Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дифференциальная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

. Понятие и сущность целостной индивидуальности как объекта субъектоцентрированной дифференциальной психологии

Предшествующие разделы учебника со всей очевидностью показали крайнюю необходимость проработки проблем дифференциальной психологии, позволяющих перейти от форсирования аналитических стратегий изучения отдельных индивидуальных различий к познанию их системных сфер. Поэтому появилась потребность создания глоссария дифференциально-психологических понятий, единым взглядом охватывающих индивидные и общеличностные свойства и особенности в субъекте психической деятельности. Таким интегративным понятием стала «Индивидуальность» в ее целостности.

Как уже отмечалось, ранее в психологии такого понятия, по существу, не было. Существовали лишь идеологизированные — скорее философские — представления об исключительной социальной детерминации индивидуальности. Такие выводы могут показаться слишком уж прямолинейными. Но факты таковы: обратимся к Краткому психологическому словарю 1985 г.: «Индивидуальность» определяется как человек, характеризуемый со стороны его социально значимых отличий от других людей; интерпретируется через своеобразие психики и личности индивида, через ее неповторимость. Таким образом, априорно психологические исследования индивидуальности запрещались, поскольку неповторимые явления не рационально подвергать научному изучению[1].

Другой источник[2] также социализирует содержание индивидуальности: «Индивидуальность — неповторимое своеобразие психики каждого человека, осуществляющего свою жизнедеятельность в качестве субъекта развития общественно-исторической культуры».

Такая общественно-детерминированная ориентация дифференциально-психологического рассмотрения данного понятия сказалась на взглядах целых поколений психологов — считали, что индивидуальность лишь за счет этой ориентации проявляется в чертах темперамента, характера, в специфике интересов, качеств перцептивных процессов и т.д. Постулировали, что индивидуальность характеризуется не только неповторимыми свойствами, но и своеобразием взаимосвязей между ними. Робко предполагали, что предпосылкой формирования человеческой индивидуальности служат анатомофизиологические задатки, которые преобразуются в процессе воспитания, имеющего общественно-обусловленный характер, порождая широкую вариативность проявлений индивидуальности. (Даже делали попытки недоказуемо утверждать и показывать на энцефалограмме изменения свойств мозговой массы под влиянием личностного опыта...)

Наиболее комплексно — для будущих исследований — понятие индивидуальности раскрывается в трудах Б. Г. Ананьева. Компонентами индивидуальности являются даваемые через перечисление постулируемых составляющих свойства индивида, а именно — совокупность его природных свойств, общественных и экономических отношений, политических, правовых и прочих взаимодействий с внешним миром. Конкретная проработка планируемого, но лишь эвристически намеченного подхода фрагментарно отслеживается в биографических набросках. Так, авторами часто подчеркивается роль ситуаций в биографиях известных по книгам серии «Жизнь замечательных людей» личностей, протекающих по принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло». В качестве примера можно привести биографию американского президента Ф.Д. Рузвельта, перенесшего, правда уже в зрелом возрасте, полиомиелит и на всю жизнь оставшегося инвалидом. Утверждается недоказуемое: что свойства его индивидуальности (которые надо еще искать) претерпели значительные изменения в его жизни и деятельности, и потому неизвестно, стал бы он тем самым знаменитым президентом в истории США, если бы не эта личная драма.

Много еще описательных моментов можно найти в литературе последнего десятилетия, поскольку все стали интересоваться индивидуальными различиями. Например, типичны научно недоказуемые, скорее филологические, утверждения о том, что индивидуальность являет себя как преобразователь обстоятельств окружающей действительности, способный создавать новые условия, и поэтому представляет собой источник саморазвития человека. Можно считать, что личность как преимущественно социальный фактор, является зенитом психологических свойств, индивидуальность же имеет глубинный характер и т.д. Здесь критерием сформировавшейся индивидуальности и личности традиционно считался вклад человека в материальную и духовную культуру общества, в общественное развитие. Часто выделяются личностные свойства индивидуальности и индивидуальные свойства личности и т.д.

