Психологические защиты личности и тип целостной индивидуальности

Представленные в п. 4.6 теоретические и эмпирические факты включены в лонгитюдное изучение законов опосредствования структуры целостной индивидуальности определенным паттерном психологических защит, состав которых динамично изменяется по мере становления психолога как профессионала [26, 28].

Материалы эмпирической части исследования выявили неожиданные факты, позволяющие рассматривать гармоничность структуры целостной индивидуальности как предиктор акмеологического статуса зрелой личности при фиксации определенных психологических защит. В данном параграфе анализируются материалы о соотнесении типа целостной индивидуальности и характера включенных в жизнедеятельность психологических защит.

Данное исследование имеет в качестве теоретической сверхзадачи анализ реализации конструктивного принципа рассмотрения компенсаторных отношений в синдромах типологических свойств в закономерностях фиксации акмеологически важных психологических защит зрелой личности. Такая новая для психоакмеологии директория проблем не может не включать план экологической безопасности личности и индивидуальности.

Психологическая поддержка личности занимает одно из ведущих мест среди актуальных проблем современной жизни. Психология безопасности — одно из инновационных направлений науки, которое поддерживается Президентом РФ.

Психологическая поддержка и защита человека в трудных ситуациях деятельности предполагает наличие инструмента для предотвращения ситуаций, вызванных различными экстремальными факторами.

Термин «защита», как считают современные аналитические психоаналитики, во многих отношениях неудачен. То, что у зрелой личности называется «защитами», представляет собой глобальные, закономерные, здоровые, адаптивные способы переживания мира, которые носят компенсаторный характер и продолжают действовать на протяжении всей жизни. В тех случаях, когда их действие направлено на защиту индивидуальности (или, как говорят, на защиту собственного «Я» от какой-либо угрозы), их можно рассматривать именно как «защиты» и эта функция вполне оправдана, поскольку, как можно предполагать, предохраняет индивидуальность от дисгармонии.

Личность, чье поведение манифестирует защитный характер, бессознательно стремится выполнить одну или обе из следующих задач: 1) избежать или овладеть неким мощным угрожающим чувством — тревогой, иногда сильнейшим горем или другими дезорганизующими эмоциональными переживаниями; 2) сохранять самоуважение. В этой связи выделяют функцию защит как средство преодоления тревоги. Теоретики объектных отношений, обращающие внимание на привязанность и сепарацию, ввели представление о том, что защиты действуют и против горя. «Сэлф»-психологи выделили роль защит в психических усилиях, служащих поддержанию сильного, непротиворечивого, позитивного чувства собственного «Я».

Психоаналитики полагают, что каждый человек предпочитает определенные защиты, которые становятся неотъемлемой частью его индивидуального стиля в ходе борьбы с трудностями. Это предпочтительное автоматическое использование определенной защиты или набора защит является результатом сложного взаимодействия по меньшей мере четырех факторов: 1) врожденного темперамента; 2) природы стрессов, пережитых в раннем детстве; 3) защит, образцами для которых (а иногда и сознательными учителями) были родители или другие значимые фигуры; 4) усвоенных опытным путем последствий использования отдельных защит (на языке теории обучения — эффект подкрепления). На языке психодинамики бессознательный выбор индивидом излюбленных способов преодоления затруднений «сверхдетерминирован», что отражает кардинальный аналитический принцип «множественной функции» (Waelder R., 1960-[26]).

Рассмотрим основные защиты так, как сегодня они понимаются большинством практикующих психоаналитиков. Хотя и не существует доказательств того, что защиты появляются одна за другой в определенной строгой последовательности по мере развития ребенка, среди большинства психодинамически ориентированных клиницистов сформировано мнение о том, что некоторые из них представляют собой более «примитивный» процесс, чем другие. Как правило, к защитам, рассматриваемым как первичные, незрелые, примитивные, или защиты «низшего порядка» (Lauglin, 1970), относятся те, что имеют дело с границей между собственным «Я» и внешним миром. Защиты, причисляемые ко вторичным, более зрелым, более развитым, или к защитам «высшего порядка», «работают» с внутренними границами — между Эго, Супер-Эго и Ид или между наблюдающей и переживающей частями Эго.

Примитивные защиты действуют общим, недифференцированным образом во всем сенсорном пространстве индивида, вовлекая одновременно когнитивные, аффективные и поведенческие параметры, в то время как более развитые защиты осуществляют определенные трансформации чего-то одного — мыслей, чувств, ощущений, поведения или некоторой их комбинации. Концептуальное разделение более архаичных и более высокоорганизованных защит несколько произвольно, поскольку некоторые теоретически более зрелые защиты: соматизация, отреагирование, эротизация — могут действовать автоматически и недоступны модификации вторичными мыслительными процессами.

