Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Дифференциально-психоакмеологические условия развития кадров управления

Теоретико-прикладное исследование кадров управления в аспекте дифференциально-психологических особенностей, механизмов и факторов высших достижений личности на кафедре РАГС при Президенте РФ проведено не случайно, а по социальному запросу по поводу неблагополучия в психоакмеологии данной социальной группы. Профессионал подвергался здесь повышенному риску профессионального «выгорания», психосоматики, деструкциям и деформациям личности. Вместе с открытием дифференциальной акмеологии (2007 г.) встала проблема фиксации специфических «слитий» разноуровневых свойств индивидуальности, которые по своей природе дисгармоничны и поэтому способствуют неблагополучию в сфере высших психоакмеологических достижений кадров управления. Выделение таких «узлов» по технологиям дифференциальной акмеологии должно открывать причины дисгармоний индивидуальности, что является основой последующей психологической поддержки человека, способствуя типологически рациональному пути к АКМЕ.

Первый этап эмпирического исследования выделял с помощью корреляционного и факторного анализа сущностные дифференци- ально-акмеологические детерминанты структуры «жестких» звеньев функциональных органов личности. (Корреляционный и факторный анализ, как известно, является своеобразным микроскопом дифференциальной психологии, психофизиологии и дифференциальной акмеологии.)

В результатах демонстрируется факторное отображение взаимосвязей сфер «Индивидуальность — Интегративные параметры акмеоло- гического благополучия развития личности управленцев» по данным сопоставления материалов обследования 37 управленцев. Отметим, что испытуемые, ранжируя степень близости к акмеологической вершине, выступали в качестве компетентных судей, поскольку они получали специализацию «акмеолог» и были компетентными специалистами в области психологии развития. Кроме того, объективности результатов способствовала и научно-познавательная мотивация обследования, и отсутствие отнесенности результата к конкретному слушателю.

Важно отметить, что в соответствии с данными корреляционного анализа характеристики акмеологического статуса личности (121 и 122) выявили множество статистически достоверных связей с синдромом признаков индивидуальности и ее гармоничности. Так, значимыми оказались связи с показателями 3, 4, 6, 9, 10, 13, 19, 25, 29, 31,35, 38, 43, 44, 47, 49, 50, 54, 56.

Сжатие данных корреляционного анализа осуществлено с помощью факторного анализа, который, в соответствии с «плот-функци- ей», выделил для всех пяти фрагментов корреляционной матрицы пять значимых факторов. Разберем основные из них, содержание которых отражает и другие приведенные в приложении факторизации.

В фактор Ml вошли следующие показатели — симптомы 1,6, 13 по оценке гармоничности структуры целостной индивидуальности, а также субъективная оценка испытуемыми степени выраженности акме-признаков.

В фактор АЗ включен показатель 122 (субъективная оценка комфортности жизнедеятельности ), который, по-видимому, имеет об- лическую форму и с большим весом (с выраженной тенденцией связи с фактором) входит в факторы Л1 и Л2 наряду с симптомами

осци.

Таким образом, по материалам исследования единым генезом оказались связанными формально-динамическая сторона акмеологической сферы личности и типологически обусловленное своеобразие структуры целостной индивидуальности. Особое значение для проблем дифференциальной акмеологии имеет тот факт, что общие факторы, связывающие единым генезом формально-динамические новообразования личности, включают не только интегративные параметры индивидуальности, но и ее отдельные симптомы. Типологическая константа акмеологически важной интеграции, гармонизации свойств индивида и личности наиболее отчетливо проявляется в целостных параметрах индивидуального переживания.

Полученные факты четко фиксируют многочисленные статистические связи изучаемых в дифференциальной акмеологии типологических сфер «Индивидуальность — Акмеологический статус зрелой личности — Удовлетворенность личности и компетентного окружения продуктивностью деятельности». Интерпретация полученных синдромов разноуровневых свойств индивидуальности при этом соотносит гармоничность—дисгармоничность фиксированных паттернов с акмеологическим благополучием взрослой личности. Оптимальные стратегии психокоррекционных технологий реабилитации личности должны отправляться от психодиагностики сложившейся структуры индивидуальности в единстве организмических, индивидных и общеличностных свойств человека.

Для подкрепления и уточнения выделенных фактов (гармоничность индивидуальности соотносится с высоким акмеологическим статусом личности, а дисгармоничность — с ее акцентуациями, мешающими продуктивности профессиональной деятельности) мы привлекли к дифференциально-акмеологическому сопоставлению соответствующие характеристики — параметры профессионального (психологического) стресса и толерантности.