В психологии существует несколько традиций в понимании индивидуальности. Первая традиция связывается с пониманием индивидуальности как простой единичности. При этом слишком ярко выраженная черта — с точки зрения последователей данной традиции — является приближением к ненормальности: чем ярче выражена индивидуальность, тем ближе она к патологии. Соответственно, индивидуальность описывается здесь через патологические изменения личности. Все нестандартные проявления индивидуальности с таких позиций оцениваются как приближение или удаление от социальной нормы. По-видимому, эта традиция приближается к логике обывательской «уравниловки» («быть как все»). Между тем следует всегда иметь в виду, что нормальность или ненормальность есть категория не только психологическая, но и во многом социальная и даже политическая. Известно, что социальные нормы многих народностей, сформировавшихся вне европейской цивилизации, совершенно неприемлемы в нашем понимании.

Вторая традиция представляет индивидуальность как простое дополнение личностных черт, характерных для той или иной популяции и выражающих общие тенденции ее развития. Они обнаруживаются только у отдельного человека и связываются с конкретными случайными обстоятельствами его развития. В этом случае индивидуальные черты представляют собой нечто незначительное, второстепенное, не имеющее отношения к существенным признакам личности.

Наблюдаемые таким образом особенности являются существенными «здесь и сейчас», что может быть важно для практической психологии в методах катарзиса при работе с конкретным индивидом. Здесь индивидуальность анализируется только как дополнение к личности — носителю существенных черт и определяется как совокупность индивидных и личностных характеристик, отличающих конкретного индивида от остальных субъектов. В качестве примера можно привести некоторые характерные для конкретного индивида привычки и странности. Так, известны люди, которые часто моют руки после каждого прикосновения. Подобные «ненормальности» связываются с прошлыми событиями, отразившимися на фиксации индивидуальных привычек. Однако означает ли это, что наблюдаемая особенность являет индивидуальность как комплекс личностных характеристик?

Третья (формирующаяся в последнее десятилетие) традиция понимает индивидуальность как целостность, рассматривая формально-динамическую сторону личности в ее структуре. Сфера триады «индивид — субъект деятельности — личность» континуальна по природе с закономерным взаимодействием частей реализации целей и мотивов деятельности.

Этот процесс взаимосодействия разноуровневых свойств индивидуальности реализации образа-цели включает в психофизиологической «канве» деятельности особые типологические факторы. В них индивидные и общеличностные характеристики находятся в системных соотношениях: они интегрированы с генетическими особенностями индивида, целями и мотивами текущей деятельности, с надси- туативными координатами ее развития: со степенью сформированное™ стратегии решения задачи и субъективной вероятностью успеха в достижении целей действий [16, 27]. (Факторизация результатов системных исследований индивидуальности [16] четко фиксирует такие факторы, составленные свойствами прошлого, настоящего и будущего, завязанными с ситуативными дифференциально-психологическими характеристиками решения когнитивной задачи.)

По-видимому, при любой ситуации индивид в состоянии оставаться самим собой. Д. Андреев в «Розе Мира» приводит личностное восприятие своего положения заключенным в тюрьме: «Именно в тюрьме с ее изоляцией от внешнего мира, с неограниченным досугом, с ее полутора тысячью ночей, проведенных мною в бодрствовании, лежа на койке, среди спящих товарищей...начался для меня новый этап метаисторического и трансфизического познания... Длинные ряды ночей превратились в сплошное созерцание и осмысление»1. Возможно, такие трудные ситуации форсируют включенность человека в свою полифонию внутреннего мира?

Основополагающей стратегией построения индивидуальности у С.Л. Рубинштейна выступает принцип взаимосвязи и логическое соединение отдельных частей в целостную структуру. «Хотя в личность включается и тело человека, и его сознание, никак не приходится говорить о физической личности и личности духовной, поскольку включение тела в личности основывается именно на взаимоотношениях между физической и духовной стороной психического. Физическое и духовное — это стороны, которые входят в личность лишь в их единстве и внутренней взаимосвязи... Индивидуальные свойства личности — это не одно и то же, что личностные свойства индивида, т.е. свойства, характеризующие его как личность» [62, с. 242]. По С.Л. Рубинштейну, целостная индивидуальность проявлялась разноуровневыми свойствами, представляющими собой одновременно сплав биологического и социального.

Б.Г. Ананьев использовал математическую статистику для построения многоуровневой системы целостной индивидуальности в виде совокупности комплексов: индивидных и личностных свойств; деятельностных проявлений психологии индивидуальных различий.

Андреев Д. Роза Мира. М., 1992. С. 34.

Построенная им система комплексов варьировалась в зависимости от пола, возраста и других факторов рассмотрения целостной индивидуальности.

