Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Дифференциально-психологическая концепция центров акмеологической поддержки индивидуальности

Актуальность прикладных исследований в области дифференциальной психологии определяется современными требованиями к безопасности акмеологического здоровьесберегающего оптимального развития человека в современном обществе, переходящего от эпохи «масс» к эпохе индивидуальностей с доминантой инновационного способа продуктивного развития личности. Социальная значимость развернутых работ, прорабатывающих остроактуальные социальные вопросы дифференциальной психологии, очевидна. Общепсихологические законы преломляются в деятельности (ее результативности, эффективности, продуктивности, стрессогенности) через интегративные ресурсы зрелой индивидуальности и личности. Чем выше экологический (сохраняющий безопасность жизнедеятельности) потенциал целостной индивидуальности, тем в большей степени психическое развитие человека приобретает созидательный, творческий характер.

Данный аспект проблем современной дифференциальной психологии поднят в цикле специальных работ, проведенных в Академии при Президенте РФ. В одном из эмпирических исследований оценивали гармоничность целостной индивидуальности как предиктор дифференциально-акмеологических факторов профессионального «выгорания» [22, 24, 25]. Выраженность данного синдрома дифференциально-психологических различий связана с чрезвычайной трудностью и травматичностью обычных ситуаций жизнедеятельности профессионала в условиях современного социума. Очевидна общественная значимость понимания причин его фиксации в период стрессогенной для человека субъективной неопределенности прогноза будущего. Характерные для данных обстоятельств и пагубные для экологической безопасности жизнедеятельности пролонгированные состояния операциональной и эмоциональной напряженности (с субъективной дискомфортностью событий жизнедеятельности, тревожностью, потерей смысла жизни и работоспособности) сказываются в деформации профессионального становления, деструкциях личности, в снижении продолжительности и качества жизни и продуктивности профессиональной деятельности.

Психологические причины лежат в основе деструктивных явлений человека и общества, угрожающих их безопасности. К ним относят: зависимость от наркотиков, алкоголя, табакокурения; компьютерную и игрозависимость; все возрастающую смертность от алкоголя и психосоматики (ИБС, рак, радикулит, язва и т.д.); сниженную рождаемость; низкую продолжительность жизни; возрастание деструкций личности, ее интолерантности, враждебности, агрессивности. Президент РФ назвал алкоголизм самой острой проблемой современной России.

Есть веские причины в основе перечисленных проблем рассматривать дисгармонию свойств индивидуальности, которая всегда целостна. За последние 30 лет собран материал, показавший, что для подверженных дисгармониям индивидуальности лиц типичны следующие признаки: выраженность эколого-психического «выгорания» (диссертация А.В. Бутылина, М.: Изд-во РАГС, 2009) деформации в становлении профессионала (диссертация В.Ф. Кордюкова, М.: Изд-во РАГС, 2006) потеря смысла жизни и деформации мотивационной сферы человека (диссертация Ю.В. Дорошенко, М.: Изд-во РАГС, 2006), низкий акмеологический статус личности и потеря влияния на речевое развития ребенка (диссертация Т.В. Ко- лядиной, М., РГСУ, 2009), неразвитость способностей и социально- психологическорй адаптации студентов вуза (диссертация Е.А. Ха- кимзановой, М., РГСУ, 2008).

Данный синдром признаков связан с низкой работоспособностью (как умственной, так и физической), неспособностью усваивать новые знания и приобретать новые навыки; чрезмерной обидчивостью и раздражительностью (легко переходящими в агрессию), либо, наоборот, с полной апатией и благодушием; сужением круга интересов; огрубением личности (например, потерей брезгливости, моральных принципов, злым юмором и т.п.). Как результат — резкое ухудшение здоровья: разнообразные заболевания пищеварительного тракта и сердечно-сосудистой системы, суицидальные настроения, расстройство сна, депрессия, рак, радикулит, психосоматика. Характерны проблемы во взаимоотношениях с другими людьми: семейный разлад, конфликты на работе. Типичным явлением стала потеря положения в обществе: переход на менее квалифицированную работу, позже — к случайным заработкам. В результате — повышенный риск внезапной смерти в результате инфаркта, инсульта, производственной травмы, дорожно-транспортного происшествия, отравления, действий преступников и т.п.

В итоге каждый третий человек испытывает затруднения в реадаптации к социально-психологической среде, имеет недостаточно развитое проблемное мышление, обнаруживает дефицит творческого подхода к деятельности, сталкивается с трудностями в общении. В психологической поддержке оптимального развития интеллектуальных, коммуникативных, организационных и других личностнопрофессионально важных качеств нуждается практически каждый россиянин.