Принимая во внимание тот факт, что акмеологические науки являются интегративными и что «жесткие» звенья акмеологических функциональных органов (создаваемых при системообразующей роли высокой «планки» планируемых достижений) являются инвариантной составляющей широкого круга проективных проявлений зрелой личности, мы обобщили результаты конкретных исследований. Эмпирические исследования проведены на базе лаборатории психологического сопровождения развития личности кафедры психологии Социально-технологического института, а также на кафедре акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ.

Первый этап эмпирических исследований дифференциально- акмеологических особенностей развития кадров управления реализован в проработке проблем профессионального стресса.

Стресс (от лат. stress — давление, напряжение) — термин, используемый для обозначения обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия (стрессоры). Первоначально понятие стресса возникло в физиологии для обозначения неспецифической реакции организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие (теория Ганса Селье). Позднее это понятие стало использоваться для описания состояний индивида в неблагоприятных — экстремальных условиях на физиологическом, психологическом и поведенческом уровнях. В зависимости от вида стрессора и характера его влияния выделяют различные виды стресса, в наиболее общей классификации — физиологический и психологический стресс. Последний подразделяется на информационный и эмоциональный.

Информационный стресс возникает в ситуациях информационных перегрузок, когда человек не справляется с задачей, не успевает принимать верные решения в требуемом темпе при высокой степени ответственности за последствия принятых решений.

Эмоциональный стресс возникает в ситуациях угрозы, опасности, обиды и пр. Данный вид стресса сущностно детерминирован личностным смыслом действий человека, а не только их содержанием. При этом различные его формы (импульсивная, тормозная, генерализованная) приводят к изменениям в протекании психических процессов, эмоциональным сдвигам, трансформациям мотивационной структуры деятельности, нарушениям двигательного и речевого поведения.

Стресс может оказывать как положительное, мобилизующее, так и отрицательное влияние на деятельность (дистресс), вплоть до ее полной дезорганизации. Поэтому оптимизация любого вида деятельности, включая профессиональную, должна включать комплекс мер, предупреждающих причины возникновения стресса.

В качестве стрессоров обычно анализируют факторы, вызывающие состояния стресса. Различают физиологические стрессоры — чрезмерная физическая нагрузка, высокая и низкая температура, болевые стимулы, затруднение дыхания и т.д. — и психологические стрессоры — действующие своим сигнальным значением: угрозой, опасностью, обидой, информационной перегрузкой и пр.

Труд человека в системах управления техникой и человеческим ресурсом связан с периодическим, а иногда и довольно длительным воздействием (или ожиданием воздействия) экстремальных значений профессиональных, социальных, экономических факторов, что сопровождается негативными эмоциями, перенапряжением психических и физиологических функций, деструкцией деятельности.

Исследователи отмечают неразработанность многих аспектов проблем стресса. Так, В.А. Бодров часто подчеркивал, что в литературе не всегда четко разграничиваются понятия стресса, дистресса, напряжения, напряженности, эмоционального стресса, профессионального стресса и т.д., что еще больше затрудняет изучение этой и без того довольно сложной проблемы.

Относительно анализа причин профессионального (психологического) стресса ученые вначале обратились к классификации стрессоров и экстремальных факторов. Специалисты считают, что наиболее полной и адекватной современному этапу развития учения о стрессе представляется классификация экстремальных факторов, данная В.Д. Небылицыным. В ней достаточно полно представлены внешние факторы (стрессоры), которые можно рассматривать как первичные источники напряжения и перенапряжения, а также внутренние личностные факторы, которые опосредуют влияние первых и определяют особенности психологического отражения и оценки ситуации.

По определению В.Д. Небылицына, экстремальные раздражители представляют собой крайние (предельные) значения тех элементов ситуации, которые создают оптимальный или неоптимальный (стессогенный) фон для текущей деятельности или, во всяком случае, не вызывают ощущения дискомфорта. Однако в зависимости от индивидуального типа психической реактивности (активированное- ти) одно и то же объективно экстремальное воздействие вызывает существенно различные реакции.

Таким образом, причины выделения профессионального стресса с самого начала были достаточно абстрактными. Зная неспецифическую природу стресса, трудно вообразить, что стресс токаря резко отличается от стресса уборщика или оператора. Так, В.А. Бодров практически отождествлял информационный, профессиональный, психологический стресс (эти понятия всегда давались как рядопо- ложные). Ученый справедливо отмечал, что разновидностью профессионального (рабочего, психологического) стресса является информационный стресс в операторской деятельности. Причины его возникновения связаны с факторами рабочего процесса, если там присутствуют экстремальные ситуации. Нарушения информационно-когнитивных процессов рассматриваются в качестве возможных механизмов совладания человека со стрессом (здесь справедливо назвать еще десяток факторов в дополнение к информационно-когнитивным симптомам). Далее делается бездоказательный вывод о том, что развитие информационного стресса у человека-оператора связано не только с особенностями его рабочего процесса, но и с самыми различными событиями в его жизни, с разными сферами его деятельности. Задатки и индивидуальные различия стресса и стрес- соустойчивости классиками не изучались.

Области стресса в нашей жизни — по Р.Т. Вонг — включают внутренние ресурсы с внутриличностным стрессом в качестве их компонента, вокруг которых на равных правах расположены: финансовый стресс, а также стресс экологический, личностный, семейный, общественный, рабочий [27, 97].

Таким образом, непременными атрибутами данных синдромов являются жизненные события человека («Я-сила», «умственная сила», психическая энергия, внутренние ресурсы), снижение которых вызывает уязвимость к психосоматическим расстройствам, страху, отчаянию, депрессии, негативное отношение ко всему окружающему личность, внутреннее смятение. Сюда входят несбывшиеся ожидания, нереализованные потребности, бессмысленность и бесцельность поступков, болезненность воспоминаний, неадекватность оценки событий и т.д.

Сюда относится и область межличностного стресса — взаимодействие с другими людьми и их оценка оказывают существенное воздействие на восприятие, переживание, отношение к событиям и явлениям внешнего мира. Личностный стресс как составляющая профессионального стресса отражается в нарушении социальных ролей и предписаний, таких как роль рабочего, служащего и т.п.; он проявляется в нарушении здоровья, плохих привычках, скуке, сексуальных трудностях, старении, уходе на пенсию, увольнении с работы...

Таким образом, профессиональный (психологический) стресс — по материалам анализа литературных источников — является интегративным явлением, которое имеет практически труднообозримую содержательную специфику, но содержит инвариантный компонент в формально-динамической стороне стресса. Этот аспект профессионального стресса, отражающийся в структуре индивидуальности, стал предметом эмпирической части дипломного исследования, выполненного на модели депривации профессиональной деятельности, осложненной отрицательным отношением окружения к изменению материального и социального статуса человека.

С этих позиций стресс является не столько реакцией на физические свойства ситуации и содержание деятельности (труд, учение, познание, общение и т.д.), сколько интеграцией рассогласования потребностной и реально достижимой детерминации жизнедеятельности, опосредствованной гармонией сложившейся структуры целостной индивидуальности.

Таким образом, стресс как особое психическое состояние связан с зарождением и проявлением эмоций, он детерминируется и отражается в мотивационных, когнитивных, волевых, характерологических и других компонентах личности. Именно поэтому феномен психологического (профессионального) стресса требует специального психологического изучения с позиций принципа системности, диктующего интегративность и целостность функциональных структур психики, где особая роль принадлежит гармоничности—дисгармоничности структур целостной индивидуальности. Материалы конкретных исследований в русле дифференциальной психологии индивидуальности демонстрируют эти выводы [27, 28].

В комплексе дифференциально-психологических исследований управленцев соотносились параметры оценки структуры целостной индивидуальности (ОСЦИ) и ряда общеличностных тестов. Были получены следующие результаты.

Основной профиль клиентов по методике СМ ИЛ характеризуется явно выраженной шизоидной акцентуацией (8-я шкала с гипосте- ническим типом реагирования, 7-я шкала: повышенная тревожность, стремление уйти от реальных проблем, преобладание мотивации избегания неудач, подвластность средовым влияниям, т.е. стремление передать инициативу в другие руки). Повышенная 8-я шкала выявляет обособленно-созерцательную личностную позицию, несколько необычный склад мышления, уход от активных действий. Шизоидам с гипостеническим типом реагирования свойственны повышенная чувствительность и пугливость, чувство растерянности и замыкания на самом себе. Поэтому неудивительно повышение по 5-й шкале, поскольку растет желание быть полезным и нужным, принятым и понятым. Однако нарастание шизоидного аффекта приводит к несвоевременным по ситуации, неадекватным вспышкам агрессивности.