Кернберг привлек внимание к действию архаических форм проекции и интроекции у пограничных пациентов, и в психоаналитической литературе стало общепринятым определять следующие защиты как «примитивные»: изоляцию, отрицание, всемогущественный контроль, примитивную идеализацию и обесценивание, проективную и интроективную идентификацию, расщепление Эго.

Чтобы быть классифицированной как примитивная, защита должна обнаружить наличие в себе двух качеств, связанных с довер- бальной стадией развития: она должна иметь недостаточную связь с принципом реальности и недостаточный учет отделенности и константности объектов, находящихся вне собственного «Я». Например, отрицание считается манифестацией более примитивного процесса, чем вытеснение. Чтобы что-то вытеснилось, оно сначала должно быть познано каким-либо путем, а затем уже переведено в бессознательное. Отрицание — это мгновенный, внерациональный процесс. «Это не случилось» — более магический способ обращения с чем- либо неприятным, чем «это случилось, но я забуду об этом, потому что это слишком болезненно».

Преломляя вышеизложенное в ключе теории целостной индивидуальности, констатируем, что развиваемые представления основываются на том факте, что любой отдельный феномен индивидуальности, включаясь в динамику произвольных актов, подчиняется системе детерминант многоплановости функциональных систем.

Каналами сопряжения инвариантной составляющей функциональных систем (задатков) с надситуативными координатами развития деятельности служат индивидуальные стили, соотносящиеся со стратегией поведения [16J, используемыми защитами, а также с формально-динамической стороной активности, опосредованно влияющей на результативность человека в ее связи с содержательным компонентом жизнедеятельности [15].

В представленном прикладном исследовании в русле субъектоцентрированной дифференциальной психологии с помощью корреляционного, факторного, кластерного анализа (по методике Р. Плу- чека) изучено своеобразие психологических защит, характерных для первого и второго типологических синдромов целостной индивидуальности .

Методика диагностики индекса жизненного стиля Р. Плучека разработана на основе представлений об основных формах эмоционального и поведенческого реагирования людей с различными особенностями личности. Методика анкетного типа включает в себя 97 утверждений, которые описывают варианты обычного поведения людей в различных жизненных ситуациях. Методика предъявляется в виде брошюры, ответы фиксируются в бланке ответов. Время выполнения задания не ограничено, обычно оно выполняется за 20— 25 мин. Первичная обработка представляет собой подсчет баллов по каждому из восьми механизмов защит. Затем эти «сырые» баллы переводятся в нормативные единицы. Р. Плучек дает следующее описание основных видов защит:

отрицание — недостаточное осознание определенных событий, переживаний и ощущений, которые причинили бы человеку боль при их признании;

  • компенсация интенсивные попытки исправить или как-то восполнить собственную, реальную или воображаемую, физическую или психическую неполноценность;
  • регрессия — возвращение в условиях стресса к онтогенетически более ранним или менее зримым типам поведения;
  • проекция неосознаваемое отвержение собственных эмоционально неприемлемых мыслей, установок или желаний и приписывание их другим людям;
  • формирование реакции — предотвращение проявления неприемлемых желаний, особенно сексуальных и агрессивных, благодаря развитию противоположных этим желаниям установок и форм поведения;
  • интеллектуализация неосознаваемый контроль над эмоциями и импульсами за счет выраженной зависимости их от рациональной интерпретации ситуации;
  • вытеснение — исключение из сознания какой-либо идеи или личного опыта и связанных с ними эмоций;
  • смещение разрядка эмоций (обычно эмоции гнева) на объекты, животных или людей, воспринимаемых индивидом как менее опасные, чем те, которые действительно вызывают гнев.

В сопоставлении использована характеристика самооценки как ключевая характеристика личности. Таким образом, изучена специфика включенности выделенных психологических защит при их качественной определенности в «жестких» звеньях внутренних условий взаимодействия человека с миром (на модели фиксируемой методикой ОСЦИ оценки структуры целостной индивидуальности.) При этом выявились достаточно определенные соотнесения типологии целостной индивидуальности с качественными и количественными параметрами психологических защит личности.

В первом типологическом синдроме при низкой самооценке используются регрессия, компромиссное образование, проекция, замещение, вытеснение и реактивное образование.

Во втором типологическом синдроме при высокой самооценке используются отрицание, вытеснение, интеллектуализация, реактивное образование. Не используются регрессия, компромиссное образование и замещение.

Интерпретация материалов обследования по методу ОСЦИ основывается на соотнесении индивидуальных результатов с нормативной гармоничной структурой целостной индивидуальности (определяется системно-эволюционными законами формирования типологических синдромов — Базылевич, 2007—2013 ). При этом выделяются два «полюса», в которых значимость имеют не отдельные свойства, а их сочетания по гармоничному или дисгармоничному типу.

Целесообразно коротко обозначить типологические синдромы (обоснование дано в п. 2.5).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >