Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Судьба науки о сущностных составляющих современной дифференциальной психологии или — в аспекте вершинных достижений личности — психоакмеологии индивидуальных различий определяется добыванием таких фактов, которые открывают дотоле неведомые штрихи в «белых пятнах» типологического познания. Еще раз подчеркнем, что фундаментальная дифференциальная психология не может прогрессировать без «нанизывания» ее основных теорий, законов, понятий на типологический «стержень» — на индивидуально-стабильные, природные, конституциональные, генотипические характеристики целостной индивидуальности.

Эта очевидная сегодня в дифференциальной психологии своеобразная таксономия реальности феноменов психического трудно познается с помощью тестов, опросников, анкет и самонаблюдения, поскольку не исчерпывается линейными связями в рамках психофизиологического взаимодействия, тождества, параллелизма. Эволюционно-системные, системно-исторические законы единства свойств индивида и личности в поведении диктуют особую специфику теории, методологии и психотехнологии новой субъектной дифференциальной психологии. Объектом теоретических и эмпирических исследований неминуемо становится индивидуальность, которая всегда системна — целостна, интегративна.

Системные исследования индивидуальности постоянно убеждают психологов и практиков в реальном существовании задатков, предикторов деятельности. Более того, неоднократно выявлено, что задатки планируемого поведения постоянно содержат в своих синдромах «слития», «гроздья» разноуровневых свойств человека — индивидных и общеличностных.

Сегодня уже становится общепринятой аксиома о влиянии (подчас решающем) на эффективность, результативность деятельности сопряженности составляющих таких типологических синдромов, диктуемой гармоничностью структуры целостной индивидуальности. Прошли те времена, когда априорно постулировалось отсутствие задатков субъект-объектной и субъект-субъектной активности и имелись широкие возможности манипулирования психикой со стороны образования, воспитания, обучения и нравоучений о пользе служения обществу и вреде невыполнения его норм. Не оправдали себя попытки по идеологической разнарядке сделать массы людей высокорезультативными в жизни вне связи постижения АКМЕ с индивидуально-типологическими особенностями.

В противовес стереотипам околонаучных представлений прошлого все больше психологов и практиков убеждаются, что градиент детерминации «от внутреннего — к внешнему» не менее важен в инновационном человекознании и, в частности, в научной проработке проблем психоакмеологии. Новым объектом ряда дифференциальных психологических наук в этой связи становится индивидуальность, воспринимаемая сейчас в обществе как бесценное богатство. Она обладает качеством гармоничности — дисгармоничности, открывающимся в сочетанности свойств индивида и личности в субъекте психической деятельности (разработка соответствующих психотехнологий оценки экологических «ниш» целостной индивидуальности начата в последние 20 лет, что отражено в научных публикациях [ обобщение в монографиях — 27, 28]).

Конкретные исследования последних лет в дифференциальной психологии показали, что интегративные признаки индивидуальности сказываются в сколь угодно важных индивидуальных различиях и, по-видимому, могут прогнозировать оптимальность психического развития личности. Отсюда логически рационально и заманчиво было гипотетически предположить, что именно открытые в типологических системных исследованиях законы должны стать ключевыми для построения фундаментальной дифференциальной психологии в ее субъектоцентрированном ключе. Оставалось только прорабатывать и наращивать потенциал теорий, методологии, законов и практики дифференциальной психологии, что отражено в учебнике. Наиболее результативно такого рода системные исследования реализованы в субъектоориентированных типологических работах, давших начало реализации фиксируемых законов в проработке социальных проблем.

Смысл научных открытий в директории дифференциальной психологии, наверное, кроется в изменении видения природы индивидуальных различий, в выделении фактов и законов, проблем и теорий, которые в конечном счете не могут не привести к открытию новой реальности. Ее дальнейшее изучение приведет к появлению инновационной области знаний — науки о задатках дифференциально- пси- хоакмеологических достижений личности. Эта область знаний включает разрабатываемые в субъектной дифференциальной психологии теорию, методологию, квазиэксперимент и практику.