Ситуация трудных периодов профессиональной деятельности воспринимается данным психологическим типом (с профилем 875) как некоторая безвыходность, безнадежность и обреченность потому, что эмоционально-коммуникативные связи с внешним миром у них затруднены и все проблемы переживаются ими на внутреннем уровне, переживания абстрагируются и интеллектуализируются. Поэтому они ощущают себя в замкнутом круге. Существует некоторая разница в профиле по 1998 и 1999 гг. В 1999 г. общий профиль опустился. По-видимому, снижение профиля у долго не работающих управленцев объясняется тем, что их внутренние проблемы вытесняются из сознания, усугубляя тем самым внутриличностные конфликты и погружая личность в глубокое депрессивное состояние, сопровождающееся невротическими нарушениями.

Согласно данным конкретных исследований, трудности профессиональной деятельности управленцев, длящиеся более 6 месяцев при условии неопределенности будущего прогноза, ведут к формированию неверия в свои силы, неспособности что-либо изменить в своей судьбе, чувства фатальности бытия. Интернальность в области достижений у управленцев представлена относительно высокими показателями (средний балл — 5) — обследуемые считают, что за свои достижения они ответственны в большей мере, чем за свою судьбу, им в какой-то мере везло: кто-то вовремя помог, «улыбнулась» фортуна, но где-то и сами чего-то смогли добиться. Они надеются, что еще можно достичь каких-то результатов в жизни с чьей-то помощью. Во всех своих неудачах обвиняют других людей, неотвратимость жизненных взлетов и падений (интернальность в области неудач — 3,8 балла), т.е. даже не могут себе представить, что сами виноваты в своих неприятностях. Можно сказать, что у них ярко выражена мотивация избегания неудач, мотивация достижений отсутствует. В семейных отношениях принимают на себя роль ведомого, сильно привязаны к близким людям и чувствуют по этому поводу беспокойство (интернальность в области семейных отношений — 4,5 балла).

На работе лица, относящиеся к данной группе управленцев, склонны были идти за лидером, не принимать на себя ответственность за решение управленческих проблем (интернальность в области работы — 4 балла). В межличностных отношениях клиенты занимали оборонительную позицию, они зависимы от других и не способны изменить характер взаимоотношений со значимыми другими (интернальность в области межличностных отношений — 5,2 балла). Свое здоровье оценивают как нормальное, поскольку средние баллы по шкале здоровья равны 6. Указанным условиям соответствует, на наш взгляд, концепция локуса контроля, предложенная американским психологом Дж. Роттером.

Локус контроля — это качество, характеризующее склонность человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности внешним силам (другим людям, обстоятельствам) или собственным способностям и усилиям. В первом случае локус контроля называют внешним — экстернальным (соответственно, экстерналь- ный психологических тип, или экстернал). Во втором случае локус контроля называют внутренним — интернальным (интернальный психотип, или интернал). Согласно Дж. Роттеру, локус контроля является устойчивым свойством индивида, формирующимся в процессе его социализации. Дж. Роттером разработан специальный тест, который позволяет количественно определять значение локуса контроля на шкале экстернальности—интернальности и выявить закономерную связь между локусом контроля и другими личностными характеристиками.

Экспериментально было показано, что интерналы более уверены в себе, последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, более склонны к самоанализу, уравновешенны, общительны, доброжелательны и независимы. Экстерналы, наоборот, проявляют неуверенность в своих способностях, неуравновешенность, стремление отложить реализацию своих намерений на неопределенный срок. Они тревожны, подозрительны, конформны и агрессивны. Ин- терналы и экстерналы различаются по способам интерпретации разных социальных ситуаций, в частности по способам получения информации и механизмам их каузального объяснения. Интерналы более активно ищут информацию и обычно более осведомлены о ситуации, чем экстерналы.

Описанные выше проявления личностных качеств интерналов и экстерналов можно наблюдать в стратегии поведения управленцев в трудных условиях профессиональной деятельности на рынке труда. Оба психологических типа встречаются с неодинаковой частотой.

Характерные признаки интерналов: они хорошо знают свои права и обязанности, а также требования, которые предъявляет к ним социум, умело используют его порядки в своих интересах, всем интересуются и активно ищут новую информацию, хорошо осведомлены о состоянии рынка труда (вакансий, оплаты и т.п.).