Ученый отмечал, что структура личности непременно включает структуру индивида в виде наиболее общих комплексов органических свойств. Б.Г. Ананьев признавал между разноуровневыми свойствами индивидуальности как одно-, так и многозначный тип детерминаций. По его представлениям, свойства низшего уровня могут являться общей причиной, порождающей свойства высшего уровня. В этом отношении можно вести речь о соматических проявлениях индивида в раннем возрасте, которые потом находят свое отражение в подростковом периоде и затем — в дальнейшем психическом развитии и жизненном пути [5].

В.С. Мерлин выдвинул концепцию интегральной индивидуальности. Он понимал структуру интегральной индивидуальности как синтез свойств организма, индивида и особенностей психических процессов, свойств личности и метаиндивидуальности. Главным перспективным вопросом ученый считал поиск путей гармонии свойств индивидуальности различных уровней. В.С. Мерлин пришел к выводу, что системообразующую функцию в согласовании разноуровневых свойств интегральной индивидуальности выполняет индивидуальный стиль деятельности, а интеграция — в согласовании одноуровневых свойств. Тупиковая позиция школы В.С. Мерлина заключалась в постулировании исключительно много-многозначных связей интегральной индивидуальности. Свойства физиологического и психологического ее уровня представлялись вариативными: любой признак психологического множества может коррелировать с любым параметром психического (и наоборот), поскольку это взаимодействие опосредствовано деятельностью. Данная стратегия воссоздания интегративной индивидуальности, таким образом, подтверждала точку зрения, складывающуюся под влиянием идеологического прессинга на психологию, социологизируя детерминанты многоаспектной индивидуальности в целом.

Многообразие подходов к индивидуальности, ее сверхсложная феноменология предполагали разработку — для снятия противоречий аналитических исследований в дифференциальной психологии — особого понятийного аппарата типологического познания. Необходимо было содержательно определить понятие целостной индивидуальности, наметив в качестве основы психотехнологии ее системного изучения. К сожалению, среди психологов в то время (да и сегодня) отсутствовало единое понимание и — соответственно — определение того, что такое индивидуальность как общее понятие, не говоря уже о целостной индивидуальности.

Позитивные знания в теоретико-экспериментальном понимании категории индивидуальности добываются в ходе форсирования на- юо

умных работ, прорабатывающих вопросы дифференциально-типо- логического аспекта ее изучения. В самом общем ключе доказательно подчеркнуто, что рационально рассматривать целостную индивидуальность как системное образование с набором свойств, относящихся к биологическому, психологическому и социальному уровням. При этом комплексное рассмотрение человеческого своеобразия включает интегративные факторы индивида, личности и субъекта деятельности. Целостная индивидуальность все более широко анализируется как интегратор комплексов человеческих свойств, опосредствующих взаимосвязи с окружающим миром.

Системные исследования индивидуально-психологических различий в структуре целостной индивидуальности начаты на субъектоцентрированных этапах развития дифференциальной психологии [27J. Такому ракурсу многогранных проблем дифференциальной психологии предшествовало осознание учеными и практиками потребности в типологическом познании индивидуально психологических различий в их интегративной целостности.

Такие фундаментальные исследования требовали создания новой субъектоцентрированной теории и методологии, нового квазиэксперимента и новых путей реализации фиксируемых закономерностей в практике [27, 28J. Данные обстоятельства типологического познания знаменовали начало разработок в русле эксплицитного, рефлексивного и институционального этапов развития дифференциальной психологии и психофизиологии (см. п. 1.2).

Целостность в соответствии с системной методологией — обобщенная характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой. Целостность — основная категория системного (эволюционно-системного, системно-исторического) подхода к анализу многоаспектных психических феноменов. Органическим системам присуще взаимосодействие дистантных активностей при системообразующей роли целей действий, мотивов деятельности. Это достигается с помощью индивидуализации механизмов целеполагания и целеобразования, например в антиципации будущего. Целостность концентрирует в себе качественно новые свойства компонентов.

Методология системного подхода делает центральными наряду с категорией «Целостность» такие понятия, как эволюция, развитие, взаимодействие и взаимосодействие, динамика, иерархия, системообразующий фактор, типичность поведения. Типичность субъектнообъектного взаимодействия связана с наличием «жестких» звеньев в функциональных системах, структура которых раскрывает закон связи между элементами целого.