Теоретико-методологические и экспериментальные разработки в области дифференциальной психологии имплицитного, эксплицитного, рефлексивного и институционального этапов ее развития позволяют выделить наиболее существенные итоговые результаты. Обобщим исторически инвариантные ключевые идеи типологического познания в контексте проработки субъектоцентрированных проблем дифференциальной психологии.

  • 1. Типологический ракурс многогранных проблем современной субъектоориентированной дифференциальной психологии, несомненно, стал основным способом экспериментального исследования единства свойств индивида и личности в ходе целеполагания. Потребовалась замена привычного дедуктивного способа анализа индивидуальных феноменов на системную методологию, требующую обращения к эволюционно-системным, структурно-динамическим взглядам на интегративность синдромов индивидуальности в функциональных органах активного поведения.
  • 2. Реализация методологического аппарата системного подхода в экспериментальных и прикладных дифференциально-типологических исследованиях предполагает рассмотрение взаимосодействия разноуровневых свойств в решении человеком задачи (в процессе достижения целей действий). Изученные в таком ракурсе функциональные системы (в частности, выполненные на модели антиципации) соотносятся со стратегиями поведения, темповыми и результативными параметрами деятельности. При этом ситуативные «координаты» квадранта деятельности определяют включенность генотипических особенностей человека в функциональные органы произвольности.
  • 3. Дифференциально-типологический анализ динамики и своеобычности «жестких» звеньев функциональных систем, отправляющийся от идей целостности разноуровневых свойств и качеств индивидуальности в поведении, позволяет по-новому решать проблемы дифференциальной психологии. Так, рассмотрение «общего» через «целостность» снимает проблему парциальности свойств индивида: индивидуальные различия, фиксируемые в характеристиках функциональных систем, не образуют монолитного, гомогенного единства, но представляют собой иерархически организованную целостность. Индивидуальная стабильность и даже крайняя ригидность определенных психологических черт человека объясняются наличием в функциональных системах «жестких» индивидуально-обобщенных звеньев, являющихся (при фиксации развития) задатками общеличностных особенностей.
  • 4. Системное видение целостности свойств индивидуальности в субъекте психической деятельности расширяет область применимости дифференциально-типологических концепций. С этих позиций становятся понятными постоянно фиксируемые связи психологии индивидуальности и парциальных индивидных свойств отдельных регионов мозга, а также психических различий широкого спектра проявлений. По-видимому, стабилизация развития деятельности обусловливает моменты, когда потенциальные много-многозначные связи отдельных характеристик человека уступают место актуальным детерминистическим зависимостям.
  • 5. Проработка концепции целостной индивидуальности как нового объекта субъектной дифференциальной психологии основывается на том факте, что любой отдельный ее феномен, включаясь в динамику произвольных актов, подчиняется детерминантам многоплановости функциональных систем. Их кумулятивные свойства объективизируются в процессах опережающего отражения (в частности, антиципации) при активных формах субъектно-объектного взаимодействия. Системные процессы, например отраженные в феноменах антиципации, поэтому способны выявить динамику организации разноуровневых свойств и смену детерминант в развитии деятельности.

Таким образом, индивидуальность в системном ракурсе ее анализа понимается не как особая группа свойств человека, а как закономерно фиксируемая в поведении констелляция этих свойств, которая возникла в результате индивидуально-системного обобщения типологически важных особенностей прошлого (генотипа, онтогенеза), настоящего (сравнения прогноза и реальности) и будущего (субъективного прогноза образа планируемого результата).

Полученные выводы созвучны с идеями Б.Г. Ананьева, считавшего, что «единичный человек, как индивидуальность, может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида». [5, с. 178]. Конкретные исследования не случайно поэтому в любом из факторов, определяющих структуру личности, обнаруживают корреляционные плеяды, сложноветвящиеся цепи связей между отношениями и свойствами личности, интеллектуальными и другими психическими функциями, психофизиологическими, соматическими и нейродинамическими особенностями человека [5, с. 153].

Знания, содержащиеся в формулируемых представлениях, позволяют понять характерные для разных типов человеческой индивидуальности «сцепления» и «слития» разноуровневых ее особенностей. Данные паттерны выводятся не традиционным способом — непосредственно из особенностей нервной системы, а анализируются как обусловленные историко-эволюционными законами формирования системных свойств и качеств функциональных органов динамично развивающейся жизнедеятельности.