Теперь рассмотрим стратегию поведения экстерналов. Экстерналы пассивны в поиске изменений своей жизнедеятельности при неблагоприятных условиях ее развития. В поиске более благоприятной работы они больше полагаются на случай, удачное стечение обстоятельств, чем на свои способности и активность. Экстерналы не проявляют особого интереса к информации о состоянии социума, не выполняют достаточно четко его требований. У них нет четких требований к будущему, не ясны их планы на будущее. У экстерналов заниженный уровень притязаний и повышенная тревожность.

Однако те из экстерналов, кто доволен своим положением (материально обеспечены и имеют свободное время), будут иметь меньший уровень тревожности по сравнению с теми, кто остро нуждается в переменах в своей биографии. У них должны наблюдаться стрессовые состояния, описанные Л. Пельцман. Этим экстерналам требуется психотерапевтическая помощь для повышения интернальнос- ти (уверенности в себе, улучшения самочувствия, повышения уровня притязаний). Психотерапевтические процедуры повысят их конкурентоспособность в социуме.

Исследования по методике Т. Лири среди женщин — клиентов Центра психологической безопасности индивидуальности «Акма» при Президенте РФ в возрасте от 30 до 55 лет показали, что основными психологическими тенденциями, характерными для женщин в системах управления всех возрастов, являются зависимость, альтруизм, подчиненность. Повышенная авторитарность и агрессивность у женщин в возрасте 30—37 лет, по-видимому, объясняется теми требованиями, которые предъявляются на сегодняшний день.

Результаты исследования лиц в системе управления при стрессо- генности их условий с помощью методики ОС ЦП выявили следующее. Выраженность травматических уровней стресса с их проекцией в психосоматические расстройства четко коррелирует с дисгармоничной структурой целостной индивидуальности.

Третий этап прикладного исследования рассматривал в качестве сферы валидизации методики ОСЦИ и в целом — технологий дифференциальной психологии — индивидуализированность присущего современному человеку свойства толерантности, которое сегодня в разных аспектах изучается в целом ряде психологических работ (А.Г. Асмолов и др.). Благодаря усилиям ЮНЕСКО в последние десятилетия понятие «толерантность» стало международным термином, важнейшим ключевым словом в проблематике мира.

Толерантность — важный компонент жизненной позиции акмео- логически зрелой личности, имеющей свои ценности и интересы и готовой, если потребуется, их защищать, но одновременно с уважением относящейся к позициям и ценностям других людей.

Актуальным в последнее время становится этнический аспект ин- толерантности. Кризис в нашей стране показал, что одной из самых уязвимых сфер человеческих отношений в трансформирующемся по- ликультурном обществе является сфера отношений между различными этническими группами. Зоны межэтнической напряженности, зараженные этнофобиями, этническим насилием, порождающим потоки мигрантов, с полным основанием можно назвать зонами «этнической интолерантности».

В настоящее время проблема формирования толерантности стоит особенно остро. Это объясняется целым рядом причин: резким расслоением мировой цивилизации по экономическим, социальным и другим признакам. Рост нетерпимости характерен и для фиксации религиозного экстремизма, обострения межнациональных отношений, вызван локальными войнами, связан с проблемами беженцев и т.д.

Типологический аспект многогранных проблем толерантности фиксирует формально-динамическую сторону индивидуальных различий. Здесь толерантность целесообразно анализировать через фиксацию определенного неблагополучия человека в трудных ситуациях жизнедеятельности. Такой ракурс синдрома толерантности не может не выделять четкую проекцию дисгармоничности экологических «ниш» индивидуальности человека при депривации профессиональной деятельности (данные обстоятельства резко усиливают стрессо- генность жизнедеятельности, четко фиксируя определенные акмео- логические особенности, присущие скорее в неявной форме и в фоновых ситуациях.)

Примененный в обследовании метод ОСЦИ, как уже отмечалось, относится к методам диагностики достаточно устойчивых, конституциональных, в определенном смысле — природных различий между людьми, интегративность которых является инвариантной составляющей сколь угодно важных особенностей человеческой психики.

Результаты обследования 57 управленцев (в эмпирической части обследования, выполненного под руководством профессора Т.Ф. Ба- зылевич, приняли участие аспиранты В.Ф. Кордюков и Е.А. Данилова) при депривации профессиональной деятельности выявили массивные, статистически значимые связи симптомов и шкал ОСЦИ и признаков толерантности. Отмечены значимые ранговые корреляции (0,05 < р < 0,001) между характеристиками толерантности и шкалами ОСЦИ. В частности, выделены следующие статистически значимые связи.

