княжение кого-то со стороны, необходимо иметь у себя эту форму власти. Для большинства историков сегодня нет сомнения в том, что государство Русь формировалось на основе местных политических традиций, равно как и в том, что выходцы из Скандинавии сыграли активную роль в формировании господствующего слоя страны, хотя и составляли его меньшую часть. Это подтверждают данные археологических раскопок дружинных некрополей.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>