Полная версия

Главная arrow История arrow История Отечества

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Октябрь 1917 — первая половина 30-х годов

В первый период развития советской исторической науки в ней крепло и утверждалось марксистско-ленинское направление, складывалась сеть научных учреждений и центров подготовки специалистов, формировалась исследовательская проблематика в напряженных дискуссиях. Вышел в свет первый марксистский труд по истории России — книга М.Н. Покровского «Русская история в самом сжатом очерке». Автор положил в ее основу лекции, прочитанные им в Коммунистическом университете в 1919 г., и построил в целом по схеме своего дооктябрьского труда «Русская история с древнейших времен». Находясь под влиянием В.О. Ключевского, он преувеличил значение торгового капитала в русской истории XVI — начала XX в., представив историю страны с точки зрения эволюции ее экономики и развития классовой борьбы. Позже автор внес многочисленные поправки под влиянием критики, поставив торговый капитал на «свое исторически законное место».

Предметом острых дискуссий под влиянием труда Покровского стали вопросы: 1) о «торговом капитализме» как особой социально- экономической формации; 2) о полуколониальном положении России в начале XX в.; 3) о двойственном характере Октябрьской революции. Дискуссию об общественно-экономических формациях открыла книга

С.М. Дубровского «К вопросу о сущности “азиатского” способа производства, феодализма, крепостничества и торгового капитала» (1929 г.). В итоге дискуссии историки пришли к мнению, что торговый и ростовщический капиталы не создают особого способа производства и поэтому не могут быть выделены в особую формацию. Также неверно считать «азиатский» способ производства, упоминавшийся в трудах К. Маркса, как особый, отличный от рабовладения и феодализма. Отвергнуто было мнение о том, что феодализм и крепостничество представляют собой самостоятельные формации. Крепостничество стали рассматривать как разновидность феодализма.

Другая острая дискуссия разразилась вокруг вопроса о характере системы русского финансового капитализма. Н.Н. Ванага, С.Л. Ронин, Л.Н. Крицман утверждали, что в России налицо было лишь «расширение сферы эксплуатации иностранного финансового капитала», т.е. считали Россию страной, находившейся в полуколониальной зависимости от западного империализма. Эта «денационализаторская» концепция встретила серьезное возражение со стороны А.Л. Сидорова, И. Ф. Гиндина, ЕЛ. Грановского, Г.Ц. Циперовича. Они доказали, что приток иностранных капиталов в Россию накануне Первой мировой войны оказался не единственной причиной образования финансового капитала, а особенностью его развития в России.

К началу 30-х годов была окончательно преодолена концепция о двойственном характере Октябрьской революции. Ее отстаивал Л.Н. Крицман в книге «Героический период Великой русской революции» (1925 г.). Он характеризовал ее как совпадение антикапиталистической и антифеодальной революции и преувеличивал роль войны в ее назревании. Эта оценка попала даже в официальное 4-томное издание «История ВКП(б)» (1930 г.). С начала 30-х годов в советской историографии окончательно утвердилось понимание соотношения социалистических свершений революции и решавшихся ею попутно буржуазно-демократических задач. М.И. Кубанин и А.В. Шестаков начали изучение аграрных преобразований Октября.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>