Симптом толерантности № 5: «Рабочие места вынужденным переселенцам и беженцам должны предоставляться только по остаточному принципу независимо от их квалификации и опыта работы» — отрицательно коррелирует со следующими шкалами ОСЦИ:

  • • шкала 2 (лабильность, подвижность);
  • • шкала 5 (функциональная выносливость (предметная)).

При этом меньшее значение функциональной выносливости в предметном плане и меньшая лабильность, подвижность индивида коррелируют с большей выраженностью признания того, что рабочие места должны предоставляться местному населению. Таким образом, данные утверждения характерны для лиц с низкой функциональной предметной выносливостью, менее лабильных. По-видимо- му, отмеченное своеобразие целостной индивидуальности способствует малой выраженности способности изменять свои взгляды под влиянием быстро изменяющейся обстановки, что приводит к быстрой утомляемости от предметных нагрузок в жизнедеятельности. Их стереотипы мышления, вероятно, сохраняют стереотипы доперестроечного периода.

Симптом толерантности № Ш. «Надо запретить работать пенсионерам — рабочих мест и так не хватает!» — статистически соотносится со шкалой 4 (по ОСЦИ).

В данном случае коэффициент корреляции отрицательный. Менее импульсивные люди склонны настаивать на том, чтобы запретить работать пенсионерам. В своей ситуации безработицы они обвиняют работающих пенсионеров, считая, что из-за них не могут найти себе достойную работу. Это связано с формированием определенной ригидности мышления.

Симптом толерантности № 12: «Мне трудно найти общий язык с партнерами иного интеллектуального уровня, чем у меня» — отрицательно соотносится со следующими шкалами ОСЦИ:

  • • шкала 1 (интегральный индекс индивидуальности);
  • • шкала 6 (функциональная выносливость к общению).

Люди, которые с трудом находят общий язык с партнерами иного интеллектуального уровня, менее выносливы к общению, имеют меньшие значения интегрального индекса целостной индивидуальности.

Симптом толерантности №14: «Меня раздражают любители поговорить» — имеет корреляции со следующими шкалами ОСЦИ:

  • • шкала 1 (интегральный индекс индивидуальности);
  • • шкала 6 (функциональная выносливость к общению). Испытуемые, которых раздражают «любители поговорить», менее

выносливы к общению. У них также меньший интегральный индекс индивидуальности.

Симптом толерантности № 16: «Обычно я с трудом приспосабливаюсь к новым партнерам по совместной работе». Знак корреляции отрицательный:

  • • шкала 1 (интегральный индекс индивидуальности);
  • • шкала 4 (импульсивность);
  • • шкала 6 (функциональная выносливость к общению).

Люди, с трудом приспосабливающиеся к новым партнерам по совместной работе, функционально менее выносливы к общению, менее импульсивны, имеют меньший интегральный индекс индивидуальности.

Симптом толерантности № 18: «Я долго помню нанесенные мне обиды теми, кого я ценю или уважаю». Получена корреляционная связь со шкалой социальной желательности:

• шкала 7 (социальная желательность).

В данном случае социальная желательность имеет обратную корреляцию с симптомом злопамятности, которая не одобряется моральными принципами христианского, гуманистического общества. Данный симптом подразумевает лживость, обман, желание соответствовать общепринятым нормам и в то же время — несогласие с ними.

Корреляционный анализ показывает, что между величинами толерантности и ОСЦИ существуют отрицательно направленные статистические связи. Налицо существование ранее неизученного аспекта толерантности, ее индивидуализированность, выражающаяся в статистической зависимости от симптомов целостной индивидуальности.

Человек обладает определенными паттернами свойства, и различные симптомы толерантности фиксированы на определенные типологические симптомы. В зависимости от индивидуальности человек, возможно, в качестве своеобразной психологической защиты фиксируется на разных проявлениях толерантности. По-видимому, психокоррекция, призванная помочь людям в оптимизации психического развития личности, должна учитывать этот факт.

Полученные данные указывают на то, что симптомы толерантности не обладают монометричностью. Различные симптомы толерантности гетерогенны и связаны с различными сферами индивидуально-типологических признаков целостной индивидуальности.

Выделение сущностных детерминант выделенных корреляций было осуществлено с помощью факторного анализа.

По результатам факторного анализа матриц интеркорреляции характеристик ОСЦИ и симптомов толерантности после ротации были выделены три группировки значимых параметров, которые составили три значимых фактора.