Выдвигаемые практиками причины деструктивных для индивидуальности и общества явлений, как правило, субъективны. Здесь называются самые разнообразные причины, включающие, например, трудности приспособления к условиям среды или же слишком легкую, или трудную, жизнь, конфликт с окружением или слишком полное благополучие, неудовлетворенность всем, одиночество или же перенапряжение общением с широким кругом людей, непонятность мироздания, общее утомление или же недогруженность интересной работой, робость или же полная раскованность в общении, осознание своей неполноценности и другие обстоятельства, как бы вызывающие чувство психологического дискомфорта, временно облегчаемое действием спиртного. Часто рассматриваются такие машинообразные условия, как зомбирование, «промывание мозгов», контроль сознания, деструктивные культы, тоталитарные секты, манипулирование психикой, психология насилия, программирование и депрограммирование сознания, информационные психологические войны, эффективность психотерапевтических техник и т.п. С этих позиций человека при фиксации деструктивных синдромов часто объявляли больным со всеми вытекающими последствиями этого медицинского диагноза (хотя всем известно, что ни один такой больной не излечился с помощью имеющихся манипулятивных технологий). Основные же детерминанты деструкций — психологические, социально-психологические, психогенетические, типологические — в силу идеологического прессинга на человекознание по сути дела, были запрещенными для объективного изучения.

Проблемы психологии безопасности являются для психологии одной из двух государственно приоритетных тем. В законе Российской Федерации «О безопасности» безопасность определяется как защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы представляет собой совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства (1992). Синдром «выгорания», и другие травмирующие, очевидно, деформируют базовые потребности и способности профессионала, ведут к невосполнимым потерям в реализации способностей и одаренности в профессиональных качествах и жизнедеятельности — в целом.

В общей теории безопасности государства, в научно-исследовательских работах по безопасности профессиональной деятельности в числе основных понятий рассматриваются: «безопасность», «защищенность», «субъекты и объекты безопасности», «методы обеспечения безопасности», «опасность», «угроза», «деструктивная сила или фактор опасности», «стабильность», «риск», «ущерб», «надежность» и др.

Безопасность как состояние сохранности, надежности предполагает поддержание определенного баланса между негативным воздействием на субъекта среды и его способностью преодолеть это воздействие либо собственными ресурсами, либо при помощи соответствующих, специально для этого созданных органов или механизмов. Безопасность в этом смысле следует интерпретировать как свойство системы. В этом смысле она обеспечивается стабильностью, живучестью, устойчивостью (выносливостью) жертвы.

Концепция национальной безопасности в качестве основной ее составляющей включает социальную безопасность. Сюда включены медицинская, генетическая, психологическая, потребительская, пенсионная и т.д. безопасность.

Первые результаты исследований в сфере психологической безопасности индивидуальности (гл. 4) могут дополнять концепцию национальной безопасности, доказательно подчеркивая роль гармоничности внутренних условий субъекта психической деятельности в создании безопасности индивидуальности индивида и личности.

Примеры прикладных исследований, использующих субъектоцентрированные технологии дифференциальной психологии и получивших ценную информацию практического значения, приводятся в параграфах гл. 4 данного учебника.

Резюмируя представленные в книге теоретические и экспериментальные результаты дифференциально-психологических исследований, отметим их обобщенный радикал, важный для понимания конкретных прикладных работ.

Априорные положения эффективного субъектоцентрированного изучения психики человека в теории и на практике представляются в следующих обобщающих пунктах.

