Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

О континуальности сферы «Общие свойства нервной системы — Индивидуализированность установки — Выраженность лидерства в социальной группе»

Данный параграф является в некотором роде итоговым в раскрытии практического значения рациональных психотехнологий типологического познания в субъектоцентрированной дифференциальной психологии. Содержание приведенных прикладных исследований показывает, что субъектоориентированные технологии действуют в широком спектре условий, моделируемых как в аналитическом эксперименте психофизического плана, так и в системных квазиэкспериментах.

Примером привлечения актуальной для системных исследований индивидуальности интеграции законов дифференциальной психологии и дифференциальной психофизиологии в ходе проработки прикладных проблем социальной психологии может быть лонгитюдное изучение континуальности (соотносимости параметров) сферы «Общие свойства нервной системы — Индивидуализированность установки — Выраженность лидерства в социальной группе». Отправным моментом этого 40-летнего исследования стал нейрофизиологический эксперимент, который решал задачи снятия известной проблемы общих и частных свойств нервной системы (подробно см.: гл. 1). Внемодальные характеристики мозга, в частности связанные со свойствами функциональной выносливости неспецифической ретикулярной системы, были выявлены в моторных вызванных потенциалах пассивных движений (МВПП), имеющих «двугорбие» в конфигурации основного негативного компонента.

Механизм образования двух фаз МВПП — по данным описанных в учебнике экспериментов — представляется следующим образом. С помощью фиксации изучения влияния аминазина (хлорпромази- на), частично блокирующего активность ретикулярной формации, на конфигурацию МВПП доказательно было выявлено, что фаза Н{ (первая полуволна основного негативного компонента МВПП) есть отражение корковой негативности, вызванной потоком специфического возбуждения, а вторая фаза Н2 отражает неспецифическую активацию.

Далее конкретные исследования обосновали референтность градиентов изменения неспецифических компонентов МВПП в ходе возрастающих функциональных нагрузок как показателей общего свойства силы нервной системы [12]. Эти градиенты четко скоррелировали с величиной иллюзии Шарпантье, диагностирующей индивидуальные особенности установки человека в проприоцептивном анализаторе. Этот показатель в последующих работах включался в синдром силы как общего свойства нервной системы.

В 2011—2014 гг. данная характеристика установки была в специальном исследовании сопоставлена с доказанной практикой и упроченной потребностью в лидерстве. Подтверждением гипотезы о соотносимое™ этих явно разноаспектных сфер своеобразия психики на ее общеличностном уровне стали законы структурирования целостной индивидуальности, а также открытые А.В. Брушлинским законы континуальности (недизъюнктивности) функциональных органов психики.

Напомним, что эмпирическое дифференциально-психологическое лонгитюдное исследование включало сбор материалов по следующим методикам: субъективному шкалированию степени эмоционального предпочтения типологически значимых ситуаций; фиксации акмеологического статуса личности; оценке структуры целостной индивидуальности (ОСЦИ); выделению лидерства как свойства на основе наблюдений компетентных «судей» — коллег по работе, учебе и общению, а также по данным субъективного шкалирования самим человеком своей потребности в лидерских позициях в социальной группе. (Более подробно об этом исследовании см.: гл. 1, п. 1.3).

В цикле проведенных конкретных системных исследований (Т.Ф. Базылевич, 1983—1998) показаны тесные статистические связи градиентов изменений неспецифической активации при больших функциональных нагрузках и показателей иллюзии Шарпантье, диагностирующих общее свойство силы по выраженности установки в проприоцептивном анализаторе (0,547 < к < 0,763 при р < 0,001).