  • 1- й фактор. Фактор проявления дисгармоничности в признаках толерантности и экологической «ниши» индивидуальности. В фактор вошли:
    • • интегральный индекс индивидуальности (-0,699);
    • • импульсивность (-0,743);
    • • функциональная выносливость к общению (-0,737);
    • • 12(0,726). Мне трудно найти общий язык с партнерами иного интеллектуального уровня, чем у меня;
    • • 14(0,486). Меня раздражают любители поговорить;
    • • 16(0,686). Обычно я с трудом приспосабливаюсь к новым партнерам по совместной работе.
  • 2- й фактор. Фактор отражения ригидности, эмоциональной про- лонгированности отрицательных эмоций, проявляющийся в отношении к людям другого этноса. Конкретные симптомы данной группы взаимосвязанных показателей:
  • • 4(0,757). Я не могу найти работу, потому что все приличные места заняты приезжими из других городов, стран;
  • • 9(0,751). Мусульманство — опасная религия, которую нужно запретить на территории России;
  • • 18(0,602). Я долго помню нанесенные мне обиды теми, кого я ценю или уважаю.
  • 3-й фактор. Фактор дисгармоничности экологической «ниши» индивидуальности и проявление такой же дисгармонии в симптомах толерантности.

Фактор составили следующие параметры.

  • • планирование деятельности (—0,532);
  • • функциональная (предметная) выносливость (-0,616);
  • • 15(0,653). Безупречный во всех отношениях человек насторожил бы меня.
  • • 6(0,518). Обычно я надеюсь, что моим обидчикам достанется по заслугам.

В фактор 1 помимо симптомов толерантности вошли факторы ОСЦИ (интегральный индекс индивидуальности, импульсивность, функциональная выносливость к общению). В структуре индивидуальности людей, потерявших работу, отмечается:

  • • снижение инициативности;
  • • низкий уровень импульсивности;
  • • замыкание на привычном узком круге общения;
  • • истощение энергетических ресурсов в сфере общения (усталость и раздражительность от пребывания даже в приятной компании, необходимость полного уединения для занятий).

В факторе 2 общим генезисом связаны показатели симптомов толерантности. Этот фактор вскрывает ригидность, мстительность, эмоциональную неустойчивость, нетерпимость к лицам иного этноса и другие психологические новообразования, возникающие у человека.

Фактор 3 составляют показатели ОСЦИ и симптомов толерантности. Этот фактор указывает дисгармоничность экологической «ниши» индивидуальности человека в трудных условиях жизнедеятельности (низкое планирование деятельности, малая предметная выносливость) и симптомов толерантности (желание мести обидчикам, настороженность по отношению к безупречным людям). Данные паттерны свойств в определенной мере мешают, по-видимому, созданию оптимального контура регуляции жизнедеятельности и нуждаются в коррекции.

Традиционный подход к изучению индивидуальных особенностей людей при стрессогенности трудовой деятельности фиксирует отрицательные стороны жизнедеятельности, здесь отсутствует конструктивность рассмотрения синдромов индивидуальных свойств. Концепция целостной индивидуальности позволяет конструктивно — в дифференциально-акмеологическом ракурсе — анализировать целостность и уникальность каждой личности, которая, находясь в стрессогенной обстановке, обладает не только отрицательными, но и положительными характеристиками.

Структура целостной индивидуальности человека при депривации результативной деятельности из-за ее пролонгированной стрес- согенности включает в составе «жестких» звеньев элементы толерантности:

  • • содержание компонентов толерантности управленца включает блок симптомов, структурированных в дифференциально-акмео- логические проявления целостной индивидуальности;
  • • индивидуальные характеристики целостной индивидуальности влияют не только на формально-динамические характеристики толерантности, но и на содержательные ее блоки;
  • • разноуровневые свойства индивидуальности соотносятся с симптомами толерантности, выделяя ее гетерогенность. Различные симптомы толерантности фиксированы на определенные типологические параметры.

Резюмируя вышеизложенное, можно утверждать, что совокупность полученных материалов приводит к необходимости детально рассматривать комплекс признаков, связанных с механизмом выработки иррациональных — типа толерантности — средств психологической защиты.