Таким образом, в эмпирических и прикладных исследованиях в области дифференциальной психологии целостная индивидуальность изучается не только через отдельные (ортогональные) типологические свойства, как бы «спорадически» проявляющиеся в индивидуально-психологических особенностях достижения результатов жизнедеятельности, а главным образом — через закономерно фиксируемые (при стабилизации развития деятельности ) констелляции этих свойств. Гармоничность их сопряжения в функциональных органах непосредственно сказывается на эмоциональной психоэнергетике активности в зависимости от индивидуализированных задатков деятельности (Да, да! Деятельность, хотим мы этого или не хотим, имеет четкие задатки в виде включенных в функциональные органы типологических факторов, которые характеризуются разной степенью сопряжения разноуровневых признаков индивидуальности) (см. гл. 4).

Типологическое познание закономерностей психологии индивидуальности в ее целостности при эволюционно-системном ракурсе исследований дало возможность выйти за рамки чисто лабораторного эксперимента и перейти к конструированию квазиэксперимента, базирующегося на фундаментальной типологической теории (гл. 3). (Созданная по этому принципу методика оценки структуры целостной индивидуальности — ОСЦИ — впервые опубликована в кн.: Базылевич Т.Ф с соавт. Безработица: новые принципы и технологии психологической поддержки безработных граждан, М.: Изд-во СТИ, 2002, а также в монографиях «Проблема теста в психологии и дифференциальной акмеологии (М.: Изд-во РАГС, 2006) и «Дифференциальная акмеология», (М.: Изд-во РАГС, 2007).

Таким образом, современные исследования в области психологии целостной индивидуальности создали в дифференциальной психологии новое проблемное поле, позволяющее перейти от постулирования «мозаичной» феноменологии индивидуальных различий к изучению закономерностей, связывающих разные их уровни в субъекте психической деятельности с его результативностью, эффективностью на пути к высшим достижениям личности.

Существенное расширение сферы практической реализации данного ракурса исследований показывает хотя бы только перечень тем прикладных исследований, которые выполнены в последние годы и которые частично представлены в гл. 4. В частности, современная субъектоцентрированная дифференциальная психология позволила решать в прикладных исследованиях такие остроактуальные задачи, как изучение причин пагубного действия радиации на психику после аварии на ЧАЭС, типологические предикторы алкогольной зависимости, диффе- ренциально-акмеологические особенности профессионального «выгорания», типологические факторы целостной индивидуальности в речевом развитии дошкольника (сферы «Родитель—ребенок»).

Типологические задатки также существенны как предикторы творческого становления актера, выявления стрессогенных периодов безработицы, в аспекте психокоррекции фиксированных страхов, изучения индивидуализированности акмеологически продуктивного психического развития школьников, опосредования гармоничностью индивидуальности психосоматики — на модели ИБС, фиксации психологических защит личности в ходе развития самоактуализации студентов вуза. При этом изменяются критерии практической психодиагностики и психокоррекции: на смену приспособления (отсылки) людей к бесконечным требованиям деятельности приходят гуманистически-ориентированные критерии — гармоничность, экологичность сопряжения разноуровневых свойств целостной индивидуальности для сохранения психического и соматического здоровья человека, создание субъективного эмоционального комфорта жизнедеятельности, оптимизации ее напряженности.

Очевидно, теоретические и прикладные проблемы дифференциально-системных предикторов деятельности имеют не только теоретическое, но и практическое значение.

Коротко резюмируя результаты начал субъектоцентрированных теоретико-экспериментальных исследований психоакмеологической директории дифференциальной психологии, отметим следующие позиции.

Типологическое познание сферы дифференциальной психологии (которая всегда являлась его вершиной) первично концентрирует внимание на формально-динамической стороне жизнедеятельности, абстрагируясь на начальных этапах от ее содержательных компонентов. Термины «тип», «типологический» со времен Б.М. Теплова у нас в стране и за рубежом принято связывать (далеко не всегда прямолинейно и непосредственно) со стабильными, конституциональными, генотипическими особенностями индивида и личности. Закономерным стало внесение в теоретические и прикладные аспекты субъектоцентрированной дифференциальной психологии нового объекта системных исследований — целостной индивидуальности.