Этот типологический синдром долгое время не показывал достоверных связей с индивидуально-психологическими различиями (кроме, пожалуй, четкого, но до сих пор не проанализированного эмпирического факта о чрезвычайно высоких значениях иллюзии Шарпантье у онкобольных, которые не встречаются в нормальной выборке). И только в 2013 г. был получен факт статистической связи параметров иллюзии Шарпантье (достоверно связанных с силой неспецифической мозговой системы) с упроченной, доказанной практикой потребностью человека в лидерстве — в ее формальнодинамическом аспекте. Выявлена тесная корреляция между характеристиками субъективного шкалирования выраженности лидер- ствовать в социуме, с одной стороны, и величиной иллюзии Шарпантье — с другой (к = 0,738 при р < 0, 001). Вместе с тем выделенные в социальном коллективе студентов «крайние» группы ( по выраженности упроченных в практике формально-динамических аспектов потребности лидировать) в своих среднеарифметических значениях достоверно различались при р < 0,001 (по критерию Манна-Уитни).

Дополнительные неожиданные факты были получены при изучении «крайних» групп будущих психологов, которых значимо отличает уже достаточно сформированная выраженность потребности в лидерстве. Сравнение симптомов ОСЦИ в данных группах показало, что наиболее массивные отличия выявлены в показателях интегративного индекса целостной индивидуальности и акмеологического статуса личности, т.е. в сфере ее гармоничности.

Таким образом, типологическое познание в дифференциальной психологии открывает перспективу создания новых методологических разработок, нового квазиэксперимента и новых путей реализации законов формирования и развития целостной индивидуальности в практике. В данном аспекте гармоничность индивидуальности может анализироваться в качестве предиктора континуальности сферы «Функциональная выносливость неспецифической активации — Гармоничность целостной индивидуальности — Акмеологический статус личности — Выраженность лидерства в социальной группе».

Полученные факты дополняют и валидизируют положения субъектоцентрированной дифференциальной психологии (которые со все большим единодушием принимаются учеными и практиками) о том, что системный ракурс многогранных проблем индивидуальности в психологии индивидуальных различий создает новое проблемное поле, позволяющее перейти от постулирования «мозаичной» феноменологии манифестаций психического в жизнедеятельности к изучению закономерностей, связывающих разные их уровни в субъекте психической деятельности.

Подчеркнем, что типологическое познание в школе последователей Теплова—Небылицына за последние 40 лет выявило законы, которые должны стать отправными для экспериментальных и эмпирических работ в области индивидуальных различий. Так, неоднократно показано, что деятельность характеризуется особым строением функциональных органов: экспериментально фиксируемые здесь факторы психофизиологической «канвы» целенаправленной активности включают в себя свойства и особенности прошлого (генотип, онтогенез), настоящего (сравнение прогноза и реальности) и будущего (информационный эквивалент образа-цели) [16, 27]. В такие типологические факторы также включены объединенные общим генезом параметры облически распределенных свойств нервной системы, стратегий поведения, темповых и результативных характеристик предпочитаемой человеком деятельности. В частности, неожиданным стал факт объединения общим генезом показателей силы и лабильности нервной системы (со знаком «минус») при решении человеком когнитивной задачи [16]. Ранее в аналитической дифференциальной психологии было аксиоматично анализировать показатели и проявления каждого основного свойства нервной системы как ортогональные в системе трехмерных координат.

Новая, субъектоцентрированная дифференциальная психология теоретически и экспериментально в качестве объекта изучения рассматривает индивидуальность (которая всегда целостна). Открывается возможность диагностировать своеобразие целых континуальных сфер индивидуальной деятельности, выявляя, по словам В.Д. Небы- лицына, задатки своеобразия «сколь угодно важных особенностей психики». Это и понятно: «жесткие» звенья функциональных систем в виде структуры целостной индивидуальности в виде «гроздьев», «слитий» ее разноуровневых свойств являются инвариантной составляющей разнообразной целенаправленной активности человека. Такая континуальность этих свойств создает, через эмоциональное предпочтение каждым человеком определенных типологически значимых событий четкое своеобразие проявлений индивида и личности в широком спектре — по меньшей мере формально-динамической стороны жизнедеятельности. Содержательный же компонент индивидуальной деятельности, в большой степени испытывающий регуляторные влияния со стороны среды, социума, воспитания, образования конечно же непрямолинейно детерминирован законами формально-динамического его компонента. Но законы этого несомненного соотношения, будут открыты в дифференциальной психологии завтра...

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>