Четвертый этап эмпирического исследования выявлял специфику свойств и качеств управленцев, которые резко различаются ак- меологическим статусом развития личности при тождественности социально-материальных условий индивидуального развития. Для этого двумя способами были сформированы «крайние группы» испытуемых. Во-первых, данные группы фиксировались на основе выраженности суммарного балла по опроснику РАГС. Кроме того, «полюсные» группы включали управленцев с нормой социальной желательности по методике ОСЦИ. В суммарный индекс акмеоло- гического статуса личности также включался индекс субъективного ранжирования уровня акмеологического развития (методика ранжирования описана в п. 2.2). Таким образом, из 123 управленцев отобраны в «полюсные» группы по 20 испытуемых. В данных группах сравнивали симптомы и соотношение шкал ОСЦИ и данные по комплексу характеристик, входящих в комплексное обследование.

Результаты сравнения достаточно однозначны. Выявлено, что обе группы составлены представителями как первого, так и второго типа целостной индивидуальности. (Здесь подтвердилось правило, что нет хороших и плохих индивидуальностей, есть разные способы индивидуализированной регуляции человеком своей деятельности.) Однако «полюсная» группа испытуемых с высоким акмеологическим статусом личности имеет крайне высокие и крайне низкие показатели интегративного индекса целостной индивидуальности. Это означает, что данная структура индивидуальности имеет компенсаторные и синергические связи в структуре соотнесения свойств, что позволяет опираться в регуляции жизнедеятельности на свойства, активирующие продуктивность деятельности, и нивелировать отрицательные стороны задатков способностей личности.

Таким образом, материалы конкретных эмпирических исследований демонстрируют массивные статистические связи типологических сфер «Акмеологическое развитие на пути к высшим достижениям личности — Целостная индивидуальность — Деформация личности», доказывая континуальность данной сферы.

Коротко резюмируя результаты проделанной теоретико-эмпирической работы, отметим следующее.

Традиционный подход, который фрагментарно определяет отдельные организмические, индивидные и личностные свойства, в практике может эффективно реализоваться в анализе пассивных форм взаимодействия человека с миром. Концепция дифференци- ально-психоакмеологических основ формирования целостной индивидуальности расширяет внедрение индивидуального подхода в практику субъекта психической деятельности.

При изучении психоакмеологии индивидуальных различий как интегративной науки было выделено новое проблемное поле, раскрывающееся в анализе отрицательных и положительных сторон сложившихся синдромов индивидуальности. Человек, находящийся в ситуации стресса (например, при депривации успехов в профессиональной деятельности), остается целостной, развивающейся личностью, способной к продуктивной деятельности.

Выявлены отрицательно направленные корреляции в структуре целостной индивидуальности и толерантности. Доказано, что определенные симптомы толерантности фиксируются на определенные типологические синдромы дифференциальной психоакмеологии зрелой личности. Факторный анализ показал зависимость сфер «Толерантности» и «Целостной индивидуальности», что подтверждает их общий генез.

Отдельный этап изучения дифференциально-психологических основ развития кадров управления составили материалы обследования своеобразия индивидуальности в группах разного сложившегося уровня акмеологического развития, параметры субъективной оценки близости акмеологического развития к вершине АКМЕ, оценки комфортности жизнедеятельности (в их связи с интегративным проявлением профессионального стресса управленцев), инто- лерантности и наличного акмеологического статуса.

Интерпретация материалов обследования основывалась на соотнесении индивидуальных результатов с нормативной гармоничной структурой целостной индивидуальности, которая определяется эвлюционно-системными законами формирования типологических синдромов. При этом выделяются два «полюса», в которых значимость имеют не отдельные свойства, а их сочетания в объективно фиксируемых синдромах. Их содержание позволяет выделять в ак- меологических координатах гармоничность — дисгармоничность сочетания свойств индивида и личности, что дает возможность планировать акмеологически ориентированную поддержку личности в процессе постижения АКМЕ.

Использованный метод субъективного шкалирования факторов индивидуальной жизнедеятельности в типологически значимых ситуациях показал в дифференциальной психологии свою валидность. В лонгитюде на «крайних» группах испытуемых методом компетентных судей оценивались также эффективность, результативность, продуктивность деятельности управленцев и индивидуализированные предикторы фиксируемого акмеологического статуса личности.

Методами корреляционного и факторного анализа выявлено, что субъективные переживания акмеологического ранга личности коррелируют с интегративным индексом целостной индивидуальности и в меньшей степени — с отдельными ее симптомами.

Подводя итог представленному прикладному исследованию ак- меологических аспектов дифференциально-психологических факторов управленцев, отметим многочисленные факты существования в структуре индивидуальности предикторов профессиональной деятельности и жизнедеятельности человека в целом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>