Субъектоориентированный ракурс многогранных проблем дифференциальной психологии потребовал фокусирования «вертикального среза» разноуровневых свойств индивидуальности при стабилизации развития деятельности (при сочетании сформированное™ — несфор- мированности стратегии поведения и высокой — низкой субъективной вероятности успешного достижения личностно значимых и смыслоемких целей). Здесь, несомненно, оказываются неприемлемыми теории психофизиологического параллелизма при объяснении непересекаемости психических и физиологических явлений. Теории психофизиологического взаимодействия и тождества также малопригодны для фиксации инновационных законов в области дифференциальной психологии. Все более аргументированной для все большего числа теоретиков и практиков становится точка зрения об интеграции признаков организма, индивида, личности в «слитиях» разноуровневых свойств индивидуальности в поведении и деятельности.

В.Д. Небылицын еще в 60-70-х гг. прошлого века аргументированно ответил на два потока отрицаний, в равной степени принижающих значение как психологии, так и психофизиологии индивидуальных различий в задатках деятельности и в целом — в своеобразии психического. Одна из этих тенденций — и в прошлом, и в настоящем — прямо или в завуалированной форме отрицает роль физиологических (нейрофизиологических) процессов и свойств в познании психических актов и состояний. Сторонники такой аргументации фактически рассматривают психику как функцию межличностных и предметно-человеческих отношений, игнорируя важность собственно дифференциальной психологической и психофизиологической проблематики [55, с.11].

В.Д. Небылицын конечно же не отрицал значения общества, межличностного общения, воспитания, образования, среды в формировании психики. Однако он подчеркивал, что имеющиеся в психологии позитивные наблюдения еще не дают никакого основания для негативных выводов о той роли, которую играет в этом процессе природная составляющая человеческой организации, в том числе — наследственность, условия пренатального и раннего постнатального развития и характеристики наличной биологической (особенно мозговой) организации. Об этой роли свидетельствуют разнообразные нейрофизиологические, психогенетические, психофармакологические эксперименты и наблюдения, подтверждающие с разных сторон тезис о материальном как непременном (и в онтологическом плане — первичном!) условии существования всех модификаций психического. Ученый предвидел, что в будущем, с развитием новых подходов к изучению биологических признаков организма и новых методов получения существенной информации число и значимость таких подтверждений, несомненно, возрастут [55, с. 12].

Другая — по В.Д. Небылицыну — ошибочная тенденция — это отрицание специфики психического и сведение в теоретических и прикладных работах по дифференциальной психологии и психофизиологии психологических закономерностей к нейрофизиологическим (психофизиологическим), к законам ВНД. Эта вульгаризаторская тенденция слишком очевидно продемонстрировала свое бессилие и не нуждается ныне в дополнительной критике, но также ведет к принижению значения и места психофизиологии в системе наук, хотя и делает это с противоположных позиций по сравнению со взглядами, культивирующими «чистую» психологию [55, с. 12].

Возвращаясь в наше время, хотелось бы подчеркнуть значимость системной психофизиологии — известной школы В. Б. Швыркова — Ю.И. Александрова [4, 74] — для формирования современного облика дифференциальной психологии в ее интегративной целостности с психофизиологией. Изучение законов нейрональной активности в поведении со всей очевидностью доказало континуальность компонентов «живой» психики и действенность изучения их как целостности.

Системность психического и нейрофизиологического в поведении и деятельности полностью опровергает житейские измышления об их параллелизме, взаимодействии или тождестве. Несомненно, психические особенности, с одной стороны, и нейрофизиологические признаки — с другой, составляют «живую» интегративную целостность [16,19, 45,74]. При этом свойства (если они выделены с помощью дифференциально-типологических технологий) являются простым инструментом образования совокупностей, а также фиксируются фундаментальные законы целостности типологических свойств человека как индивида, личности в структуре индивидуальности, что наиболее полно раскрывается в субъекте психической деятельности.

Очевидно, поднятые проблемы современной дифференциальной психологии имеют не только теоретическое, но и практическое значение, что четко прослеживается в представленном учебнике.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>