  • 1. Все проблемы человека (психического детерминизма сколь угодно важных параметров своеобразия деятельности), их теоретические, методологические и практические аспекты могут позитивно прорабатываться только на основе знаний специфических законов формирования и развития психики. Особое место здесь занимает индивидуальность как новый объект дифференциальной психологии.
  • 2. Аналитическая стадия познания отдельных свойств, состояний и процессов живых функциональных систем (органов) субъективно «отчленяла», не рассматривала их целостности, где «отдельности» взаимосодействуют получению планируемого в образе-цели будущего результата поведенческого акта, реализации мотивов и потребностей личности.
  • 3. Аналитическая стадия познания законов психики привлекательна возможностью четко ставить простые (понятные здравому смыслу) задачи, имеющие линейные способы их решения в духе теорий психофизиологического взаимодействия, тождества, параллелизма. Вместе с тем получаемые знания привели к массе тупиковых позиций: необозримости и несистематизируемой множественности фактов; их ситуативности, вариативности; непредсказуемости будущих событий и др.
  • 4. Появилась необходимость создания новых парадигм познания, отправляющихся из очевидной системности психического, встал вопрос о нерациональности живых комплексов (функциональных систем) в активной динамике по направлению к реализации вектора «Образ — Цель — Мотив — Потребность».
  • 5. Такой системный ракурс многогранных проблем дифференциальной психологии и психофизиологии основан на общепсихологическом законе: внешние (часто социальные) причины действуют на поведение и психику не прямо и непосредственно, а опосредованно — сквозь призму внутренних условий субъекта психической деятельности.
  • 6. «Жесткие» звенья этих внутренних условий составляют синдромы индивидуальности, которая всегда целостна (она детерминирована интегративностью характеристик активной психики, а также взаимодействием разноуровневых ее свойств при получении будущего результата информационного эквивалента образа потребного будущего).
  • 7. Разработанная в дифференциальных областях психологии теория целостной индивидуальности позволяет на место безграничной «мозаики» свойств, состояний, функций поставить унитарные реальные характеристики структуры индивидуальности. Их можно диагностировать с помощью квазиэксперимента ОСЦИ, выделить гармоничные и дисгармоничные сочетания свойств: прошлого (генотип — онтогенез), настоящего (рассогласование прогноза и реальности) и будущего (параметры Образа - Цели - Мотива).
  • 8. Конкретные разработки прикладных аспектов теории целостной индивидуальности позволили доказательно заключить, что любые практические социобиологические проблемы человека и человечества требуют обращения к законам дифференциальной психологии, к ее развитию в субъектной психологии индивидуальности. Основу таких психокоррекционных работ составляет множество фактов о том, что не отдельные параметры психики детерминистически влияют на акмеологический статус человека, а мощное детерминистическое воздействие оказывает гармоничность целостной индивидуальности (ее можно просчитать по разработанным методикам в квазиэкспериментах, проведенных на основе концепции целостной индивидуальности).
  • 9. Статистически значимые соотношения между сопряженностью — сочетанностью интегративных характеристик индивидуальности и акмеологическим благополучием организма, индивида, личности обусловлены эволюционно-системными законами развития психики, континуальностью ее функциональных органов.

Результаты теоретико-практических исследований в области субъектоцентрированной дифференциальной психологии целостной индивидуальности выявили, что стабилизация развития деятельности способствует четкой фиксации особого рода типологических механизмов реализации деятельности. Эти синдромы условно названы квазигенетическими, поскольку они, подобно генетическим феноменам, являются достаточно индивидуально-стабильными, но, вместе с тем, имеют единый генез с параметрами ситуации решения конкретной когнитивной задачи. Несомненно, такие необычные «слития» обусловлены системообразующим регуляторным влиянием на сколь угодно важные индивидуальные особенности вектора «Мотив — Цель». Не случайно поэтому личностный смысл действий напрямую сказывается в механизмах реализации деятельности [27].

Данные квазигенетические синдромы, надо думать, обобщаясь, упрочаясь, не могут не составить основу «жестких» звеньев индивидуальной жизнедеятельности, сказываясь в эмоциональном контексте происходящего. В результате какие-то ситуации жизнедеятельности (например, монотонообразные) вызывают у человека положительные эмоции, другие же обстоятельства (например, стрессогенные) — отрицательные чувства. Естественно, человек будет выбирать из широкого ряда альтернативных прогнозов будущего развития те из них, которые принесут ему положительные эмоции и избавят от отрицательных. По-видимому, так проторяется линия жизни, где «жесткие» звенья целостной индивидуальности играют как бы условно детерминистическое значение.

Эти соображения экологического аспекта дифференциальной психологии позволяют говорить о возможности прогнозирования деятельности по «жестким» звеньям индивидуальности. Поэтому становятся высоковозможными прикладные аспекты дифференциальной психологии. В этой связи постоянно в конкретных исследованиях получаются эмпирические данные о типологических факторах (предикторах, задатках) своеобразия разнообразных аспектов деятельности, начиная от дошкольного детства вплоть до возраста зрелой личности.

И еще одно обобщающее замечание к данной главе — начальные исследования типологических предикторов жизнедеятельности выполнены коррелятивными техниками с добавлением факторного анализа. Когда же директории объектов конкретных исследований в области системной дифференциальной психологии вынудили оперировать комплексами типологических факторов с логичным включением в них сиюминутной индивидуальной активности, стали необходимы понятия «латентные переменные», феномены, явления с обращением к континуальности сфер жизнедеятельности. Пришлось часто ссылаться на идеи А.В. Брушлинского о недизъюнктив- ности органических (живых) функциональных систем. Континуальность живых функциональных органов стала объяснительной ключевой идеей прикладных исследований, а психология целостной индивидуальности — основой эмпирической оценки сопоставляемых вариантов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>