В конкретных работах продолжены исследования индивидуальностабильных, природных, конституциональных, генотипических особенностей человека, но существенно расширился анализ условий, механизмов и факторов включения синдромов свойств в функциональные системы, поведение и деятельность. Отметим еще раз, что впервые здесь подвергнут объективному познанию «вертикальный срез» разноуровневых свойств субъекта, осуществленный в ходе ва- лидизации в дифференциальной психологии теории целостной индивидуальности .

Показано, что фиксируемые в деятельности синдромы закономерно включены в системообразующие регуляторы функциональных органов психики и поэтому отражаются в сколь угодно важных особенностях психики человека, наиболее ярко сказываясь на психологии индивидуальных различий [27, 28]. Психофизиологический же уровень индивидуальности, как обладающий выраженными кумулятивными качествами, референтен для дифференциально-типологического исследования. По Б.Ф. Ломову, этот уровень является опосредствующим звеном воздействия генотипа на психику. Он структурируется «жесткими» звеньями внутренних условий взаимодействия субъекта с внешним миром по структуре целостной индивидуальности и может выполнять регуляторную функцию в генезе дифференциально-психологических сфер [45].

Именно введение в теоретические и экспериментальные исследования дифференциальной психологии при интеграции с дифференциальной психофизиологией нового объекта — психологии целостной индивидуальности — стало фокусом инновационного ее формирования.

Оформлению дифференциальной психологии в отдельную фундаментальную науку способствовало использование современных методов многомерного статистического анализа: факторного, кластерного, регрессионного, а также методов таксономии. Как уже отмечалось, это открыло широкие возможности перехода от изучения «среднего человека» с нормальным распределением признаков к супернормальному объекту — целостной индивидуальности.

Системные исследования индивидуальности (в противовес аналитическому изучению «мозаик» отдельных индивидуальных различий и их многочисленных психологических и физиологических коррелят) в субъектоцентрированной дифференциальной психологии позволили зафиксировать, интерпретировать и применить в практике закономерности включения комплексов разноуровневых индивидуальных особенностей в функциональные органы деятельности. Такой ракурс исследований в качестве координат регуляции строения функциональных систем включает информационный эквивалент образа потребного будущего, стадию формирования стратегии решения задачи, субъективную вероятность прогнозируемого успеха реализации цели будущего действия, сказывающуюся в частоте выдвижения прогнозов реагирования [27].

Предпосылкой оформления начал субъектной дифференциальной психологии в полноценное научное знание, как уже было сказано, стало внедрение в исследовательскую практику квазиэксперимента, основанного на фундаментальной теории, а не на статистических выкладках. Тенденции развития дифференциальной психологии вместе с пониманием целостности психологии индивидуальности привели к пониманию интегративности психического развития, а главное — конкретизировали типологические предикторы деятельности.

Новый объект дифференциально-психологического исследования — структура целостной индивидуальности — позволил в эмпирических исследованиях изучать ее жизненно складывающиеся экологические «ниши» [17]. Широкий охват системными типологическими исследованиями индивидуализированных признаков психического добыл ценную, ранее неизвестную в науке информацию о задатках деятельности [27, 28]. В частности, собираемые факты показывают на модели соотнесений структуры целостной индивидуальности: с оптимальностью профессиональных успехов, психического развития личности, рисков психосоматики, включения психологических защит в безопасность индивидуальности и др. гармоничность соответствующих синдромов является предвестником акмеологического статуса зрелой личности в психологии ее вершинных достижений.

Все собираемые факты могли интерпретироваться в значительной степени в результате цикла экспериментально-психологических работ по конструированию и валидизации квазиэксперимента в дифференциальной психологии. Открываемые здесь закономерности психологии индивидуальности в ее целостности при эволюционносистемном ракурсе исследований дали возможность выйти за рамки чисто лабораторного — часто манипулятивного — эксперимента и перейти к конструированию и многоаспектной валидизации квазиэксперимента, базирующегося на фундаментальной типологической теории.

Таким образом, дифференциальная психофизиология вошла в институциональный этап своего развития. Открыты новые ветви типологии индивидуальных различий при референтности рассмотрения «вертикального среза» многоуровневых свойств целостной индивидуальности. Назовем лишь некоторые из них: психогенетика, психология целостной индивидуальности, экологическая психология индивидуальности, дифференциальная акмеология, психологическая безопасность индивидуальности.

  • [1] Краткий психологический словарь / Сост. Л.А. Карпенко. М., 1985. С. 115.
  • [2] Психологический словарь. М., 1983. С. 129.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>